home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


100. Философия мордобоя

– Что получил по мордасам, шторм-капитан? Сам виноват, не надо было начинать. И вообще, драться нехорошо, – линейный помощник Дор Пелеко уже успокоился и теперь находился в относительно благодушном состоянии. Насколько позволяла ситуация, понятное дело. – А если ты, Стат Косакри, считаешь, будто тебя отдубасили по моему личному указанию – глубоко ошибаешься. Мы собираемся устроить над тобой офицерский военно-морской суд. И мне совсем не улыбается, чтобы молодые офицеры лицезрели твою избитую морду. От этого у них может проявиться неподходящая к подобному случаю жалось. А такое, Косакри, будет тебе только на руку. Ибо как известно, на военно-полевом суде значительную роль играет большинство голосов. Тоже мне, наразводили демократии в ФЗМ.

Бывший командир атомохода слушал нынешнего вполуха. Ссадины и синяки на различных местах лица и тела создали новое, давно не испытываемое состояние души. Вначале это была растерянность. Не во время самой драки, которой как таковой даже не случилось. Соотношение сил – Стат Косакри, пролежавший скрючившись в ящике в течении ста сорока минут, против пяти вооруженных мотористов и торпедистов – не вызвало бы особого оживления в случае денежных ставок. По чести, вряд ли бы шторм-капитан устоял бы даже против одного, ежедневно напруживающего мышцы в физической работе моряка: слишком далеко в прошлом остались военно-академические уроки ближнего боя. Да и не очень-то на них напирали: у того, за кем, на глубине трехсот метров, гоняется гроздь крупнокалиберных торпед, очень мало шансов применить навыки уклонения от кулака или ножечка. Но понятно, что линейный помощник врал на счет инструктажа. Наверняка, лично настраивал поисковые команды на то, что «как только обнаружите этого брашского гада-диверсанта – вломите ему как следует, только ничего не ломайте. А не то он вас заговорит, загипнотизирует». Вот простые ребятки-мотористы и постарались. Но все-таки, слава Матери Фиоль, и правда, ничего не сломали, и ничего не оторвали. Хотя наверное пока искали, да во все лодочные закоулки заглядывали, разозлились, ибо хоть работа новая, интересная – с целым шторм-капитаном в прятки играться, – все ж надоедает и она. А к тому же, скорее всего и правда, поверили в россказни о тщательно замаскированном диверсанте, жаждущем в родном крейсере дырку просверлить, а экипаж в брашский лагерь уничтожения перепродать. Ибо как не поверить, если истина сия вещается по «громкой связи»?

Так вот, ощущения были новые. Все-таки шторм-капитана не колотили давно. К тому же младшие по званию, так вообще впервые. Кстати, вот это обстоятельство, рассуждая здраво и теперь уже ретроспективно, не имело особого значения. Разве что подсознание-создатель жаждало доказать, будто оно может чудить все что угодно? Но ведь как видно, не совсем все. Вот действительно закупорить Косакри в ящики с запчастями – такое стало бы явно покруче. Правда, скула, что-то пониже ребер, да еще локоть – болели так, что мир вокруг достаточно сильно утвердился в реальности. Понятно, это были цветики, так, последняя тренировка перед показательным выступлением. Возможности управляемости сознанием были оконтурены, дабы подопытный взвесил все «за и против» добровольного сотрудничества с создателем. Однако даже в случае положительного ответа теперь было неясно, что требуется сейчас и конкретно.

К примеру, стоило ли признать будущие обвинения в шпионаже и диверсионной деятельности или все-таки попытаться аргументировано отстоять свою преданность императору и ФЗМ? Тут возникала целая кипа развилок будущего. Например, если он с шиком разобьет все обвинения, то как же поведет себя Дор Пелеко? Ведь тогда его действия иначе как мятежом с целью захвата власти не назовешь? Он что же, добровольно поменяется с Косакри местами? Такое было очень маловероятно, уж слишком далеко он зашел. Ведь мало того, что баритон-капитан сместил командира, он еще и отменил приказ о всплытии, а значит не только сорвал попытку определить параметры полета республиканских гиперзвуковиков, так еще и не дал послать сообщение в ИЦО и прочие инстанции. То есть, его поступки автоматически подпадают даже не под «простой» мятеж с целью захвата власти, а под мятеж с целью нанесения ущерба Эйрарбакской Империи. К тому же, с учетов массовости пролета бомбардировщиков, ущерба «неприемлемого».

Вот по логике вещей и получается: самым лучшим выходом из ситуации для баритон-капитана стало бы не просто избиение, а отправка Стата Косакри в кому, недельки на три-четыре, пока окончательно прояснится, что тут в мире как и чего.

Искусственность мира прямо таки выпирала наружу. Что значила на этом фоне саднящая и распухшая губа? Так, легкий камуфляж, фанерные, плохо раскрашенные декорации.


99.  Закупорка древних кладовых | В прицеле черного корабля | 101.  Закупорка древних кладовых Кавитация