home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Месяцем раньше. Полночь

Нудный моросящий дождь, начавшийся в середине дня, прекратился полчаса назад. Тяжелые тучи немного раздвинулись, и в образовавшейся прорехе стал виден бледный кусок луны. Порывистый ветер внезапно стих. Спустя еще пять минут к храму Преображения Господня осторожно подъехал крытый брезентом грузовик. Из него почти одновременно выпрыгнули шесть фигур в черном. Каждая держала в руке большую канистру с бензином. Несколькими мощными ударами ног они вышибли церковные ворота и по-хозяйски зашли на территорию.

– Сюда нельзя. Уходите, пожалуйста. – Выступил навстречу тщедушный семидесятилетний сторож в заплатанном ватнике.

– Убить его! – приказал главарь.

Поставив на землю канистры, боевики секты «Амадеус» достали ножи и скопом бросились на старика.

Вопреки ожиданиям, сторож сопротивлялся решительно и упорно. Истекающий кровью, он подкрасил внушительным фингалом глаз Двустволке, выбил два передних зуба Гоблину, рассек бровь Мартусу, врезал в промежность Джеку – старшему группы… И только после тринадцатого удара ножом медленно осел в грязь. Тихо прошептал: «Господи! Прими мою душу, грешную!» и… скончался. Но озверевшие сатанисты еще долго топтали ногами бездыханное тело, выкрикивая проклятия, перемешанные с матюгами.

– Хватит! – прохрипел наконец Джек, с перекошенной от боли физиономией. – Хрыч давно сдох! Попусту время тратите!..

Молодые люди с «рыбьими» глазами нехотя отодвинулись от страшного кровавого месива. Нетронутым на лице сторожа остался лишь светлый, широко открытый глаз, в котором застыла какая-то непонятная убийцам радость.

– Трам-тара-рам! – грязно выругался Гоблин. С силой ударил каблуком в этот ненавистный ему глаз, но промахнулся. И, поскользнувшись в грязи, едва не упал.

– Р-р-р-р!!! – окончательно взбеленился он и яростно, с размаху ударил ножом. Снова промах, а сам Гоблин, по непонятной причине, едва не вывихнул руку в локтевом суставе.

Плоская рожа боевика секты перекосилась от бешенства. В уголках бесстыдно вывернутых губ выступила пенистая, нечистая слюна. В пустых глазах вспыхнули багровые огоньки. Неизвестно, что бы он предпринял дальше, но тут вмешался старший группы.

– П-ш-ш-шли! – с трудом разогнувшись, прошипел он. – Некогда с падалью возиться! Надо дело делать, да в темпе сваливать. Наш человек в милиции через два часа сменится. На пульт дежурного сядет новый мент, а работы предстоит много. Если проваландаемся слишком долго, то можем нарваться на неприятности. Вдруг кто-нибудь из прохожих заметит выбитые ворота, труп старикашки и позвонит с мобильного?

– Прохожих?! В такой-то час?! – позволил себе усомниться Двустволка, схлопотал от Джека кулаком в ухо и благоразумно притих.

– Идем! – повторил главарь, прикурив папиросу с марихуаной. – А ты, разговорчивый наш, для начала понесешь мою канистру.

– А потом? – робко вякнул Двустволка.

– Потом?.. Гм! Отсосешь у меня в виде моральной компенсации…

– Понял, – покорно кивнул провинившийся, поднимая две канистры одновременно – свою и старшего группы.

Сатанисты гуськом двинулись к храму по широкой, присыпанной гравием дорожке. Первый шел Джек с ломом в руках.

– О сигнализации не беспокойтесь, – на ходу вещал он. – Вечером ее «случайно» не включил сменщик того проклятого деда. Всего-то за пятьсот долларов! Правда, воспользоваться ими болван не сумеет, – главарь любовно погладил левый карман штанов.

– Гы-гы-гы! – громко заржал Мартус, вспомнив, как четыре часа назад они с Джеком удушили и сбросили в канализацию продажного сменщика, так и не получившего обещанное вознаграждение. Когда предателю вместо денег накинули удавку на шею, он страшно удивился, будто бы не знал, с кем связался из жадности… Джек не стал ругать Мартуса за грубое нарушение тишины. Воспоминание о ловком обмане и убийстве Денисыча (так вроде бы звали новоиспеченного иуду) доставило ему острое сексуальное удовольствие. Настолько сильное, что ноющая боль в ушибленной мошонке практически сошла на нет…

Золотые кресты и купола храма слабо поблескивали в лунных лучах. Недавно отстроенная церковь нависала над сатанистами призрачной белой громадой. Обычно в таких местах старший группы чувствовал себя крайне неуютно и старался поскорее убраться подальше. Но сегодня подобного чувства не было. И он счел это хорошим предзнаменованием… Навесной замок, поддетый ломом, сопротивлялся недолго и вскоре, тихо звякнув о гравий, упал к ногам боевиков секты. Торжествующе лыбясь, Мартус распахнул первую двустворчатую дверь. За ней оказалась вторая со встроенным замком. Его открыли при помощи обычной булавки.

– Великий Люцифер помогает нам! – радостно изрек Джек, заходя внутрь и на ощупь находя на стене выключатель. Под потолком загорелась тяжелая бронзовая люстра с лампочками в форме свечей. Главарь огляделся. Стерильная чистота, плиточный пол… Иконы современного письма на недавно выбеленных стенах. Перед каждой из них начищенные до блеска круглые подсвечники на длинных ножках (в настоящий момент пустые). Деревянные, изукрашенные резьбой и росписью ЦАРСКИЕ ВРАТА. По углам – большие баки с кранами для раздачи святой воды. Легкий, едва уловимый запах ладана. В церковной лавке неподалеку от входа – книги на полках, нательные крестики, ладанки и небольшие иконки в застекленной витрине. Рядом – ящик для пожертвований…

– Гарри, поищи бабло в этом ящике и в кассе. Остальные – в темпе проверьте другие ящики под иконами. Денежки нам пригодятся. ИМ гореть незачем! В вашем распоряжении десять минут, – вальяжно скомандовал Джек подчиненным и, дожидаясь выполнения отданного приказа, замер в наполеоновской позе. Чувство душевного дискомфорта по-прежнему отсутствовало. Настроение старшего группы стало совсем радужным.

«Наш Владыка Люцифер неизмеримо сильнее Распятого! – горделиво подумал он. – Если не считать инцидента с проклятым старикашкой (а таких считаные единицы. Вымирающий вид!), то все идет как по маслу. И сейчас, и вообще в целом. Современные православные слабы. Только и умеют лбами об пол биться: «По-о-омоги-и-и, Господи-и-и!!!» Хе, хе, кретины долбаные! Ну бейтесь, бейтесь, пока черепушки не расшибете. Помогут вам, как же! Не дождетесь!!! А мы между тем окончательно приберем к рукам власть во всем мире, включая и Россию. Куда она, на хрен, денется?!! Ведь даже согласно вашей дебильной вере уже наступают благословенные времена, которые вы называете «последними». Скоро на Землю явится сын нашего Владыки и тогда… О-о-о! Тогда мы разделаемся с вами полностью! Поставим перед жестким выбором: либо подыхай, либо принимай электронную печать на правую руку или на лоб[3], ы-ы-ы!!! – Джек радостно заржал, брызжа слюной, взвизгивая и… внезапно осекся. Прямо перед ним стоял непонятно откуда взявшийся незнакомец. В кожаной куртке, с непокрытой головой, высокий, атлетически сложенный, со светлыми волосами и серыми глазами. Тяжелый, прямой взгляд его не предвещал ничего хорошего. Предводитель боевиков вдруг ощутил невероятный животный ужас, сковавший накачанное тело покрепче стальных цепей. Колени у него подогнулись, поджилки затряслись, по спине хлынул холодный пот. А сердце заколотилось в столь бешеном ритме, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди и ускачет куда-нибудь подальше, как перепуганная лягушка. Рядом в точно таком же оцепенении застыл Гарри.

– Сатанисты? – морозным тоном осведомился незнакомец.

– И-и-ик!!! – тряся губами, «ответил» старший группы.

– Понятно. А кто главный?

– Вот он, вот он!!! – вывалился из ступора Гарри и суетливо затыкал пальцем в сторону Джека. – Он-н-н, гад! Точно говорю!

– Гм… А где доказательства? Может, ты просто стрелки переводишь… От себя, например?!

– Не-е-ет!!! – трусливо пискнул Гарри и поспешно залопотал. – Мы из братства… то есть из секты «Амадеус». У рядовых членов… как у меня… железные перстни. Смотрите!!! – тут он продемонстрировал дрожащую пятерню. – А у продвинутых первой ступени… вожаков шестерок… имеющих связь с руководством, – серебряные… как у него! Не трясись, Джек, покажи свою печатку. Ну-у-у?!!

«Продвинутый» послушно показал. Вид у него был пришибленный и униженный. Из тонкогубого рта текли слюни. С момента появления на «сцене» нового действующего лица прошло уже минут пять.

– Я всего лишь заблудшая овца, – сдав начальника с потрохами, продолжал частить Гарри. – Я покаюсь, отрекусь от дьявола, вновь приму крещение, а потом… Вернее, сперва – трахну тебя в задницу в алтаре! Гы-гы! – голос сатаниста из жалкого, умоляющего вдруг сделался наглым, торжествующим.

Столь разительная перемена объяснялась прибывшим наконец-то подкреплением. Из соседнего придела храма вышли оставшиеся четверо боевиков с окровавленными ножами в руках.

– Ты правильно потянул время, брат, – гнусно ухмыльнулся Мартус. – Теперь он целиком в нашей власти. Никуда не денется. Массой задавим!!!

На лице сероглазого отразилось мучительное сомнение. Правая рука сунулась было за пазуху, но остановилась на полпути.

– Неужто придется здесь? – чуть слышно прошептал он. – Господи, прости!!!

– Ага, пересрал, слабак православный!!! – воспрял духом Джек. – Зарежьте его, братья. Как того старикашку во дворе!!!

– Ввиду исключительности ситуации предлагаю другой вариант, – хрипло произнес «слабак». – Я, полковник ФСБ Корсаков, гхе, гм. – Слова давались ему с явным трудом. – Мы находимся в святом месте, где мне не хотелось бы… Впрочем, не важно. Итак… другой вариант. Вы все встанете на колени перед Спасителем, – он указал подбородком на большой деревянный крест с изображением распятого Христа. – Попр'oсите у НЕГО прощения за совершенные злодеяния… Искренне попр'oсите!.. А потом я доставлю вас…

Речь полковника прервал хоровой, издевательский хохот сатанистов. Больше всех надрывался Двустволка: взвизгивал, взлаивал, приседал, хлопал себя по бокам.

– Ой, не могу!.. Ой, уморил, чмошник!!! – в перерывах причитал он… Так продолжалось секунд тридцать.

– В задницу, в алтаре – блестящая идея! – немного успокоившись, изрек Джек. – Но сперва пусть опплюет, обоссыт иконы и отсосет у каждого из нас. Качественно!!! Со смаком!!! Начнешь с меня, как с главного, – надменно обратился он к Корсакову и принялся деловито расстегивать ширинку.

– Господи! Прости! – снова прошептал тот, коротким боковым в челюсть сбил «продвинутого» с ног, врезал Гарри ступней в ребра и тигром метнулся к остальным. Расправа над четырьмя вооруженными мордоворотами заняла не более пяти секунд.

Бум… бум… бум… бум… – Один за другим попадали они на пол, гулко стукаясь головами об узорчатую плитку. Фээсбэшник снял с Сола куртку, аккуратно упаковал в нее ножи, сунул сверток за пазуху Гоблину и по завершении проверил у неподвижных тел пульс.

– Живы, уроды, – удовлетворенно констатировал он и посмотрел на Джека с Гарри. Первый успел более-менее очухаться и уже не лежал, а сидел на полу, ошалело встряхивая башкой. Полусогнутый второй с хлюпом хватал ртом воздух.

– Слушать мою команду, нелюди, – жестко сказал им Корсаков. – Каждый из вас берет в охапку по одному подельнику, – брезгливый кивок на распростертые тела. – И несет к грузовику за воротами. Вы на нем приехали?

– Да-а-а! – выдавил Гарри и, переводя дыхание, взмолился: – Пощадите, господин! Я отрекусь от дьявола, покаюсь…

– Ты повторяешься, – сухо оборвал его полковник. – Цена твоего «покаяния» уже известна. Заткнись, а то язык вырву!

Сатанист умолк, до крови кусая губы.

– На чем, бишь, я остановился? – холодно продолжал православный «слабак». – Ах да… Тела складываете у грузовика, ждете дальнейших указаний. Попытка к бегству – расстрел на месте. – Корсаков на секунду достал из-под куртки пистолет с глушителем, показал его чертопоклонникам и убрал обратно. – А теперь поехали, з-заразы!

Снова впавший в ступор Джек покорно поднял тушу Гоблина и первый побрел к выходу. За ним, с Двустволкой на руках, понуро следовал Гарри. Процессию завершал Корсаков. Левой рукой он волочил за ногу Мартуса, правой – Сола. На пороге Дмитрий обернулся и вздрогнул от неожиданности. Перед иконами Александра Невского, Дмитрия Солунского и Преподобного Сергия Радонежского вдруг самопроизвольно зажглись лампады…

Прореха в тучах сильно увеличилась. Луна вылезла из нее почти полностью и заливала церковный двор зыбким призрачным светом. Страшно изуродованный труп старика-сторожа сразу бросался в глаза. Рядом с ним сидел молодой белый котик (очевидно, дед его подкармливал)… и тихо, жалобно мяукал. Корсаков до боли стиснул зубы. Решение, постепенно зревшее в душе полковника, приняло окончательную форму. «Убивали всей кодлой. Это видно невооруженным глазом. Не надо быть судмедэкспертом, – мрачно подумал он. – А каяться такие не станут. Бесполезно метать бисер перед свиньями! Вот я попробовал дать им шанс, и что получилось? – Тут Дмитрий вспомнил мгновенную метаморфозу, произошедшую с «заблудшей овечкой» при виде подкрепления, общий ответ сатанистов на его последнее предложение и гадливо сморщился. – Будучи зажаты в угол (как Клавка-ведьма два года назад[4]), клятвенно пообещают что угодно… Хоть монашеский п'oстриг принять! Но едва почувствуют за собой силу – все клятвы псу под хвост. Одно слово – гнилье!!!»

Джек между тем вышел за ворота и бесцеремонно уронил Гоблина в метре от грузовика. Спустя несколько секунд то же самое проделал с Двустволкой Гарри.

– Будете грузить тела в кузов. Один внутри, второй подает снизу. Класть не вповалку, а сажать жопами на лавку. Дальше – не ваша забота, – бросив рядом Мартуса с Солом, проинструктировал сатанистов Корсаков и грозно добавил: – Не вздумайте канителиться, сволочи. Порву!.. Итак, разобрались по номерам. Считаю до трех раз…

При счете «два» Джек уже находился в кузове, а Гарри выжидательно замер снаружи.

– Ну-с, приступим, – пробормотал полковник, склонился к слабо шевелящемуся Мартусу и вроде бы слегка коснулся особой точки на шее подонка. Лицо чертопоклонника налилось кровью, почернело. Конечности задергались в агонии[5].

– Инсульт, – спокойно резюмировал фээсбэшник и возвысил голос: – Первый пошел!..

В головах у оцепеневших от ужаса чертопоклонников воцарилась абсолютная пустота. Механически, словно зомби, Гарри «подсаживал» трупы в кузов, а Джек (точно так же) принимал их и устраивал на лавке. Даже когда из-за пазухи у Гоблина выпал сверток с ножами, и они (ножи) со звяканьем рассыпались по полу, «продвинутый первой ступени» не обратил на это ни малейшего внимания. Его собственный кинжал с гравировкой на рукоятке косо торчал за брючным ремнем, однако Джек больше не помышлял о сопротивлении. Куда там такому сопротивляться!!!

Из темноты на старшего группы молча смотрели мертвые, искаженные физиономии подчиненных. (Не мудрствуя лукаво, Корсаков применял к каждому один и тот же вышеописанный прием…) Последним место в кузове занял Сол.

– Надень на него куртку, – распорядился полковник. – Та-а-ак, а теперь вылазь…

Медленно, заторможенно Джек выбрался наружу и встал рядом с беззвучно плачущим Гарри. Луна уже окончательно вылезла из упомянутой прорехи и светила, как показалось «продвинутому», нестерпимо ярко. Лицо «православного слабака» казалось вырубленным из камня. В серых глазах плескалось глубочайшее презрение.

– Оба подошли к кабине, стали к ней спиной, – холодно скомандовал он. И, когда сатанисты выполнили приказ, молниеносным ударом (кончиками пальцев, ниже левой подмышки)… остановил Гарри сердце. Обмякшее тело тяжело повалилось на Джека, сбив его с ног. «Продвинутый», выйдя из ступора, по-поросячьи взвизгнул. Выбрался из-под трупа подельника, на коленях подполз к Корсакову и, захлебываясь горючими слезами, начал целовать грязную обувь полковника.

– Прекрати… мразь! Или шею сверну, – с трудом сдерживаясь, процедил тот.

– А-и-и-и-и! Вай-вай-вай!!! – подняв перепачканную морду, ответствовал чертопоклонник.

– Не ссы, тебя убивать пока не буду, – губы фээсбэшника кривились в отвращении.

– А-а-а?! – обнадеженно встрепенулся Джек. – П-правда н-не будете?!! Значит… значит… Я останусь жить?!!

– Усади падаль на водительское сиденье, – проигнорировал два последних вопроса Корсаков. – Аккуратнее!.. Т-а-ак, хорошо. Закрой дверцу, повернись к машине, руки заложи за спину. – Клац-ц-ц! На кистях «продвинутого» защелкнулись самозатягивающиеся наручники.

– Прокатимся немного… на природу. – Схватив сатаниста за шиворот, Дмитрий отволок его к джипу «Чероки», припаркованному на обочине метрах в пятнадцати от грузовика. Тщательно обыскал. Изъял кинжал, мобильный телефон, электронную записную книжку. Оторвал солидный кусок от подкладки куртки пленника. Свернул из него кляп. Открыл багажник и грубо запихал туда Джека, предварительно заткнув ему кляпом рот. Потом захлопнул крышку, запер багажник, постоял секунд десять, о чем-то напряженно размышляя. Покачал головой, странно усмехнулся, по трофейному мобильнику набрал «02» и, подражая голосу «продвинутого», выпалил с придыханием. – Нападение на Храм Преображения Господня на улице Моховая! Сторож зверски убит! Дверь взломана! Готовится поджог! У них ка… – прервав самого себя на полуслове, полковник шмякнул телефон об асфальт, растоптал каблуком и спихнул обломки в грязь. Уселся за руль «Чероки», по прибору связи вызвал дежурного в своем отделе, бросил несколько коротких фраз, завел мотор и на предельно допустимой в городе скорости двинулся к Кольцевой дороге, находящейся в полутора километрах от места недавней трагедии…


Стилистика полностью сохранена. – Авт | Ночная стража | Глава 2