home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

«Бестелесная субстанция». В прошлой жизни —

начальник отдела «…» Управления ФСБ полковник

Корсаков Дмитрий Олегович

11 декабря 2008 года. Поздний вечер

Нет, не подумайте, я отнюдь не призрак! (В обычном понимании этого слова.) И не вампир, встающий по ночам из гроба. И не аналог героя фильма «Мертвый полицейский». По первому пункту видим – не бесплотен, можно пощупать… (Педерастов прошу не беспокоиться! – Д.К.) По второму – в зеркале отражаюсь, ем обычную земную пищу, солнца не боюсь, крови не жажду…

По третьему (если вы смотрели то кино) – тело не разлагается, и пули мне вовсе не по барабану… Тем не менее я мертв! Так значится в личном деле и в фээсбэшной базе данных. Таковым считают меня друзья из той жизни. И в довершении картины я полноправный обладатель уютной могилки на престижном Вараньковском кладбище. Пока там временный деревянный крест с табличкой (даты рождения и смерти). Но главный босс твердо пообещал – вскоре поставят гранитный, восьмиконечный, с гравированным портретом. И хорошую ограду! Вроют лавочку для посетителей. А летом засадят могилку цветами. Не правда ли, здорово?! Приятно иногда посидеть в одиночестве у собственного надгробия (в теплую погоду, разумеется!), послушать шелест листьев, полюбоваться плывущими по небу облаками, поразмышлять о бренности земного существования…

Впрочем, хватит пустой болтовни да туманных намеков. (Извините, не удержался. Уж очень хотелось поёрничать!) На самом деле я, конечно же, жив-живехонек. И через полчаса отправляюсь на первое боевое задание в новом амплуа. Но сперва, думаю, надо разъяснить в общих чертах мое нынешнее положение. Итак, как вам известно из предыдущей главы – генералы Нелюбин, Рябов и кто-то из высшего руководства России (кто именно – не знаю. Правда! Хоть убейте! – Д.К.) всерьез озаботились захлестнувшей страну волной зла. А также невозможностью противостоять ему, используя прежние методы борьбы. Тот, кто читал предыдущие семь книг, знает – методы эти не отличались гуманизмом и основывались в основном не на государственных законах, а на секретных ведомственных инструкциях. Причем я постоянно заходил гораздо дальше, чем позволяли означенные инструкции… Теперь же положение кардинально изменилось! Нам стали отовсюду вставлять палки в колеса. Плюс собственных предателей развелось немерено! Недавняя грандиозная чистка в Конторе…[18] не изменила положение к лучшему. На место ликвидированных иуд мгновенно встали новые. Почему так получилось? Никто толком не знает (или не говорит). Поэтому изложу личное мнение на сей счет. В связи с бурно развивающимся экономическим кризисом многие люди (особенно те, кто привык к достатку) потеряли не только денежные сбережения, но также совесть, честь, достоинство, какие-либо моральные принципы и прочее, прочее, прочее… В общем – оскотинились! И с невероятной легкостью продаются за зеленые бумажки с изображением американских президентов. А наши заокеанские «друзья» усердно печатают означенные бумажки (кстати, ничем не обеспеченные!) и прямо из типографий шлют контейнерами на поддержание негативных процессов в ненавистной им России. В первую очередь на укрепление сатанистских сект, являющихся филиалами их собственных спецслужб…

Не настаиваю – мое мнение может быть не верно (или верно лишь отчасти). И причины творящегося вокруг безобразия гораздо глубже, серьезнее… вполне возможно, они… хотя стоп! Не буду углубляться дальше по одной простой причине: я не мыслитель глобального масштаба, а обычный православный воин. Моя задача – сражаться с этим злом до последнего издыхания. И точка! А уж откуда оно взялось – пусть разбираются те, кто поумнее. (Нелюбин, Рябов и иже с ними.) Не знаю, разобрались они там или как, но меры предпринимать начали. Первой из них стало создание тайной организации «Ночная стража» из бывших сотрудников силовых структур. Сперва ее хотели обозвать «Груз двести», но потом почему-то постеснялись. И напрасно! На мой взгляд – название что надо! Ведь все мы официально числимся убитыми (некоторые даже награждены посмертно). У каждого персональная могилка, с хитрым гробиком, который лучше не вскрывать (причину объясню позже. – Д.К.)… Прежние документы аннулированы. В карманах новые – на чужие имена. (У меня, например, аж целых три комплекта, включая паспорта и водительские права.) Боевые друзья нас оплакали. Враги, на радостях, упились вдрызг (или наркоты нажрались). А в прошлой жизни у каждого история вроде моей. Только и оставалось – геройски погибнуть на поле брани. Иначе бы… гхе, гм… Ну, вы понимаете!.. Это я по своим подчиненным сужу. Всего их четверо.

Бывший капитан убойного отдела Олег Дунаев (здешний боевой псевдоним Воробей), бывший капитан спецназа ГРУ Владислав Сорокин (Стриж), бывший майор ФСБ Сергей Озеров (Гусь), бывший майор военной контрразведки Геннадий Громов (Зяблик)… Такая вот птичья команда! Не стал исключением и ваш покорный слуга. С подачи Нелюбина мне прилепили погоняло[19] Феникс. Мангуст[20], по-моему, звучало гораздо лучше. Но… с начальством особо не поспоришь.

Пришлось смириться. Феникс так Феникс, хорошо хоть не Петух[21]… Кстати, Борис Иванович предупредил: о моем тесном знакомстве с обоими генералами не распространяться. О Рябове лучше вообще забыть. А с Нелюбиным (наиглавнейшим боссом нашей банды мертвецов) разрешалось выходить на связь лишь в исключительных, из ряда вон выходящих случаях: по прибору, на секретной частоте, используя позывной Сыч… (И он туда же! Ну ва-а-аще, блин! – Д.К.) А непосредственным куратором старших групп являлся некий дядя Миша (так он предложил себя называть).

И о нем стоит рассказать немного подробнее. После длительной беседы в «комнате отдыха» меня тайно эвакуировали из здания на Лукьянской площади… Лифтом на минус седьмой этаж прямо из кабинета Рябова. Потом получасовое путешествие вместе с Нелюбиным по мрачным, запутанным коридорам-тоннелям. Гримерная, костюмерная, короткое прощание с генералом. Новый сопровождающий – незнакомый тип в черных очках. Еще одна прогулка по Лукьянским катакомбам. Выход на поверхность в глухом, захламленном дворике. Старая иномарка. Поездка на дальний конец города. Снова спуск под землю (на сей раз через заброшенный эвакуатор[22])… Прибытие на базу «Ночной стражи». Трехчасовой отдых в небольшой комнатушке без окон, но со всеми удобствами. И, наконец, бархатный голос из репродуктора на стене: «Все вновь прибывшие: Феникс, Сокол, Дракон, Ящер – здравствуйте! Пройдите на инструктаж в актовый зал. По коридору под уклон. Далее – вниз по лестнице и направо. Не забудьте перед выходом надеть маски!»

Поднявшись с деревянного топчана, я нащупал взглядом «собровку», лежащую в стенной нише. Вспомнил рассказ Потрошителя о жрецах секты «Амадеус» и подумал: «Конспирация здесь, как у наших врагов. Занятно. Хотя… все правильно! С волками жить – по-волчьи выть!». Натянув «собровку», я вышел в коридор и быстрым шагом двинулся в указанном направлении. Вскоре я нагнал здоровенного мужчину с такими широкими плечами, что ему приходилось пробираться боком по узкому коридору. Одет он был, как и я: в черные джинсы, в черный свитер и в черную, утепленную кожанку. На голове – точно такая же «собровка». Кивнув друг другу в знак приветствия, мы вместе заторопились на инструктаж. (Мягкий голос из репродуктора не содержал в себе командных ноток. Но каким-то образом склонял к безоговорочному подчинению.) В процессе движения широкоплечий вежливо пропустил меня вперед… Коридор тянулся метров на триста и резко обрывался у крутой лестницы без перил, уходящей глубоко вниз. (Примерно как с десятого этажа до первого, но без лестничных площадок.) Там, внизу, брезжил слабый свет. Спустившись по шершавым каменным ступеням и пройдя направо еще метров сто, мы очутились в пещере средних размеров. Под потолком горели несколько ярких лампочек в проволочных абажурах. У одной из стен виднелась двухметровая гранитная трибуна со столом, застеленным потертой скатертью зеленого сукна. Перед трибуной, на некотором удалении от нее стояли пять деревянных лавок. На передней уже сидели двое в черном и в обязательных «собровках». (Очевидно, их апартаменты располагались ближе к лестнице). Едва мы с широкоплечим присели на вторую скамью, в углу «актового зала» открылась доселе неприметная дверь. Из нее вышел невысокий, уютный толстячок. На вид – лет сорока пяти, без маски (!), с круглым, добродушным лицом. Одетый, в отличие от нас, в строгий деловой костюм. Под пиджаком – белая, накрахмаленная рубашка. На ногах стоптанные, но до блеска начищенные ботинки.

– Привет, ребята, – дружески улыбнулся он. – Я ваш непосредственный куратор. Звание и фамилия засекречены. (Я не виноват, так начальство решило!) Отчество… гм! Да ну его, обойдусь! Зовите меня просто – дядя Миша. Но потом. Сейчас, пожалуйста, молчите. Вам не стоит знать голоса друг друга. Со мной же будете разговаривать наедине – во время персонального общения или во время тренировки…

«Тренировки! – скептически подумал я. – Интересно, чему он собрался нас обучать? Скоростному поеданию пончиков?!»

Между тем дядя Миша вразвалку приблизился к трибуне, на верх которой вела хлипкая деревянная лесенка.

– Так и не починили, разгильдяи, – беззлобно проворчал он. – Не выдержит мой вес… Точно не выдержит!.. Лучше не рисковать.

«И чего дальше, хе-хе? – ухмыльнулся под маской я. – Будем подсаживать его вчетвером? Или прикажет ремонтировать лестницу. А лучше заменить ее на стальную!.. Н-да-а-а. Господину куратору надо обзавестись персональным механическим подъемником. Мало ли куда придется ему… Ох ни фига себе!!! Да что же это…» Дядя Миша, продолжая ворчать в адрес неизвестных разгильдяев, слегка согнул ноги в коленях (не присел даже!) и… стрелой взлетел вверх, примерно на два с половиной метра!!! Попав таким образом на трибуну, он неспешно подошел к столу и уселся на дубовую табуретку, жалобно скрипнувшую под его тяжестью. Челюсть у меня отвисла, глаза вылезли на лоб. Сидящий рядом богатырь-попутчик чуть слышно ойкнул.

– Итак, приступим, пожалуй, – как ни в чем не бывало начал куратор…

Говорил он не долго, от силы десять минут. На общем инструктаже мы узнали правила поведения на базе… А также очередность личного общения, во время которого дядя Миша обещал разъяснить все остальное. Завершив свою краткую речь, он сладко зевнул, прикрыв рот пухлой ладонью, легко спрыгнул с трибуны и скрылся за упомянутой ранее дверью.

– Ящер, прошу вас, – донеслось из динамика под потолком.

Мой плечистый попутчик молча поднялся с лавки и направился к двери. Через час (обратно Ящер так и не вернулся) настала очередь вашего покорного слуги…

За дверью оказался прямой коридорчик, упиравшийся в открытый, ярко освященный кабинет. Там, на широком, обитом кожей диване вольготно развалился дядя Миша с «лентяйкой» в руке. (В сидячем положении, разумеется.) Над головой у него висели две карты: наземного Н-ска и подземного. Сбоку стоял стол с аккуратными стопками папок, с компьютером последнего поколения, с небольшой пачкой писчей бумаги и с шариковой ручкой поверх нее.

– Присаживайтесь, Феникс, – предложил он, кивнув на кресло возле стола. – Чувствуйте себя как дома. Маску можете снять. Хотите чаю?

– Нет, спасибо, – отказался я, подумав одновременно: «Интересно, куда он подевал Ящера? Съел, что ли?!»

– Ваш предшественник покинул кабинет через этот выход. – Словно прочитав мои мысли, загадочный толстяк дважды нажал одну из кнопок «лентяйки». В, казалось бы, монолитной стене отодвинулась и вновь задвинулась потайная дверца. – Вы уйдете через другой, прямиком в казарму, где встретитесь с вашей группой. Помните правило номер один: минимум контактов с бойцами «Ночной стражи», не связанных с вами общим заданием?!

– Помню.

– Отлично, отлично! Тогда возьмите пять верхних папок из крайней стопки. В них личные дела ваших новых подчиненных. Ознакомьтесь с ними. Если кто-то не понравится, разбудите меня. Подумаем о замене.

– Разбудить?!

житесь со мной. Впрочем, учитывая вашу феноменальную память, в этом вряд ли возникнет необходимость. – Дядя Миша, повозившись, устроил затылок на спинке дивана. Закрыл глаза и… сразу уснул: причмокивая во сне губами, тоненько посвистывая носом.

А я взял папки и погрузился в чтение, намертво вбивая в память убористый текст и сканируя взглядом лица. (В каждой папке находилось пять качественных цветных фотографий потенциальных сотрудников, сделанных в разное время и в разных ракурсах.) Примерно через полчаса я положил личные дела обратно. Повернулся к куратору, собираясь его будить, и… встретился с пристальным взором светло-голубых глаз толстяка. – Как вам сотрудники? Кого-нибудь забраковали?

– Да.

– И кого же?

– Константина Душина.

– Причины?!

– Биография героическая – не спорю. Но глаза – лживые, подловатые. Весь он какой-то скользкий, неприятный… мягко говоря! В общем, как хотите, но работать с ним не буду!

Я приготовился отстаивать свою позицию до конца (невзирая на возможный гнев начальства) и… крупно просчитался.

– Молодчина! – довольно улыбнулся куратор. – С ходу раскусили «подкидыша». И таким образом успешно сдали окончательный экзамен на должность старшего группы.

– «Подкидыша»?!!

– Именно! Рядовым бойцам не обязательно (хотя и желательно), но вы должны моментально распознавать людей по принципу «свой – чужой»! – Дядя Миша размял задом диван, умащиваясь поудобнее, и продолжил дружеским тоном: – Группа состоит из пяти человек… вместе с вами. То есть у вас – четверо подчиненных. У остальных старших тоже. Каждому при ознакомлении с досье, кроме четырех настоящих, дают пятое, липовое. Фотографии – подлинные. И на них – враг-сатанист! Тот, кем через месяц вам придется заняться. – Добродушные глаза куратора на миг потемнели, сузились. Он убрал в ящик стола забракованную мной папку и вручил взамен новую (раза в три толще).

– Прошу любить и жаловать, – хищно мурлыкнул мой непосредственный начальник. – Фуфел Константин Валерьевич, биржевой спекулянт, член сатанистской секты «Амадеус». Прочие подробности сами прочтете…

– Здесь и сейчас? – уточнил я.

– Нет, нет, – тихонько рассмеялся дядя Миша. – ЭТО заберете с собой в казарму. Пусть ваши новые соратники тоже познакомятся с Фуфелом. Кстати, по ним возражений нет?

– Компания разношерстная, но, надеюсь, сработаемся, – задумчиво молвил я. – Одна просьба – надо провести боевое слаживание. Без него – никак!

– Обязательно проведите!!! – радостно потер ладони куратор. – На слаживание (в том числе) вам и отводится упомянутый мною месяц.

– В том числе?

– Именно! У вас вдобавок будет немало иных забот. Спать придется урывками, уж не обессудьте!

– А нельзя ли чуть конкретнее?

– Пожалуйста! Вы должны пройти дополнительную подготовку. Да, знаю, вы профессионал экстра-класса, но… тем не менее… – Куратор виновато развел руками. Дескать «не я сие придумал. Начальство велело». И перечислил, загибая пальцы: – Тщательное изучение подземных коммуникаций города, чтение большого количества специальной литературы и персональные занятия со мной. Полученные знания вы будете передавать своим подчиненным… Насчет персональных занятий, гм, – он немного замялся. – Надеюсь, вас не смущает мой внешний вид?

– После прыжка на трибуну – нисколько! Хотя раньше имелись сомнения, – честно ответил я. (Лукавить с таким «дядей» бессмысленно. Видит людей насквозь. – Д.К.)

– А меня вот смущает, – уныло сознался дядя Миша. – Нет, нет, не подумайте! За красотой не гонюсь! Просто избыточный вес и объемы мешают под землей. А похудеть не получается, как ни старался… – Куратор покосился на часы и мягко осведомился: – У вас еще есть вопросы?

– Да. Чем мы будем с вами заниматься?!

– Психологией, маскировкой, умением точно копировать однажды услышанный голос, искусством владеть собственным телом (например – останавливать и вновь запускать свое сердце); некоторыми нюансами рукопашного боя, ну… и так далее.

– Прыгать, как вы, научите?

– Да, без проблем. Детский фокус, – проворчал загадочный толстяк, вновь глянув на часы. На сей раз весьма недвусмысленно. И тут же пояснил: – Извините, времени в обрез! А на очереди следующий претендент на «старшего». Так что…

– Понял, простите за назойливость! – Я поспешно вскочил на ноги.

– Проклятый склероз! – Вдруг хлопнул себя по лбу дядя Миша. – Это вы меня простите! Прибор-то… прибор для связи забыл вам дать! – он вручил мне запечатанную коробочку, скороговоркой пояснил: – Соединяет только со мной! Берет откуда угодно. Прослушать разговор невозможно. Остальное в инструкции, – и нажал кнопку на пульте. – Казарма прямо, налево и направо. На стенах нарисованы стрелки. Не заблудитесь. До связи!

– До связи! – эхом отозвался я, шагнув в тускло освещенный проход…


Глава 3 | Ночная стража | Глава 5