home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Предисловие

Кто сказал, что жизнь не интересна?

Я, глядя на людей, этого сказать не могу. Как много радости доставляет им поток звуков, несущийся от прыгающих на сцене талантов, с каким энтузиазмом они сами прыгают и трясутся, с каким напряжением они следят, куда поехал Путин и что он делал, с каким трепетом окунаются в очередную любовь или, в крайнем случае, с каким волнением следят на экранах телевизоров или на страницах романов за любовью каких-то очередных педр и марий. А как интересно им покушать что-нибудь этакое, а как прекрасно пожариться на солнце где-нибудь под пальмой, а сколько приятных волнений доставляет известие о том, что своя команда забила гол, но это, разумеется, после того, как дикторы новостей расскажут нам самое интересное — где еще разбился очередной самолет или случилось землетрясение. Мир так интересен! И чтобы познать все интересное, что человеку сегодня могут предложить, он порою месяцами торчит за прилавком, но зато, заработав «несколько тонн баксов», может слетать куда-нибудь и привезти оттуда свои фото на фоне Эйфелевой башни или океанского пляжа. Как много интересного в жизни таких людей! А можно купить спиртного и погрузиться в интереснейший кайф и для такого кайфа сегодня ни ехать куда-нибудь, ни даже особо работать не надо. Интереснейшая жизнь у сегодняшних людей.

Не могу сказать, что мне лично это совсем уж до лампочки, но все-таки весь этот поток интереснейших вещей привел к тому, что я, страшно сказать, практически перестал включать телевизор. Более того, дошел до ужасных вещей: как-то прохожу мимо газетного киоска, а там с глянцевой обложки журнала (поленился прочесть название) в глаза бросается сенсация: «Были ли трусики на Джейн Фонде в день свадьбы?» Признаюсь — не купил я этот журнал и теперь так и помру дураком, ничего не зная ни про трусики, ни про эту Фонду. И, надо сказать, что такие люди, как я, встречаются.

Как-то англичанина Б. Шоу спросили, почему он избегает аристократических тусовок, и тот ответил, что британская аристократия очень скучна. На своих встречах она бесконечно говорит о деньгах, о любви, о спорте, — а это такие нудные темы! Нет бы поговорить о чем-нибудь интересном, например, о Боге. Б. Шоу считается одним из самых выдающихся острословов Великобритании и, учитывая это, можно было бы считать, что в данном случае Шоу тонко пошутил. Действительно, что может быть скучнее, нежели разговор о Боге, для подавляющего числа нормальных людей? Вы удивитесь, но мне эта тема тоже неинтересна, хотя в книге придется говорить и о Боге. Но есть некоторые «но».

Зачем мы люди, живем? Зачем появляемся на свет? Неужели для того, чтобы узнать были ли трусики на Джейн Фонде, или для того, чтобы узнать сколько самолетов разбилось? Может нам прямо в детстве вырезать головной мозг? Ведь кушать, какать и сношаться можно и без него.

«А! — скажут продвинутые. — Всем известно, что разговоры о смысле жизни бессмысленны, поскольку этот смысл невозможно понять. Великий поэт Гейне сказал, что смыслом жизни является сама жизнь». Поэту, со скидкой на его умственные способности, такие высказывания простительны, а остальным следовало бы насторожиться.

Не может быть смыслом, целью процесса сам процесс, само действие. Природа так устроена, в ней так действуют ее законы, что любой процесс идет для получения чего-то. И если Природа запустила процесс жизни человека, то обязана быть и цель того, зачем человек живет. Природа, простите, в отличие от Гейне, не дура.

«А какая нам разница — отпарируют мне продвинутые, — дура Природа или не дура? Она нам подарила жизнь и может у нее и была какая-то цель для нас. Но нам-то какая разница от того, что она от нас хотела? Она пусть хочет, что хочет, а мы проживем жизнь так, как сами хотим, а хотим мы ее прожить в свое удовольствие — так, как нам интересно». Логика тут есть, но нужно точно, на все 100 % знать, что после жизни в свое удовольствие ты точно умрешь вместе со своим телом. Тогда да, тогда плевать на Природу. А если нет?

Некоторые люди получают удовольствие от езды в автомобиле, представим, что мы такие и на полученном автомобиле ездим и ездим исключительно для того, чтобы получить удовольствие от езды. Может такое быть? Может. Но это только в том случае, если мы не шофер у хозяина и он не послал нас в поездку с определенной целью, которую мы в ходе поездки должны достичь. А хозяин по-другому нас в поездку и не выпустит. И если мы вместо исполнения цели хозяина просто покатаемся, то в конце нашего кайфа нам предстоит встреча с хозяином, который этот кайф немедленно испортит. Так и в случае с нашей жизнью: уверены ли вы, что Природа настолько бессильна, что ничего не предпримет к каждому из нас за извращение той цели, которую она ставит перед людьми? Уверены ли вы, что уже узнали о Природе все, и все, что вы о ней узнали, позволяет вам утверждать, что вы гарантированно умрете вместе со своим телом? Ах, вы уверены, что все необходимое по этому вопросу вы уже знаете! А не базируется ли эта ваша уверенность не на точности того, что вы знаете, а на вашей глупости?

В любом случае жизнь очень длинна и позволяет удовлетворить все те интересы, с которых я начал предисловие. Правда, чем умнее человек, тем быстрее ему все приедается. У казахов был философ мирового класса Абай. (Он еще и тем велик, что не пытался вызвать восхищение окружающих толщиной томов своих произведений). И по поводу радостей в жизни он написал примерно следующее: «Приедается все. Приедаются лучшие яства, приедается любимый скакун, приедается молодая жена. Не приедается только думать». И в связи с этим: поскольку жизнь длинна и ее на все хватит (тем более, что многое вскоре приестся), не выделить ли пару-тройку вечеров, чтобы подумать о смысле своей жизни? Уверен, что если у вас есть чем думать, то за такое короткое время вы просто не успеете умереть со скуки. Более того, возможно это окажется и не менее интересно, чем прояснение вопроса о трусиках Джейн Фонды.


Юрий Мухин Не надейся — не умрешь! | Не надейся - не умрешь! | Стань тупым!