home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



1

Бык не спешил нападать.

Джеймс Кейл шагнул вперед и крикнул, но зверь оставался неподвижен. Странно. По всем расчетам он не должен был так скоро обессилеть. Хотя не исключено, что в расчеты вкралась ошибка. Бык явно устал. Стало быть, придется его заколоть.

Джим вновь шагнул к быку и заорал во всю глотку, надеясь раздразнить зверя. Молниеносно отпрыгнул в сторону, когда огромная туша с ревом пронеслась мимо, задев бедро острием рога. Спину Джима обдало холодом. Как и бык, он действовал по вызубренным за шесть месяцев упорных тренировок программам. Следуя им, Джим мог рассчитывать на безопасность. Но, в отличие от быка, он обладал свободой воли — правом преступать границы норм и совершать ошибки.

Если он просчитается, бык убьет его. Поэтому он осторожничал даже тогда, когда, казалось, силы быка были на исходе. Джим сделал еще несколько осторожных движений и, выхватив шпагу, воткнул быку в загривок.

Бык оступился, рухнул на колени и медленно завалился набок. Тореадор вытащил клинок, спокойно глядя на издыхавшего зверя. В этот момент на песке арены возникла женщина. Джим узнал Афуан, тетушку Императора. Похоже, она спустилась сюда прямиком из правительственной ложи, где сидела возглавляемая ею делегация Высокородных и где уже толпились многочисленные приспешники из числа обитателей Альфы Центавра 3. Афуан, высокая, статная, от подмышек до пят закутанная в подобие белоснежного облака, приближалась легкой изящной походкой. Кожа ее смахивала цветом на белый оникс. На шее, словно изваянной из мрамора, Джим различал синеватые, чуть пульсирующие нити вен. У принцессы было узкое, вытянутое лицо и огромные глаза необычного лимонно-желтого цвета, обрамленные пушистыми ресницами. Афуан была обворожительна, как античная статуя. «Шесть футов, шесть дюймов», — мысленно прикинул Джим. В росте она не уступала ему ни дюйма.

— Очень забавно, — скороговоркой произнесла она на имперском наречии с едва заметным шипящим акцентом. — Мы возьмем тебя с собой, Волк, э… откуда ты?

— Я землянин, Высокородная, — почтительно ответил Джим.

— Да-да… Приглашаю тебя на корабль, землянин. Мир Владык будет рад видеть тебя.

Она покосилась на остальных участников куадрильи.

— Но не твоих помощников. Незачем набивать корабль ненужными людьми. Как только ты прибудешь в Мир Владык, мы дадим тебе все необходимое.

Она повернулась, чтобы уйти, но тут Джим заговорил:

— Прошу извинить меня, Высокородная. Обеспечить помощниками ты, по всей вероятности, сможешь. Но не в твоих силах, Высокородная, дать мне новых боевых быков. Это порода, специально выведенная за многие поколения. В здешних стойлах есть полдюжины таких быков. Я хотел бы забрать их с собой.

Она обернулась и пристально посмотрела на Джима. Секунду он не был уверен, что своею речью не уничтожил результатов пяти лет кропотливых трудов. Афуан открыла рот — Джим уже готов был услышать отказ — и неожиданно произнесла:

— Хорошо. Кто бы ни принял тебя на борт, передай, что я разрешаю погрузить и твоих животных.

Она повернулась к поверженному зверю. Ее движение словно послужило сигналом: рядом появились члены ее свиты и все как один принялись разглядывать быка. Женщины были почти одного с Афуан роста, а мужчины еще выше — на фут—полтора. Они с любопытством смотрели на костюмы и экипировку куадрильи. В отличие от женщин мужчины носили короткие юбки и что-то вроде туник, искусно собранных в складки наподобие земных рубашек. И мужчины, и женщины в равной степени предпочитали белый цвет, лишь на груди и спине Высокородных выделялись вышитые разноцветные полоски.

Джимом больше никто не интересовался, поэтому он молча спрятал шпагу в ножны и двинулся прочь. Он прошел по песку арены мимо амфитеатров и вступил в широкий коридор с самосветящимися стенами — один из даров Империи жителям Альфы Центавра, которые, однако, сами ничего не смыслили в принципе его действия.

Джим отпер дверь своей комнаты, вошел внутрь. В просторном помещении без окон он единым взглядом охватил сразу два необычных явления.

Первым явлением оказался Макс Холланд, представитель Специального Комитета при ООН. Вторым — его, Джима, личные чемоданы, которые он успел упаковать в надежде, что мечты о путешествии в Мир Владык сделаются явью. Оба чемодана были раскрыты, а их содержимое валялось по всей комнате.

— Что это значит? — осведомился Джим, останавливаясь в дверях и глядя сверху вниз на низкорослого Холланда. Лицо Макса потемнело от злости.

— Не думайте… — начал он дрожащим голосом, но потом постарался взять себя в руки, и голос его окреп. — То, что Афуан согласилась увезти вас собой, еще не значит, что вы должны брать в путешествие не предусмотренные планом вещи.

— Стало быть, вы уже в курсе? — спросил Джим.

— Я, знаете ли, неплохо читаю по губам, — отчеканил Макс. — И у меня есть бинокль.

— Поэтому вы сочли нужным поторопиться, чтобы осмотреть мой багаж? — поинтересовался Джим.

— Вот именно!

Макс схватил лежавшие на кровати шотландскую юбку с прицепленным к поясу небольшим кинжалом и рубашку, под мышкой которой была спрятана кобура с пистолетом 45-го калибра, и потряс ими возле носа Джима.

— Вы отбываете в Мир Владык великой Империи, в мир, насчитывающий сотни тысяч лет цивилизованного бытия! В котором эти ваши побрякушки применялись так давно, что о них никто уже и не помнит.

— Именно поэтому я и беру их с собой, — отрезал Джим.

Улучив момент, он ловко выхватил из рук Макса юбку и рубашку и, как ни в чем не бывало, принялся вновь собирать чемоданы.

— Зачем?! — взревел Макс у него за спиной. — Джим, очевидно, вы мните себя единственным участником проекта. Единственным! Позвольте напомнить — понадобился труд тысяч специалистов, несколько миллиардов долларов и разрешение ста восьмидесяти двух правительств только для подготовки вас на роль тореадора.

Никак не реагируя, Джим аккуратно свернул юбку и уложил в один из чемоданов.

— Послушайте, вы! — Макс вцепился в его локоть и попытался развернуть к себе. Джим послушно повернулся. — Говорю вам — вы не возьмете эти штуки!

— Возьму, — спокойно сказал Джим.

— А я говорю — НЕТ! — заорал Макс. — Кого, черт подери, вы из себя корчите? Вы же пешка, Джим. Исполнитель, которого Земля посылает в Мир Владык наблюдать. Понимаете — наблюдать! Не резать людей ножами, не палить из пистолетов. И не привлекать к себе, представителю Земли, больше внимания, чем нужно. Вы — антрополог в роли тореадора, а не шпион с кинжалом за пазухой.

— Я — и то, и другое, и третье, — коротко и холодно ответил Джим.

Краска медленно сошла с лица Макса.

— Господи! — воскликнул коротышка. Рука, стиснувшая плечо Джима, разжалась. — Десять лет назад мы даже не подозревали о существовании громадной Империи с тысячами обитаемых миров — от Альфы Центавра до самого Центра Галактики. Пять лет назад вы, Джим, представляли из себя всего лишь порядковый номер в длинном-предлинном списке, из которого мне ничего не стоило ваш номер вычеркнуть. Одно движение карандаша! Еще год назад я мог это сделать. Буду откровенен, я сомневался в вас. Как назло, тогда вы показали наилучшую подготовку, и меня просто не стали бы слушать. И что же? Я оказался прав.

Империя тысяч миров и крохотная Земля, — возбужденно продолжал Макс. — Когда-то они нас забыли и могут забыть снова, если человеком, посланным в Мир Владык, будете не вы, а кто-то другой. Вы сочли нужным поступать с Высокородными так, как вам заблагорассудится… — Макс поперхнулся и часто задышал. — Ладно, оставьте. Вы никуда не едете. Я отменяю проект. Земля может сделать со мной что угодно, но лишь после того, как улетят корабли.

— Макс, — с нежностью в голосе сказал Джим. — Вы упустили из виду одну немаловажную деталь. Меня пригласила сама принцесса Афуан. Неужели вы полагаете, что вам с вашим проектом позволят высунуться? Неужели до сих пор не поняли, что не только вы, а даже вся Земля уже не в силах повлиять на ход событий?

Макс стоял напротив Джима. Его глаза налились кровью. Он молчал.

— Мне очень жаль, Макс, — произнес Джим. — Но это случилось бы рано или поздно. С некоторых пор я следую лишь собственным соображениям.

Он вернулся к чемоданам.

— Собственным соображениям?! — Голос Макса сделался подчеркнуто холоден. — Вы настолько убеждены в правильности своих соображений? Бросьте! Рядом с Афуан и ей подобными вы такой же невежественный и тупой дикарь, как любой другой землянин. Вы уверены, что Земля не является одной из их колоний, которую они случайно выпустили из поля зрения? Или сходство наших рас с расами Альфы Центавра Три не более чем совпадение? Уверены? Ни вы, ни я, никто из землян не уверен. Посему не говорите мне о собственных соображениях, Джим. Оставьте их на случай, когда от ваших действий не будут зависеть судьба и будущее нашей планеты.

Джим пожал плечами. Он продолжил было сборы, но Макс внезапно ухватил его за руки, стараясь вновь повернуть Джима к себе лицом.

На этот раз Джим быстро и бесшумно высвободился и ребром ладони слегка ударил Макса по шее. Затем, взявшись за шею рукой, упер большой палец голландцу в кадык.

Лицо Макса побелело, он принялся судорожно ловить ртом воздух, попытался вырваться, но Джим без особых усилий удержал его.

— Вы… вы придурок! Вы меня задушите! — через силу прохрипел Макс.

— Если придется, — спокойно ответил Джим. — Это одна из причин, по которым лететь туда должен именно я.

Он убрал руку, застегнул чемоданы с упакованными вещами, взял их и вышел из комнаты.

Шагая по коридору, он краем уха слышал какие-то невнятные крики позади. На улице ждал автомобиль. Джим оглянулся. Макс стоял на пороге и смотрел вслед.

— Эй, наблюдатель! — завопил он изо всех сил. — Попробуй только натвори там что-нибудь! Если из-за тебя у Земли возникнут неприятности, лучше не возвращайся. Мы убьем тебя, как бешеную собаку!

Джим не ответил. Под знойными лучами Альфы Центавра он уселся в открытый, похожий на земной джип автомобиль. Шофер дал газ.


ЗАРУБЕЖНАЯ ФАНТАСТИКА | Волк. Зарубежная Фантастика | cледующая глава