home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

– Перераспределяем обязанности! – забрав оружие у убитого, прикрыв размозженную голову Сергея камуфляжной тряпицей, прикрепив к телу КВУ (таймером вверх) и проглотив тугой комок в горле, шепнул я. – Пятый, возглавляешь отход вместо четвертого. Огнемет беру на себя. Остальное без изменений. Все! Ждем «мишени»…

В небе вдруг громко крикнула большая белая птица и бесшумно устремилась в синюю высь.

– Его душа с нами попрощалась, – прошептал лежащий рядом Стриж. Кивнув в знак согласия и до крови закусив губу, я принялся обозревать окрестности (в первую очередь ворота) сквозь бельгийский бинокль с двадцатикратным увеличением. Ничего особенного больше не происходило. Ярко светило солнце. Легкий, но шустрый южный ветерок быстро развеивал последние остатки вчерашних туч. Проклятая «крепость» не подавала признаков жизни. Лишь теперь я до конца осознал, с КАКИМ противником мы связались. И в душе у меня воцарился мрак кромешный. Больше всего угнетали гибель подчиненного до начала операции, а также собственная недавняя бесшабашность. «Профилактика по минимуму», и пожалуйста, в группе «минус один»! Никогда раньше со мной подобного не случалось!!! Позорище, хуже некуда!!! Какими глазами теперь на дядю Мишу смотреть?!. «Обойдемся без потерь»… Болван самоуверенный!!! Кретин!.. Раздолбай!.. Дятел хренов!.. Попробуй только не замочить «Н» с Кузнецовым!!! В аду тебе тогда гореть, ур-р-род!!! Таким мудакам там самое место!..»

– Не терзайся, командир. Твоей вины тут нет. Нелепая случайность, не более, – положил мне руку на плечо Стриж. (Блин! Словно мысли прочитал! – Д.К.) – И учти, это еще не конец. Вот увидишь – заколбасим мы гадов поголовно!!! Готов поспорить на что угодно!

Чуть слышный шепот бывшего гэрэушника подействовал на меня успокаивающе. Я осторожно перевел дыхание, отогнал мазохистские мысли и вернул разум в нормальное, предбоевое состояние профессионального диверсанта. Нахлынуло привычное ледяное спокойствие, разом прояснившее голову. «В жизни действительно всякое бывает, – без прежнего надрыва подумал я. – Царствие Небесное Сереге! А мы… мы должны осуществить запланированное, невзирая на неожиданную «вводную». Слава Богу провели отвлекающий маневр в Телецентре. Большинство здешних псов[50] уже там. На-ас с дядей Мишей поджидают!.. Потому-то оставшиеся и провели «профилактику» по минимуму. А если б «как обычно»?.. Нда-а-а! Мало бы нам не показалось!..»

Упомянутый выше ветерок быстро вычистил небо до невероятной, сияющей синевы. Никогда прежде не видал такой! Превратиться бы в белую птицу и умчаться туда, подальше от грешной земли, где процветают ложь, предательство, насилие!!! Где потоками льется невинная кровь, творятся чудовищные вещи и правят бал ублюдки вроде «Н»… «Стоп! Опять киснуть начал. Настраивайся на операцию!» – осадил я себя, прогнал посторонние мысли, расслабил мышцы и начал дышать по «Системе» Рябко, накапливая энергию[51]. Прочие члены группы последовали моему примеру.

Потянулись часы ожидания… Прямой эфир программы «…» должен начаться в одиннадцать утра. Значит, выезд кортежа – часов в девять. Минут пятнадцать на дорогу. Оставшееся время – гримерам (подретушировать сальную, прыщавую физиономию «Н».). Кузнецов тем временем будет ждать «гостей» и хищно потирать лапки, предвкушая расправу над бывшим Учителем… Хозяину он наверняка не сказал о готовящемся покушении. Иначе бы тот забился со страху под кровать, и хоть танком его оттуда вытягивай!.. Иуда (со слов куратора) страсть как любит дешевые эффекты. Закончит «Н» болтать перед телекамерами, а Кузнецов ему на ушко: «Взгляните, шеф, на свежие трупы в соседней комнате. Эти головорезы хотели вас убить! Но я заранее раскусил их планы. И вот, пожалуйста, результат!»

«Н» в трансе, Кузнецов «в шоколаде»…

В половине девятого внутри «крепости» произошел короткий радиообмен, и я узнал негромкий, сиповатый голос Кузнецова. (Дядя Миша давал послушать его записи). О чем конкретно говорили – понять не удалось. (Они использовали мудреную, шифровальную таблицу.) Но это, собственно, и не требовалось. Судя по логике развития событий, иуда раздавал ц.у. оставшимся в усадьбе охранникам и запрашивал засадную группу об обстановке в Телецентре…

– Готовность к бою! – шепотом скомандовал я. И одновременно пошевелил пальцами и плечами, проверяя уровень напряжения в теле. Все было в норме[52].

– Второй готов… Пятый готов… Третий готов… – шелестяще донеслось в ответ.

Прошло еще немного времени. Без десяти девять плавно раздвинулись хорошо смазанные ворота «крепости» и из них выехал кортеж из пяти черных, одинаковых автомобилей с о-очень крутыми номерами…

Таким повсюду «зеленый свет». Гаишники (вкупе с сотрудниками ФСО[53]) заранее очищают трассы и городские улицы. Сгоняют простых автовладельцев в километровые пробки, чтобы эти – везде проскочили на бешеной скорости без малейшей задержки. Но не сегодня, ребята, не сегодня…

Бу-ух… бу-ух… – Почти синхронно сработали Воробей с Зябликом. Попали хирургически – в капоты головной и хвостовой машин. И тут же, оставив гранатометы, устремились к катапульте. Покореженные, охваченные пламенем «головная» и «хвостовая» развернулись боком, заперев в смертельной ловушке оставшиеся три. И подставив их под шквал бронебойных пуль из наших со Стрижом автоматов… Бесконечная череда «хлопающих пробок из-под шампанского»…[54] Сдавленные вопли умирающих… Одинокие «фьють-фьють-фьють-фьють-фьють» над нашими головами… (Кто-то из гибнущих охранников ухитрился дать ответную очередь. Молодец, однако! – Д.К.) Взрывающиеся бензобаки… Нехорошее оживление в усадьбе…

– Почему «молчит» катапульта?! Проверь! – продолжая стрелять, громко приказал я Стрижу.

– Есть! – он змеей метнулся в сторону. И вскоре вернулся, волоча за собой два тела: одно – со снесенным черепом, второе – слабо дышащее, оплывающее кровью.

– Зяблик наповал, Воробей – «трехсотый» – лаконично доложил бывший гэрэушник. – Попробуем сами пальнуть из катапульты?!

– Нет! – подтягивая к себе огнемет, отрезал я. – Первую помощь Воробью и отходи вместе с ним. Я прикрою.

– Но…

– Никаких но! Выполнять, боец!

– Слушаюсь… – Стриж сноровисто занялся раненым.

П-ш-ш-ш-ш-ш… – тугая струя пламени жадно облизала останки машин. В двух, чудом еще не горящих, дружно рванули бензобаки вкупе с боекомплектами мертвых охранников. Кортеж перестал существовать, а также все те, кто находился в пяти новеньких черных автомобилях.

Слава Богу!!! Задание выполнено!!!

Фьють… фьють… фьють… фьють… фьють… фьють… фьють… Кто-то, шустро подоспевший, открыл беглый огонь с обратной стороны дороги.

– Разреши остаться, командир! – закончив перевязку и вколов Воробью промедол, настойчиво попросил Стриж.

– Отход, блин! Живо! – свирепо рявкнул я и, поменяв позицию, дал короткую очередь в сторону «шустрого». Тот прекратил стрельбу: то ли словил пулю, то ли затаился.

Тем временем бывший гэрэушник подхватил раненого и эдаким проворным удавом ускользнул в лес.

«Надо дать им возможность уйти подальше. Пока не окружили», – подумал я под аккомпанемент новых «фьють… фьють… фьють…» На сей раз, судя по некоторым признакам, враги палили из нескольких стволов одновременно. «Подкрепление прибывает. Одни отвлекают внимание на себя. Другие заходят с тыла… Эх, жаль с катапультой не получилось!.. Такое добро зря пропадает!.. А впрочем… Ладно, посмотрим по обстоятельствам».

Слившись с мерзлой землей, я перезарядил один из гранатометов, поднялся на колено, отправил смачный «Бу-у-бух!..» в стреляющие заросли. И начал посылать вслед за ним короткие очереди, постоянно меняя позиции в нужном мне направлении. Наконец я очутился там, где хотел, то есть у нашей «тяжелой артиллерии». Бегло осмотрел ее и разочарованно сморщился. Пули умирающего «пса» натворили бед. Они не только вывели из строя боевой расчет, но и повредили спусковой механизм.

– Едрена вошь! – яростно прошипел я. – Облом за обломом!!!

И тут, позади… Нет, подозрительный шорох не послышался. Просто я где-то на подсознательном уровне ощутил постороннее, враждебное присутствие. Молниеносно перевернулся на спину и, не целясь, наугад, дал длинную очередь из положения лежа. Затрещали ломаемые ветки. Из ближайших кустов молча вывалились два тела с «Валами», в «разгрузках», в зимних камуфляжах. Мои пули прошили им бронежилеты в области груди, и оба кузнецовца испускали дух: мелко подергивали конечностями в агонии, захлебываясь кровью из разодранных легких… «За Гуся! За Зяблика! – мстительно подумал я. – Хотя… нет!!! Жизни моих ребят дороже стоят!!!» Внезапно взгляд упал на крутую выемку в почве в пятнадцати метрах южнее (то есть ближе к усадьбе). Если скатить по ней «осиротевшую» бомбу, то она минует останки кортежа, пересечет дорогу и вплотную приблизится к стреляющим зарослям, «фьють… фьють… фьють» откуда заметно участились. И трупы бойцов подрывать не надо будет (не говоря уж о снаряжении!). Страшный взрыв накроет и наши позиции и вражеские. Все разворотит до основания и в придачу сдетонируют КВУ в «разгрузке» Зяблика и на теле Гуся… Два КВУ по бокам бомбы (один для подстраховки)… Таймеры на пять минут каждый, и бегом в лес. До взрыва должен успеть удалиться на безопасное расстояние… Если не замочат по пути…

Издалека донеслась серия сочных хлопков и чей-то предсмертный вопль. Вероятно, Стриж засек новых «псов», движущихся от усадьбы к вашему покорному слуге, и срезал их бронебойной очередью. Хорошо, если так, а если… К лешему конспирацию!

– Пятый, я Первый. Доложи обстановку, – достав спутниковую «мобилу» и набрав номер Стрижа, потребовал я.

– Минус три. Направлялись к тебе в тыл, – спокойно ответил бывший гэрэушник.

– Как «второй»?

– Жив. Без сознания.

– Спасибо за помощь, но не задерживайся больше. Быстрее отходи сам знаешь куда!

– Но…

– Выполнять! Конец связи! – Сунув «мобилу» обратно в карман, я обхватил бомбу обеими руками. И короткими перебежками от дерева к дереву устремился к выемке. Ливень пуль, выпущенных с противоположной стороны, меня почему-то не убил, хотя стреляли они грамотно, прицельно. Одна «девятимиллиметровка» выдрала клок материи из левой штанины, вторая из правой. Третья и четвертая повредили ткань «комка». Однако тела ни одна не коснулась. Чудеса да и только!..

А вот и заветная выемка. Бомбу на край… (Легла удобно. Будто специально для нее природа постаралась. – Д.К.) КВУ по бокам (на них и магнитики небольшие, но мощные есть)… Таймеры на пять минут каждый… Ласковый посвист пуль над головой… Плавный толчок обеими руками из положения лежа… «По-о-ошла, родимая!..» А теперь ходу, авось уцелеешь!.. Вскочив на ноги, я бросился в лес, петляя между деревьями и мысленно ведя нормативный отсчет времени: «двести девяносто девять, двести девяносто восемь, двести девяносто семь…» На счете сто двадцать восемь впереди мелькнули смутные фигуры в спецназовском прикиде. «Кузнецовцы. Больше некому!»

Хлоп-хлоп-хлоп-хлоп-хлоп! – сработал мой «АКМБ», а сам я ушел кульбитом в сторону (продолжая отсчет). Метнул в их направлении «эфэшку». Судя по разлетевшимся в стороны клочьям плоти, попал удачно. Проворно поднялся и продолжил бег… «Девяносто семь, девяносто шесть, девяносто пять…» «Надеюсь, Стриж вместе с раненым Воробьем успели убраться подальше. Шансы у них неплохие. Сейчас все внимание противника приковано ко мне»… «Сорок девять, сорок восемь, сорок семь…»

Вынырнувший словно из-под земли камуфляжный тип выстрелил мне в лицо из ПСС, но… мгновением раньше я споткнулся о торчащий из земли корень, упал ему под ноги и «на автомате» воткнул «псу» в промежность боевой нож.

– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

– Угомонись! – выдернув из раны нож, я полоснул по горлу низко согнувшегося, истошно орущего охранника… (Кровью облило, как из ведра! – Д.К.) Вывернулся из-под мертвого тела и вновь пустился бежать, правда, сбившись со счета. «Сколько там осталось?!.. Ага, все!!!» Налетевшая взрывная волна подняла меня в воздух и с размаху впечатала в толстую сосну. Остатками контуженного сознания я уловил чудовищный грохот позади. Окружающая реальность потемнела, покрылась трещинами, готовясь вот-вот исчезнуть.

– Господи! Помоги! – на последнем издыхании выдавил я. Сверху вдруг упала огромная сосновая ветвь и укрыла меня как одеялом, надежно спрятав от посторонних взоров. Тьма сгустилась до абсолютной черноты, и я полетел в гулкую пропасть без дна…


* * * | Ночная стража | * * *