home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Джим очутился в просторной зале с прозрачным потолком, сквозь который виднелось облачное небо — впрочем, небо могло оказаться не настоящим. Некогда было разбираться, все внимание Джима поглотила группа из нескольких человек, заметивших его появление.

Одним из них был Император. Увидев Джима, он оборвал речь на середине фразы и шагнул чуть в сторону от собеседника — пожилого широкоплечего человека, который недавно сидел рядом с ним в императорской ложе. Невдалеке от этих двух, спиной к Джиму, стоял третий Высокородный, которого Джим видел впервые; сейчас он изумленно обернулся, желая разузнать причину внезапного молчания Императора. Кроме того, здесь находились трое мускулистых атлетов с серой кожей и лысыми головами — той же породы, что и Рис, телохранитель Галиана. На них были кожаные набедренные повязки, на поясах — черные трубки. Что-то вроде длинных металлических лент обвивали торсы — ленты эти настолько плотно прилегали к телу, что казались и не металлом вовсе, а тончайшей эластичной лентой. При виде Джима телохранители немедленно выхватили оружие и прицелились.

— Стойте! — резко произнес Император, и стволы, устремленные на Джима, неуверенно покачнулись, — Это…

Несколько долгих секунд он смотрел, припоминая, потом по лицу поползла улыбка.

— Ба, это же Волк!

— Вот именно! — подал голос пожилой Высокородный. — Что ему здесь надо? Племянник, тебе лучше…

— О нет, — прервал его Император, приближаясь к Джиму и улыбаясь все шире. — Я же сам пригласил его, разве не помнишь, Вотан? Я пригласил его после того, как он убил быка.

Его рослая фигура оказалась между Джимом и телохранителями. Пройдя половину пути, Император замер и продолжал стоять улыбаясь.

— Само собой, ты поспешил к нам, верно, Волк? — сказал он. — Ты ведь не хотел заставить нас долго ждать?

— Да, Оран, — отвечал Джим.

В это время старик, названный Вотаном, приблизился к Императору. Лимонные глаза грозно сверкнули на Джима из-под нависших белых, с чуть заметной желтизной бровей.

— Племянник, — изрек он глубокомысленно. — Этого человека следует наказать. Он совершил проступок. Сам знаешь, стоит раз попустить, и законы перестанут быть законами. Разве позволительно нарушать закон?

— Будет тебе, Вотан! — отмахнулся Император. — Много ли у нас Волков, знающих законы? К тому же его пригласил я сам и, если мне не изменяет память, сказал, что мне было бы интересно с ним побеседовать. Кажется, я не ошибся. — Присядь, Волк, — пригласил он. — И ты, дядя, и ты, Лорава… — Император обернулся к третьему Высокородному, худощавому юноше. — Давайте все сядем и поговорим с Волком. Скажи, Волк, откуда ты? Из какого-нибудь дальнего уголка нашей Империи, верно?

— Да, Оран, — сказал Джим.

Повинуясь приглашению, он сел. Недовольный Вотан молча опустился на подушку близ Императора. Юный Лорава торопливо бухнулся на первую попавшуюся.

— Забытая колония, забытый мир… — словно про себя бормотал Император. — Населенный дикими людьми и, разумеется, дикими зверями?

— Да, — сказал Джим. — У нас пока хватает диких животных, хотя за последние века их заметно поубавилось. Люди любят подчинять себе природу.

— Иногда люди не прочь подчинить и себе подобных, — заметил Оран.

По лицу его внезапно пробежала тень, словно припомнился некий печальный случай из жизни. Джим украдкой наблюдал за Императором. Трудно было поверить, что этот человек недавно издавал совершенно нечленораздельные звуки.

— Но ваши мужчины… и женщины — они похожи на тебя? — спросил Император, заглядывая Джиму в глаза

— Мы все разные, Оран, — ответил Джим.

Император рассмеялся.

— Ну конечно! Вы, как нормальные дикие люди, отмечаете разницу, а не пытаетесь уравнять всех под одну гребенку. Так же как и мы, Высокородные Мира Владык!

Из голоса Императора внезапно исчезли нотки иронии.

— Как получилось, что мы вновь обрели ваш мир, после того как потеряли много тысяч лет назад?

— Это не вы нас обрели, — поправил Джим. — Это мы разыскали один из окраинных миров Империи.

В комнате повисла тишина, которую прервал внезапный смех Лоравы.

— Он лжет! — воскликнул юноша. — Они нас разыскали? Они?! С какой стати они тогда вообще терялись?

— Молчать!! — рявкнул на Лораву Вотан. Лицо его оставалось серьезным. — Ты утверждаешь, что твой народ прошел весь путь самостоятельно? От первобытных войн до космических путешествий?

Джим ответил лаконичным «да».

Вотан смотрел на него тяжелым взглядом.

— Это дело необходимо расследовать, племянник, — повернулся он к Императору. — Оно того заслуживает.

— Расследовать… да-да… — Судя по всему, мысли далеко унесли Императора. Он уставился куда-то в пустоту, в чертах лица его проступили признаки мягкой меланхолии. Вотан глянул на племянника, встал и, подойдя к Джиму, повелительно тронул пальцем его плечо. Джим послушно поднялся и последовал за Вотаном в противоположный конец залы.

— Лорава, ты пока не нужен, — сердито кинул Вотан увязавшемуся за ними юноше. Затем повернулся к Джиму. — Словиель обратился к нам с поручительством за тебя. Кроме того, насколько мне известно, ты был привезен принцессой Афуан и, если я верно понял, имел в пути беседу с Галианом. Это так?

Джим кивнул.

— Понятно. — Вотан на мгновение задумался. Внезапно взгляд его буквально впился в Джима. — Кто-нибудь из этих троих предложил тебе своевольно нанести визит Императору?

Джим покачал головой и слегка улыбнулся возвышавшемуся над ним старцу.

— Я пришел сам — в ответ на приглашение Его Величества И о своем намерении поставил в известность только двоих — Словиеля и Ро.

— Ро? — Вотан нахмурился. — Эта мелкая девчонка, выродок, которую держит при себе Афуан?.. Может, она научила тебя?

— Напротив, она пыталась меня удержать, — возразил Джим. — Что касается Словиеля, ему показалось забавным, что я собрался к Императору.

— Забавным?! — повторил Вотан. — Ну-ка, Волк посмотри мне в глаза!

Джим взглянул в лимонно-желтые очи под кустистыми бровями. Сверкнув неожиданно ярко, они поплыли перед глазами Джима, сливаясь в одно огромное желтое око.

— Сколько у меня глаз? — услышал он рокочущий голос Вотана.

Два глаза плыли навстречу друг другу, точно два полыхающих солнца. Джим ощутил странное воздействие, сродни недавнему гипнозу Афуан. Солнца стремились слиться в одно.

Джим сосредоточился — и солнца разделились.

— Два, — сказал он твердо.

— Ошибаешься, Волк, — настаивал Вотан. — У меня всего один глаз. Один!

— Нет, — возразил Джим. — Я вижу два.

Вотан хмыкнул. Взгляд Высокородного потускнел, напряжение спало.

— Стало быть, так я ничего не выясню, — задумчиво проговорил он себе под нос. — Но, думаю, ты понимаешь, что ничего не стоит узнать правду?

— Да, — сказал Джим. — Я в этом убежден.

Вотан снова задумался.

— По всей вероятности, тут скрывается много больше, нежели можно разглядеть на поверхности… Конечно, Император вправе обращаться с тобой, как с человеком, за которого поручился Словиель, но… Недурно бы придумать еще что-нибудь. Посмотрим…

Он резко повернулся и бросил в пространство:

— Лорава!

Юноша явился на зов.

— Император назначает Волка офицером Старкинов. Проследи за исполнением приказа И пришли ко мне Мелнеса.

Лорава исчез. Спустя несколько мгновений перед ними возник субъект в тунике и юбке традиционного белого цвета. Он был худощав и смугл, почти как Джим, и рыжеволос. Обладал маленькой круглой головой, невыразительными чертами лица — лишь глаза выделялись черными, словно уголь, колючими точками. Высокородным он, очевидно, не являлся, однако от его облика исходило столько воли и уверенности, что на фоне звероподобных Старкинов-телохранителей этот человек смотрелся более выгодно.

— Мелнес, — обратился к нему Вотан. — Перед тобой — Волк. Только что Император назначил его офицером Старкинов. А несколько часов назад он выступал на арене.

Мелнес кивнул. Взгляд черных глаз метнулся в сторону Джима, затем вернулся к фигуре старца.

— Именно так. Офицером Старкинов дворцовой охраны. Лораве приказано проследить за необходимыми формальностями. Я хочу, чтобы ты, Мелнес, растолковал ему обязанности, и непременно чтобы обязанности эти были малы настолько, насколько возможно.

— Да, Вотан. — У Мелнеса был сильный голос. — Я сделаю все, что нужно.

Вотан обратился к Джиму:

— Мелнес — дворцовый мажордом. Практически начальник всего цветного населения Мира Владык. Если возникнут сложности, обращайся к нему. А сейчас ты вернешься к себе и не появишься здесь до тех пор, пока не позовут.

Джим вызвал в уме обстановку помещения, где оставались Ро и Словиель, и в тот же миг очутился на месте.

Они еще не ушли. Ро сразу кинулась ему на шею. Словиель засмеялся.

— Итак, ты остался в живых. Почему-то я так и думал. Даже предложил Ро побиться об заклад на один Пункт, но она почему-то не захотела. Рассказывай, что там было?

— Меня назначили офицером Старкинов, — спокойно сказал Джим.

Его глаза наткнулись на быстрый взгляд Словиеля.

— И еще. Вотан сообщил, что Император дал согласие на твое поручительство.

Ро вздрогнула и отступила, глядя с нескрываемым изумлением. Брови Словиеля взлетели вверх.

— Джим! — страшным голосом прошептала Ро. — Что там произошло? Что там случилось?

Джим вкратце пересказал события. Словиель восхищенно присвистнул.

— Прошу прощения, — извинился он. — Кажется, у меня появился отличный шанс выиграть несколько пари, прежде чем Мир Владык об этом узнает, — и поспешно удалился.

Ро, однако, не двинулась с места. Глядя на девушку, Джим различил в ее лице серьезное беспокойство.

— Джим, — начала она неуверенно. — Действительно ли Вотан говорил обо мне в таком тоне? Дескать, не я ли научила тебя нарушить правила и потревожить покой Императора? Ведь он прекрасно знает, у кого я служу.

Джим ответил утвердительно. И улыбнулся, правда, улыбка вышла мрачной.

— Интересно, не правда ли?

Внезапно Ро задрожала.

— Нет! Это страшно! — тихо, но выразительно произнесла она. — Это страшно!.. Я могла бы научить тебя многому и помочь тебе выжить в этом мире. Но теперь, когда в твою жизнь вмешались другие… — Голос ее пресекся от волнения, на глаза набежала непрошеная слеза.

Джим молча разглядывал девушку, затем не спеша произнес:

— Ро, скажи мне, Император болен?

— Болен? — удивленно переспросила Ро. — Ты имеешь в виду — нездоров? — Она рассмеялась. — Джим, никто из Высокородных никогда ничем не болеет. Тем паче, Император.

Джим покачал головой.

— Нет, с ним явно что-то не в порядке. И думаю, это не секрет для многих. Заметила, как он переменился, когда заговорил со мной на арене?

— Изменился?! Как?

— Разве ты не видела? Не слышала идиотских, бессмысленных звуков, которые он издавал? Впрочем, ведь ты находилась довольно далеко оттуда…

— Но, Джим! — Ро привычным жестом опустила руку на плечо Джима. — Каждое место на арене снабжено специальным фокусирующим устройством. Когда ты дрался со своим животным… — при этих словах девушку пронзила невольная дрожь, — я видела тебя так, как если бы ты находился рядом. И когда ты приблизился к императорской ложе, я тоже не отводила глаз. И если бы что-нибудь было не в порядке, я бы это заметила.

Он помолчал.

— Ты не видела того, что видел я? — спросил он наконец.

Ро бесстрашно выдержала его взгляд, хотя Джим понимал — сейчас девушке не очень-то хотелось смотреть ему в глаза.

— Нет, — убежденно произнесла она. — Я все видела, как он с тобой разговаривал и как приглашал тебя в гости. От начала до конца.

Она продолжала глядеть на него — столь же честно и столь же внутренне сопротивляясь, хотя, возможно, даже не подозревая об этом.

Поняв это, Джим отвел глаза и увидел футах в пяти от них рослую фигуру бритоголового Старкина.

Джим насторожился и отрывисто бросил:

— Ты кто?

— Меня зовут Адок-1, — ответил Старкин. — Но я — это ты.


предыдущая глава | Волк. Зарубежная Фантастика | cледующая глава