home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

«Однако умные люди разрабатывают стратегию, руководят нашими действиями, – подумал я, прочитав сводку и донесение «Алекса». – Одним… даже не ударом… тычком!.. Так славно разворошили змеиное гнездо! Заглядение!!! Но то ли еще будет…» – Я поднялся, зашел в туалет, сжег документы над унитазом, спустил воду, вернулся обратно в комнату и вновь развалился в кресле у журнального столика, потягивая охлажденный апельсиновый сок. Телевизионное псевдоокно напротив демонстрировало панораму дневного Н-ска с высоты десятого этажа. Их (лжеокна) сделали недавно (пока мы находились на задании). По мнению начальства, они благотворно влияли на психику новоявленных «детей подземелья». Насчет психики не знаю (еще не понял, не прочувствовал), но с окном в комнате и впрямь стало уютнее… Суперсовременный, бесшумный кондиционер быстро вытянул запах горелой бумаги. Вообще-то на документах не было грифа «Совершенно секретно! По прочтении уничтожить!!!», но я решил перестраховаться. Мало ли как оно там… А полученную информацию можно передать бойцам устно, слово в слово. На память, слава Богу, не жалуюсь…[39] Допив сок, я взглянул на часы – 15.10. До визита к куратору оставалось полтора часа. Целая прорва времени! Или вздремнуть немного под приглушенный шум дневной улицы «за окном»? Да нет, пожалуй, не хочется. Успел отоспаться от души.

После известных читателю событий минуло восемь суток с хвостиком, на протяжении которых я и мои бойцы самозабвенно отдыхали. Трехчасовая утренняя тренировка (рукопашный бой, стрельба, метание ножей) – не в счет. Это так, легкая разминочка, чтобы не разжиреть от безделья. А потом – душ, плотный завтрак, купание в бассейне, отдых в солярии (при помощи телестен, имитирующих черноморский пляж). Затем шикарный обед, сон, опять купание, опять солярий, специальные камеры с горным воздухом (тоже с телестенами, но имитирующими не пляж, а травянистую площадку среди скал). В восемнадцать тридцать легкий ужин и… личное время, которое каждый использовал на собственный вкус. Кто читал (Воробей и Зяблик), кто играл в шахматы (Гусь со Стрижом), кто бездумно смотрел комедии с дивиди-дисков (ваш покорный слуга). В десять или в одиннадцать (по желанию) – отбой. В семь тридцать подъем, полчаса на умывание, чистку зубов, бритье. И снова: тренировка, завтрак, бассейн, солярий и т. д. Обязательными были только дообеденные процедуры. Остальное разрешалось игнорировать и просто прохлаждаться у себя в номере. Чем, кстати, я и занимался в настоящий момент… Прикурив сигарету, я устроился в кресле поудобнее и принялся выпускать дым колечками. Мысли вернулись в недавнее прошлое.

Тогда, после прибытия в зону, патрулируемую «Ночной стражей», наши приключения действительно закончились. Достигнув эвакуатора, я связался с дядей Мишей, коротко доложил о происшествиях по пути и услышал в ответ: «Ждите, наденьте противогазы (лица скрыть). Груз и ребенка у вас заберут. Пароль – «Утро». Отзыв – «Когда-нибудь наступит». Пожалуйста, не перестреляйте ребят по случайности. Да, один из них проводит вас на базу. До встречи!» – С этими словами куратор дал «отбой». А я отдал подчиненным соответствующие распоряжения и расслабился: с «Валом» на изготовку, широко расставив ноги.

Ждать пришлось недолго. По прошествии десяти минут кусок одной из стен бесшумно сдвинулся в сторону, открыв зияющий чернотой проход.

– Утро, – донесся оттуда шелестящий шепот.

– Когда-нибудь наступит, – в той же тональности отозвался я и опустил ствол автомата.

В коридоре появились четверо в «собровках», с «Валами» через плечо. Двое подхватили мешок с Фуфелом, один бережно взял у Воробья ребенка, а четвертый жестом предложил нам оставаться на прежних местах.

Первые трое молча скрылись в проходе, и спустя секунды послышался звук отъехавшей дрезины.

– Идемте, – шепнул четвертый и первым шагнул в темноту.

Вновь надев инфракрасные очки, мы последовали за ним и увидели узкоколейку с еще одной автоматической дрезиной. Наш проводник нажал кнопку на небольшом пульте. Кусок стены так же бесшумно задвинулся обратно. Ну а дальше… дальше мы с ветерком домчались до базы и выгрузились на маленькой платформе с двумя указателями: «Пансионат», «Куратор». Проводник кивнул ребятам на первый, мне на второй, прощально махнул рукой и удалился кошачьей походкой…

Дядя Миша сосредоточенно выслушал мой доклад (на сей раз подробный, с мельчайшими деталями). Дважды просмотрел видеозапись. Угостил зеленым чаем, пододвинул ко мне чистую пепельницу, пачку сигарет, зажигалку (сам он не курил, но, в отличие от Логачева, не придирался к курильщикам) и сказал:

– Задание выполнено на «отлично»… даже перевыполнено! Вдобавок к захвату Фуфела ваша группа зачистила изуверскую секту «Великий Змей» (к которой мы никак не могли подобраться) и, главное, спасла невинного младенца. Молодцы! Ребенок, уверен, похищен сатанистами не у алкашей, не у наркоманов (тогда бы его оставили на воспитание здесь, на базе…), а из нормальной православной семьи. По нашим данным, поклонники ползучего мутанта предпочитали именно таких детей. Полагаю, уже сегодня-завтра мы отыщем родителей мальчика. И через наших людей в «органах» вернем им сына. То-то радости будет!.. А вы отдыхайте, набирайтесь сил. Когда завершим допросы Фуфела, я вам сообщу. У вас есть какие-нибудь вопросы, пожелания?

– Целых два! – выпалил я.

– Выкладывайте, не стесняйтесь, – добродушно улыбнулся куратор.

– Поставьте нас в известность, когда ребенка передадут родителям.

– Без проблем! С превеликим удовольствием!

– И второе. Мне хотелось бы поучаствовать в казни Фуфела. Или хотя бы полюбоваться на нее!

– Зачем?! – нахмурился дядя Миша. – Мало вам крови, грязи?

– По горло хватает, – кисло усмехнулся я. – Но тут особый случай! Видите ли… Гм!.. Гнусное существо любило насиловать грудных детей до смерти… Буквально рвало их на части, заходясь в дьявольском экстазе. А мы… мы были вынуждены не только тащить на себе ЭТО несколько часов подряд, но всячески оберегать поганую тварь, – я нервно затянулся сигаретой и глухо продолжил: – К примеру, во время схватки с «чубайсами» мешок с Фуфелом охраняли не менее тщательно, чем отнятого у нелюдей ребенка… А ведь дай Фуфелу волю, он бы того малыша… – я замолчал, скомкал в пепельнице недокуренную сигарету и громко скрипнул зубами.

– Теперь понимаю, – задумчиво молвил куратор. – Вами руководит отнюдь не жестокость (как я, грешным делом, заподозрил), а… Впрочем, объяснять слишком долго, да и трудновато. У вас, Феникс, очень сложный психотип. Я сам, по правде говоря, не до конца в нем разобрался… Ладно! Так или иначе, ваше пожелание мы удовлетворим, пригласим на казнь Фуфела. Из бойцов к вам, скорее всего, захочет присоединиться Воробей. Ему тоже препятствовать не станем… У вас все?

– Да!

– В таком случае идите на место постоянной дислокации группы. Пропарьтесь в бане, поешьте, поспите. До связи!..

Вот так и начался тот вышеописанный курортный режим. По истечении первых его суток мне «позвонил» по прибору дядя Миша и довольным тоном проурчал:

– Ребенка зовут Виктор. Он действительно из хорошей семьи. Вернули через «органы» родителям. Те – вне себя от счастья.

Я немедленно поделился новостью с ребятами и отметил, как потеплел взгляд Олега Дунаева… Сегодня утром (после завтрака) куратор снова вышел на связь.

– В семнадцать тридцать состоится казнь Фуфела, – донеслось из мембраны. – Вам не расхотелось присутствовать?

– Нет!

– А Воробью?

– Тем более. Он весь сгорает от нетерпенья!

– …Так я и думал. Тогда подходите вдвоем в кабинет номер три в семнадцать сорок. Про маски, надеюсь, напоминать не надо?

– Нет. Мы уже привыкли.

– Хорошо. Постарайтесь не опаздывать. – Мембрана запищала гудками «отбоя».

Я посмотрел на часы. Через десять минут можно выдвигаться. Кабинет номер три приблизительно в километре от нашего «пансионата». Если идти не торопясь, прогулочным шагом, то успеем минута в минуту… Вызвав по селектору Воробья, я натянул «собровку», надел черную кожаную куртку. Вставил в специальные крепления четыре боевых ножа и сунул за пояс брюк пистолет с глушителем. Совсем без оружия нам возбранялось передвигаться по базе. Хоть и зачищенное, благоустроенное, надежно охраняемое, но… все-таки подземелье. Законы тут иные, чем на поверхности. Мало ли чего…


( Сбоку приписка рукой генерала Нелюбина: «Предоставить копию для ознакомления дяде Мише и Фениксу». – Авт.) | Ночная стража | * * *