home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Император

Исполнительная власть предназначена для организации населения во исполнение целей, которые ставит в своих законах законодательная власть, в данном случае Собор. Это и есть Дело исполнительной власти.

Возник вопрос — как делократизировать исполнительную власть?

Дело в том, что если подчинить ее главу (неважно как он зовется — президент, премьер-министр и т. п.) парламенту (Собору), т. е. дать парламенту право поощрять и наказывать главу исполнительной власти, например, назначать на должность и снимать его с должности, то парламент по отношению к главе исполнительной власти станет тем, кого называют "бюро»  и получит над ним власть — "кратос» . В результате глава исполнительной власти станет заурядным бюрократом и будет подчиняться не своему Делу, а делать все, чтобы только понравиться парламенту. Для безответственных болтунов в парламенте такой глава исполнительной власти очень желателен, но для Собора, отвечающего по суду перед народом, такой подчиненный страшен.

Поскольку, видимо, не все понимают, почему для делократа-начальника страшен подчиненный, старающийся во всем угодить этому начальнику, то я поясню эту мысль сначала принципиально.

Начальнику нужен результат и он дает его получить подчиненному. Подчиненный должен подумать, найти пути решения полученного вопроса и взять на себя ответственность за них. Если получится требуемый результат, то начальник его поощрит, ну а если не получится? Тогда накажет.

Чтобы избежать наказания, подчиненный бюрократ всегда испрашивает у начальника и пути решения порученного дела (а иногда эти пути необходимо согласовывать).

Делократ, в отличие от бюрократа, как я только что написал, сам ищет пути и сам их меняет на другие, если они не ведут к результату, а если они заданы начальником, но ошибочны, то он по этим путям не пойдет.

А бюрократ будет строго идти по путям, указанным начальником, и отчитываться перед начальником об их прохождении вне зависимости от получаемого результата. Результат может быть противоположный, убытки могут быть огромны, а бюрократу плевать — начальник так сказал и он, бюрократ, так и сделал. Какие к нему претензии? (Но виноват тут, повторяю, не он, а начальник, взявший себе право его поощрять и наказывать).

Более конкретно из истории СССР. Вот начальник — ЦК КПСС. Его подчиненный — ЦК КП Казахстана. Время — середина 50-х. Начальник дал подчиненному задание получить результат — вырастить в Казахстане добавочные 20 млн. тонн зерна в год. Подчиненный руководитель Казахстана сам должен был бы найти пути достижения добавочных 20 млн. т и отчитаться не о прохождении этих путей, а о полученном результате. Скажем: 1956 г. — 10 млн. т, 1960 г. — 15 млн. т, 1965 г. — 20 млн. т. Для этого ЦК КП Казахстана следовало делократизировать — подчинить не себе, ЦК КПСС, а непосредственно делу, результату: есть 20 млн. т, есть у руля Казахстана Брежнев и Кунаев, нет 20 млн. т, нет Брежнева и Кунаева. Не способны получить добавочно 20 млн. т. зерна — на легкий труд! Освободите место способным.

Однако ЦК КПСС так вопрос не поставил, а оставил их в своем подчинении и руководители Казахстана запросили у ЦК КПСС (согласовали с ним) путь получения этих 20 млн. т зерна. Этот путь ЦК КПСС указал — распашка целинных земель. И Брежнев с Кунаевым получили возможность отличиться не за получение 20 млн. т зерна, а за прохождение запрошенного пути — отчитаться в распашке целины (цифры "с потолка» ): в 1956 г. распахано 10 млн. га, в 1960 — 20 млн. га. Путь подъема целинных земель, указанный ЦК КПСС, они действительно прошли, ордена у ЦК КПСС получили. А результат? А результат (урожай) из-за сплошной распашки земли съели эрозия почвы и пыльные бури, урожайность на целине с обычных 15 ц/га упала до 3, а миллионы гектаров вообще осенью не убирали даже в 70-х — нечего было убирать.

Сегодня разницу между бюрократом и делократом еще трудно объяснить людям, ведь десятки миллионов сограждан нынче гордятся, что они строго и точно шли по путям, указанным начальниками. Но в новой России эту разницу уже понимают все.

Таким образом, Собор не мог себе позволить ни назначать, ни снимать главу исполнительной власти, иначе бы он служил не стране, а только Собору, а проследить и проконтролировать правильность всех действий специалиста, каковым должен являться глава исполнительной власти, невозможно.

Подчинить его суду народа, как Собор подчинил народу себя, тоже невозможно — в стране будут два законодателя и конфликт между ними неизбежен.

Сделать его выборным без ответственности — он будет служить не всему народу, а той партии, которая привела его к победе. Да и будет ли служить кому-либо вообще — тоже вопрос.

Назначить ему процент от валового национального дохода и этим заинтересовать? Но доходом жизнь страны не ограничивается, а если у него будут личные деньги, то его смогут и купить, и он за взятку нанесет вред стране, как это делали Горбачев, Ельцин и т. д.

Осталось одно — найти человека, который бы служил стране бескорыстно и самоотверженно, и поставить его в условия, при которых его никто не может купить и никто не может на него повлиять. В идеале эти условия недостижимы, но приблизиться к ним удалось.

Глава исполнительной власти России никем не избирается, следовательно, никому персонально ни в России, ни за рубежом ничем не обязан и посему служит только народу России. И служит исключительно за Честь, поскольку с момента, когда его выбирают наследником, до своей смерти ни он, ни его жена и несовершеннолетние дети не имеют в своем личном распоряжении никаких денег и никакого личного имущества. Император (наследник) при желании может иметь, что угодно, но после его смерти все это возвращается государству. Для него не существует понятие наследства, он, все его дети, внуки и родившиеся при нем правнуки до своей смерти находятся под особым финансовым контролем со стороны Собора и не могут ни жить за границей, ни даже выехать туда без разрешения Собора. К описываемому моменту все это устарело и является скорее традицией, чем необходимостью. Тем не менее, глава делократической исполнительной власти изначально был поставлен в положение, при котором его невозможно купить. Ведь покупают деньгами или вещами и невозможно купить человека, который в принципе не может иметь ни своих вещей, ни денег.

Для того, чтобы избежать несчастного случая и не посадить во главу страны дурака или подлеца, поиск наследника главы исполнительной власти начинается сразу же после того, как очередной глава исполнительной власти вступает в должность. Поиск ведется в несколько этапов.

Сначала по имеющимся досье (о них позже) анализируются данные всех мужчин и женщин в возрасте от 17 до 30 лет. По разным критериям, но в основном по способности применять знания как можно в большем количестве сфер жизни и по отсутствию предрасположенности к болезням, препятствующим службе, отбирается около 1000 человек. Затем за этими людьми устанавливает контроль корпус жандармов и полиция: их тайно все время провоцируют на различные поступки и смотрят на их реакцию. Этот этап длится до 5 лет, пока не становится возможным выделить из кандидатов группу примерно в 100 человек. Вот тут они узнают, что они кандидаты, и с ними начинает знакомиться глава исполнительной власти и его заместитель.

Этот этап длится до двух лет, пока глава исполнительной власти не выбирает лично двух своих наследников. Они принимают специальную присягу (ритуал), раздают все свое имущество и становятся как бы членами семьи главы страны.

С этого момента все государственные органы, лично глава исполнительной власти и его зам. готовят кандидатов для службы во главе исполнительной власти. Их не только стажируют в армии, Госплане и т. д., но и поручают командовать войсками в конфликтах, ответственные дипломатические поручения, руководство областями и крупными стройками. У кандидатов вырабатывается способность к личному принятию ответственных решений. Этот длящийся около 20 лет экзамен заканчивается в момент, когда глава в возрасте 65–70 лет уходит на покой вместе со своим замом. Перед уходом он назначает одного кандидата главой государства, а второго — его заместителем. Глава исполнительной власти становится главой в 45–50 лет максимально подготовленным и служит России на этой должности 20–25 лет.

Поскольку независимость главы ото всех аналогична независимости монарха, то он и был назван императором с введением в лексику некоторых атрибутов монаршей власти: не должность, а престол; не уход на пенсию, а отречение от престола и т. д.

Заместитель императора называется "товарищем императора» , служит там, где поручит император, и в случае его внезапной смерти или тяжелой болезни становится императором на время, пока не будут подготовлены очередные кандидаты (наследники).

Независимости императора Собор придавал такое значение, что даже дал ему законом преимущество в конфликтах с собой. По закону, если такой не решаемый конфликт возникает, император распускает Собор и назначает выборы нового состава. (Старый состав, естественно, на перевыборах подвергается суду народа). Если Собор и в новом составе не согласен с императором, то император вместе с товарищем отрекаются от престола и коронуется один из кандидатов (по решению Собора), даже если они еще и не полностью подготовлены. Случай тоже из области теории и на практике ни разу не был опробован.

В системе исполнительной власти власть императора единолична — только он назначает на должности высших сановников, только он их снимает. Комиссии Собора могут работать с любым министром и губернатором, прокуратура Собора контролирует законность действий всех чиновников, но только император отчитывается перед Собором, только он отвечает за все. Все хорошее, что случается в России, — это заслуга императора, все плохое — это его вина. Немыслимо, чтобы российский император не то, что сказал, а даже подумал: "Мой министр меня подставил» . Поскольку следует ответ: "Твоя вина в том, что ты назначил этого человека на должность министра!"

Поставленный в условия, когда ему остается только одно — беззаветно служить России, император заставляет так же служить всех под собой, хотя гражданские чиновники под ним и так делократизированы.

Но предварительно о прямых подчиненных императора.

Он — главнокомандующий Армии России и, кстати, по этой причине не имеет права на территории России находиться в гражданской одежде. (Во всем мире у всех стран пропало желание навязывать России что-либо угрозой применения военной силы и именно потому, что Россия всегда к этому готова. А на разговоры о "разрядке» , "новом мышлении»  и "мирном сосуществовании»  больше не ловится. Будем сильны — будем и мирно существовать). Императору подчинены министерство обороны и Генштаб.

В подчинении императора находятся также Госплан, организующий работу всей экономики России, МИД и МВД. Других прямых подчиненных у императора нет. Товарищ императора занимает, как правило, должность министра внутренних дел, так как главы территорий — это должности этого министерства. Немного о них.

Территория России делится на наместничества с примерно равными территориальными и экономическими возможностями. Возглавляет территорию назначаемый императором наместник с задачей отвечать за все, за что отвечает император (кроме армии). В быту прижились их старинные названия. Скажем, наместников наместничеств, территориально охватывающих Украину, называют правобережным и левобережным гетманами, наместник Западной Сибири — Хан сибирский. Наместники приграничных наместничеств командуют казачьими войсками, осуществляющими пограничную стражу. (Все общины приграничных районов — казачьи).

Наместничества делятся на области, во главе которых наместник ставит губернаторов. Более мелкого деления, как правило, нет, хотя некоторые области состоят из десятков тысяч общин. Общины при наличии общих интересов (культурных, хозяйственных и т. д.) организовывались сами с созданием своих администраций — временных или постоянных. При этом организации общин не ограничиваются ни областью, ни наместничеством. Так, к примеру, все общины вдоль крупных рек объединились для их совместной эксплуатации и охраны; сами избрали администрацию отдельных участков и всей реки в целом, сами установили правила лова рыбы, сброса отходов и т. д. Повсеместно общины совместно содержат и управляют: культурными центрами отдельных национальностей, клиниками и больницами, массой промышленных предприятий и т. д.

Не объединяются общины только по одному принципу — по политическому. Поскольку во всей России единый политический интерес — интерес всего народа, а не отдельных его частей.

Кстати, общины убили всю национальную бюрократию тем, что просто не стали ее содержать. Ведь по сути каждый член общины сам себя облагает налогом и сам контролирует траты — знает, на что его деньги идут. Чтобы содержать "президентов и правительства» , скажем, еще и в Киеве или в Астане, каждый член общины должен был еще отдать деньги сверх того, что платит. А за что? Что, Киев своей Армией может защитить кого-то лучше, чем Армия всей империи? Что, Киев может своим предприятиям предоставить рынок сбыта продукции больший, чем рынок сбыта всей империи? А на родном языке общины могли разговаривать и писать, вообще никого не спрашивая. Как только люди стали сами себя облагать налогом, всем стало понятно, что все эти суверенитетчики не более чем тупые и алчные паразиты, в хозяйстве абсолютно бесполезные. Пришлось "национальной элите»  обучаться общественно-полезному труду. Но это тоже все в прошлом.


Общины | Не надейся - не умрешь! | Жизнеобеспечение



Loading...