home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Фред в костюме-болтунья наблюдал за голографическим изображением Джима Барриса. Баррис сидел в гостиной дома Боба Арктора и внимательно читал книгу о грибах. Откуда такой интерес к грибам, подумал Фред и перемотал ленту на час вперед. Баррис все так же сосредоточенно читал, делая какие-то пометки.

Наконец Баррис отложил книгу и вышел из дома. Вернулся он с коричневым бумажным пакетом и стал по одному выбирать оттуда сушеные грибы и сравнивать с цветными фотографиями в книге. Один невзрачный гриб он положил в сторону и растолок, а остальные всыпал в пакет; из кармана достал пригоршню капсул и методично стал набивать их растолченным грибом.

После этого Баррис начал звонить. Подслушивающее телефонное устройство автоматически фиксировало номера.

— Привет, это Джим. — Ну? — Я достал. — Не заливаешь? — Psilocybe mexicana. — Что это такое? — Редкий галлюциногенный гриб. Тысячу лет назад в Южной Америке его использовали в мистических обрядах. Начинаешь летать, становишься невидим, понимаешь язык зверей…

— Не надо. Отбой. Другой номер. — Привет, это Джим. — Джим? Какой Джим? — Бородатый… в зеленых очках. Мы встречались у Ванды. — А, понял. Джим. — Интересуют психоделики органического происхождения? — Гмм, не знаю… — С сомнением: — Это точно Джим? Что-то не похоже. — Есть шикарная вещь. Редчайший органический гриб из Южной Америки, использовавшийся в индейских мистических культах тысячу лет назад. Летаешь, становишься невидим, твоя машина исчезает, понимаешь язык зверей…

— Моя машина исчезает все время. Когда я не ставлю ее на стоянку. Ха-ха.

— Могу достать раз на шесть. — Почем? — По пять долларов. — Обалдеть! Ты не шутишь? Надо встретиться. — Затем подозрение. Кажется, я тебя помню — ты меня однажды наколол. Откуда у тебя эти грибы?

— Они были провезены в глиняном идоле. Среди тщательно охраняемой партии произведений искусства для музея. Болваны-таможенники ничего не просекли. Если ты не словишь кайф, я верну деньги, — добавил Баррис.

— А если я выжгу себе мозги? — Два дня назад я сам закинулся, — сказал Баррис. — Для пробы. Приход сказочный — богатейшая цветовая гамма… Куда лучше мескалина. Фирма гарантирует.

Из-за спины Фреда на изображение смотрел другой Костюм-болтунья. — Что он толкает? Мескалин? — Грибы, — ответил Фред. — Нашел их где-то в окрестностях. — Некоторые грибы чрезвычайно ядовиты, — заметил Костюм-болтунья. Из соседней кабинки вышел третий Костюм-болтунья. — В определенных грибах есть токсины, которые расщепляют красные кровяные тельца. Смерть наступает через две недели, противоядия не существует. Чтобы собирать грибы, надо прекрасно в них разбираться.

— В чем его можно обвинить? — спросил Фред. — Искажение фактов в рекламе. Костюмы-болтунья засмеялись и разошлись по кабинкам. Фред продолжал наблюдать. Монитор 4 показал вошедшего в дом удрученного Боба Арктора. — Привет. — Добрый день, — отозвался Баррис, рассовывая капсулы по карманам. Как твои дела с Донной? — Он захихикал. — По-всякому?

— Отвяжись, — буркнул Арктор и вышел из поля зрения камеры 4, чтобы появиться в спальне на мониторе 5.

Он захлопнул дверь и извлек несколько мешочков с белыми таблетками. Секунду Арктор стоял в нерешительности, а потом засунул их под постельное белье и снял плащ. Вид у него был самый несчастный.

Наконец он встрепенулся, пригладил волосы и вышел из комнаты. Тем временем Баррис спрятал пакетик с грибами под кровать и поставил книгу на полку. Оба встретились в гостиной и на мониторе 2.

— Чем занимаешься? — спросил Ар — Исследованиями. — Какого рода? — Некоторыми микологическими исследованиями деликатного характера, — усмехаясь, ответил Баррис. — Что, не ладится?

Арктор молча смерил его взглядом и прошел на кухню, чтобы поставить кофе. Баррис ленивым шагом последовал за ним.

— Где Лакмен? — Должно быть, собрался очистить таксофон. По крайней мере взял инструменты.

— Инструменты… — повторил Ар — Послушай, — сказал Баррис, — я могу оказать профессиональную помощь в твоих усилиях соблазнить Донну…

Фред перемотал ленту часа на два вперед. — …либо ты платишь за жилье, черт подери, либо немедленно берешься за ремонт цефаскопа, — горячо заявил Арктор Баррису.

— Я уже заказал необходимые резисторы… Фред снова перемотал ленту. Еще два часа. Теперь монитор 5 показывал Арктора в спальне. Арктор валялся на кровати, слушал музыку по радио. Монитор 2 показывал гостиную — Баррис читал о грибах. Так продолжалось довольно долго. Раз Арктор потянулся к приемнику и увеличил громкость — видимо, понравилась песня. Баррис все читал и читал, застыв в одной позе. Арктор, не шевелясь, смотрел в потолок.

Зазвонил телефон, и Баррис снял трубку. — Да? Мужской голос из подслушивающего телефонного устройства произнес: — Мистер Арктор? — Да, слушаю, — сказал Баррис. Будь я проклят, подумал Фред и обратился в слух. — Мистер Арктор, простите, что беспокою так поздно, но вы дали мне чек на закрытый счет…

— Я сам собирался вам позвонить, — перебил Баррис. — Дело вот в чем. У меня тяжелейший приступ кишечного гриппа с резко выраженными гипотермией, желудочными спазмами, судорогами… Мне сейчас совершенно не по силам выписать новый чек. Честно говоря, я и не намерен это делать.

— Что? — грозно произнес невидимый мужчина. — Да, — Баррис кивнул. Вы не ослышались, — Мистер Арктор, — сказал мужчина, — банк вернул ваш чек на двадцать долларов. А симптомы, которые вы описываете…

— Я думаю, что мне подсунули какую-то гадость, — промолвил Баррис. На его лице застыла улыбка.

— А я думаю, что вы один из… из… — Мужчина запнулся, подыскивая слово.

— Думайте, что угодно, — любезно разрешил Баррис, продолжая ухмыляться. И повесил трубку.

Подслушивающее устройство автоматически зафиксировало, откуда звонил неизвестный, и на электронном индикаторе появился номер телефона и адрес: "Ингельсон, слесарь. Анахейм, Харбор 1343".

— Слесарь… — пробормотал Фред, списав данные в блокнот. — Слесарь… Двадцать долларов- кругленькая сумма. Очевидно, работа на выезде — например, подобрать ключ к замку.

Версия: Баррис позвонил Ингельсону, представился Арктором и попросил подобрать ключ — в связи с «утерей» — к дому или к машине. А может, и к дому, и к машине. За работу он выписал чек, взяв незаполненный бланк из чековой книжки Арктора. Но почему банк вернул чек? Арктор кое-что имел. Однако если бы банк оплатил чек, то рано или поздно Арктору попался бы на глаза корешок и он сразу бы понял, что чек выписал Джим Баррис. Поэтому Баррис предусмотрительно нашел в хламе старую чековую книжку на давным-давно закрытый счет. Теперь Баррис по уши в дерьме.

Но почему он не заплатил наличными? Разозленный кредитор непременно обратится в полицию, и Арктор все узнает. Баррису ввек не отмыться. Своим разговором он только еще больше разъярил кредитора. Баррис его будто нарочно дразнил… Более того, симптомы «гриппа» как две капли воды повторяли симптомы героинового отходняка, и это ясно каждому младенцу. Баррис дал знать, что он отъявленный наркоман и ему все по нулям. А представлялся Бобом Арктором…

Таким образом, слесарь знает, что один торчок всунул ему необеспеченный чек, гордится этим и не собирается пальцем шевельнуть, чтобы исправить дело. Совершенно ошизевший наркоман, которому на все наплевать. А это уже оскорбление Америке. Гнусное и умышленное.

Собственно говоря, Баррис открыто бросил вызов государственной системе и всем добропорядочным. Причем в Калифорнии, где полно берчистов и минитменов. Ждущих именно таких номеров от бородатых подонков.

Баррис спровоцировал их на действия. Ничего не подозревающего Арктора попросту закидают бомбами.

Из сосредоточенного раздумья Фреда вывел подошедший Костюм-болтунья. — Ты знаешь кого-нибудь из этих парней? — Знаю, — буркнул Фред. — Надо бы их предупредить. Этот паяц в зеленых очках всех перетравит. Можешь им шепнуть пару слов, не выдавая себя?.. На отравление грибами часто указывает острый приступ тошноты.

Внезапно Фредом овладел ужас — он вспомнил день посещения Кимберли Хокинс, "день собачьего дерьма", когда его затошнило в машине.

— Я скажу Арктору. Ему надо все разжевывать. Этот придурок сам ни о чем не догадается.

— Он к тому же еще и урод, — добавил Костюм-болтунья и ушел. Фред пустил запись и вновь задумался. Что я должен сделать, решил он, это вернуться сейчас домой, прямо сейчас, немедленно, пока не забыл, без колебаний подойти к Баррису и застрелить его.

При исполнении. Или скажу ему: "Послушай, я на нуле, дай чинарик". И он даст, и тогда я его арестую, брошу в машину, выеду на автостраду и, угрожая пистолетом, заставлю выйти перед несущимся грузовиком. Можно заявить, что он пытался бежать. Такое случается сплошь и рядом.

Потому что, если этого не сделать, мы все окочуримся от ядовитых грибов, а Баррис потом объяснит, как мы собирали все подряд в лесу и как он нас отговаривал, но мы его не слушали, потому что не учились в колледже…

На мониторе 2 Баррис назидательно обращался к мертвецки пьяному Лакмену, который только что ввалился в дверь.

— Число хронических алкоголиков в США, — сообщал Баррис Лакмену, мучительно искавшему вход в свою комнату, — превышает число наркоманов. Ущерб, наносимый печени…

Лакмен исчез, так и не заметив, судя по всему, присутствия Барриса. Желаю ему удачи, подумал Фред. Только на одной удаче далеко не уедешь…

Нужно что-то придумать, но что? Разве перемотать ленту назад и попасть на место происшествия первым, раньше Барриса?.. Именно! Тогда то, что сделаю я, будет предшествовать тому, что сделает Баррис. Если он вообще сможет что-нибудь после меня сделать.

И тут ожила вторая половина его мозга. — Надо успокоить слесаря, — благожелательно посоветовала она. Завтра первым делом отправляйся к нему, заплати двадцать долларов и верни чек. Займись этим с самого утра, прежде всего. Понятно?

Да, начать надо с этого. А потом уже браться за более серьезные вещи, подумал Фред.

Он перемотал ленту вперед, судя по счетчику, до ночной сцены. Камеры работали в инфракрасном свете. Спальня Арктора: Арктор рядом с девушкой.

Так, посмотрим. Конни… забыл фамилию. На нее есть досье. Наркоманка, сидит на игле. Конченый человек.

Он продолжал наблюдать. И вдруг обратил внимание на то, чего сперва не заметил: В постели лежит Донна Хоторн!

Такого просто не может быть… Фред отмотал ленту назад, снова запустил проектор: Арктор с цыпочкой, но никак не с Донной! Он был прав: Арктор и Конни сопят бок о бок.

Резкие черты лица Конни растаяли, растеклись, словно воск, и застыли в лик Донны Хоторн.

Он вырубил проектор и ошеломленно замер. Не понимаю, думал Фред. Как будто… кинотрюк! Он снова отмотал ленту назад, остановил на подходящем кадре и дал увеличение. Безмятежно спящий Боб Арктор и рядом неподвижная девушка. Наполовину еще Конни; и наполовину уже Донна.

Надо передать ленту в лабораторию, специалистам. Мне подсунули фальшивую запись. Кто-то вставил в пленку Донну. Наложил ее изображение на изображение Конни. Подделал доказательство, что Арктор спит с Донной. Зачем?

А может быть, техническая неполадка? Часть записи с одного слоя ленты пропечаталась на другой слой? Если пленку с высоким уровнем записи хранить очень долго, такое случается.

Фред пустил проектор: Конни превратилась в Донну. Донна… Донна… И вдруг сопящий рядом с ней человек, Боб Арктор, встрепенулся, сел и включил лампу. Так он и сидел, глядя на спящую девушку, на спящую Донну. Когда вновь проступило лицо Конни, Арктор тяжело вздохнул, расслабился и, наконец, заснул.

Значит, монтаж и неисправности исключены. Арктор видел это тоже. Господи, подумал Фред и выключил аппаратуру. — С меня достаточно, — произнес он хриплым голосом. — Сыт по горло. — Что, насмотрелся чудного секса? — спросил Костюм-болтунья. — Ничего, привыкнешь.

— Я никогда не привыкну к этой работе, — сказал Фред. — Никогда.


Глава 9 | Помутнение | Глава 11