home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Три наставления, проникающие в суть

В Лондоне, взале Камденского центра, расположенном напротив станции Св. Панкраса, Его Святейшество Далай-лама провел трехдневный семинар по буддийской философии, выбрав в качестве отправной точки двенадцать звеньев взаимозависимого происхождения. Он также коснулся вопроса о различных ступенях практики в Махаяне и Ваджраяне с позиций всех четырех школ тибетского буддизма и осветил некоторые моменты, которые более подробно объяснил уже позднее, в 1989 году, на учения в Сан-Хосе. Лекции Далай-ламы, которые переводил профессор Джеффри Хопкинс, были опубликованы отдельным изданием под названием Смысл жизни с позиций буддизма.

На следующий день, 7 июля, по просьбе буддийского центра Ригпа и его основателя Согьяла Ринпоче, Далай-лама давал учение о Дзогчене. Прежде всего Его Святейшество даровал собравшимся благословение тадрол (тиб. btags grol), что в переводе с тибетского означает освобождение через контакт, или прикосновение,[17]пояснив, что передачу такого учения, как Дзогчен, необходимо предварить получением какого-либо посвящения. Его Святейшество дал характеристику основным положениям учения Дзогчен и провел посвящение, а затем облек дальнейшие объяснения и наставления в слова краткого ритуала.

Для объяснения уникального учения Великого Совершенства Далай-лама выбрал известный комментарий Дза Патрула Ринпоче на Цигсум недек (тиб. tshig gsum gnas brdeg) — Три слова, проникающие в суть.[18] Эти наставления — не что иное, как знаменитые Три завета Гараба Дорже, или Прахеваджры, первого мастера Дзогчен нашей кальпы. Исторические тексты утверждают, что когда Гараб Дорже вступил в состояние полного освобождения от сансары, его физическое тело растворилось в свете, образовав в небе радужное облако, земля содрогнулась, и послышались чудесные звуки.[19] Когда его ученик Манджушримитра, который обучался у него в течение 75-ти лет сущностным учениям Ньинтиг, увидел, что Гараб Дорже превратился в радужный свет, в порыве отчаяния он рухнул на колени и воскликнул: «О горе! Если свет нашего драгоценного учителя иссякнет, кто кроме него рассеет тьму этого мира?» Как только он произнес эти слова, радужное облако приняло форму Учителя, ясную и прозрачную. В его правой руке появилась крохотная золотая шкатулка. Она медленно спустилась на землю, описала три круга вокруг Манджушримитры и, наконец, опустилась прямо в его ладонь. Открыв ее, он нашел «последний завет» Гараба Дорже — Три наставления, проникающие в суть, написанные на листочке из пяти драгоценных субстанций чернилами из ляпис лазури. Как только Манджушримитра увидел эти слова, он тут же избавился от всех сомнений и обрел такую же реализацию, как его Учитель. Все первые четыре видьядхары, держатели знания Дзогчен, — Гараб Дорже, Манджушримитра, Шри Сингха и Джнянасутра — подобным же образом передавали знание своим ученикам, так, что их умы становились нераздельными. Три наставления, проникающие в суть веками передавались от учителя к ученику как сущностное учение, воплощающее в себе само сердце пути Дзогчен, Великого Совершенства.

Учение Патрула Ринпоче, которое называется Особые наставления премудрого и славного царя, вместе с его автокомментарием, ценится как наиболее сущностное наставление по практике Дзогчен. Краткий, но исключительно глубокий, этот текст поясняет метод трекчо и в совершенстве излагает самую суть пути изначальной чистоты Великого Совершенства, Дзогпаченпо. Патрул Ринпоче (1808-1887) — известная фигура в линии передачи Лонгчен Ньинтиг, цикла учений, открытого Джигме Лингпой (1730-1798), который достиг совершенной реализации после того, как трижды в состоянии чистого видения узрел великого дзогченовского мастера Лонгчена Рабджама (1308-1363). Патрул Ринпоче в Особых наставлениях премудрого и славного царя упоминает этих двух великих мастеров, а также своего собственного коренного учителя Джигме Гьялве Ньюгу (1765-1843).

Один из самых любимых мастеров тибетского буддизма, Патрул Ринпоче был известен широтой эрудиции и образования, мудростью, простотой и образом жизни святого. Он сыграл одну из главных ролей в восстановлении буддийского учения в Тибете прошлого века, оставив славный след в истории.[20] Он был признан воплощением ума Джигме Лингпы и учился у таких прославленных мастеров своего времени, как Джигме Гьялва Ньюгу, До Кхенце, Гьялсе Шенпен Тхайе и четвертый Дзогчен Ринпоче Мингьюр Намкхе Дорже. Он получал передачу предварительных практик Лонгчен Ньинтиг от своего коренного учителя Джигме Гьялва Ньюгу двадцать пять раз и составил на их основе свой знаменитый текст под названием Кунсанг ламе шелунг (тиб. kun bzang bla ma'i zhal lung) — Наставления моего всеблагого Учителя, к которому и обратился Его Святейшество в своем учении в 1989 году. Этот текст был написан в пещере, расположенной высоко в горах над монастырем Дзогчен. Там Ринпоче провел много лет, изучая и практикуя, а затем и обучая других. Зенкар Ринпоче пишет о нем: «Он провел много лет в безлюдных пространствах Рудема, таких, как Пещера Ямантаки и Пещера долгой жизни, где, вложив все силы в практику медитации, достиг безграничной, как само пространство реализации».[21]

Дух Патрула Ринпоче продолжает служить источни ком вдохновения для многих поколений практиков. Его Святейшество Далай-лама всегда с большой теплотой говорил об этом мастере, особо почтительно отзываясь о его Бодхичарьяаватаре, учении, наиболее близком его серд цу. В 1991 году, давая комментарии на первые восемь глав этого текста во Франции, в Дородоне, Его Святейшество обратил внимание на то, как десять глав Бодхичарьяаватары соотносятся со строками известной молитвы:

О, непревзойденная драгоценная бодхичитта!

В ком она еще не возникла — да возникнет,

А в ком появилась — да не исченет,

Но да возрастает все больше и больше!

Далай-лама сказал: «Именно так объясняет Патрул Ринпоче это учение, и я вижу в этом большую глубину».[22] Когда в 1993 году Далай-лама комментировал девятую главу Бодхичарьяаватары в Институте Ваджрайогини во Франции, он говорил об учителе Кхуну Лама Тендзин Гьялцене (1894/5-1977), держателе линии передачи Патрула Ринпоче, получившем ее от одного из великих кхенпо монастыря Дзогчен. Его Святейшество в свою очередь получал учение Бодхичаръяаватары от этого мастера. Он вспоминает:

Дза Патрул был одним из тех мастеров, в которых сочетаются три качества: образованность, этика и доброта. Это был выдающийся мастер, практик, достигший высочайшего уровня реализации. После того, как он завершил курс Бодхичарьяаватары, бодхичитта стала сокровенной сущностью его практики, и вскоре он повсюду прославился как полностью реализованный мастер. Позднее его линия перешла к Кхуну Ламе Ринпоче... который был выдающейся личностью, до такой степени, что нам даже трудно это представить. Он также принял бодхичитту за основу своей практики, и именно от него я получил эту передачу.[23]

В 1992 году в качестве подготовки к посвящению на основе цикла Сангва Гьялчен в монастыре Дзогчен, Его Святейшество дазал учение по тексту Патрула Ринпоче Благо в начале, благо в середине, благо в конце.[24] Он отметил:

Дза Патрул Ринпоче был великим практикующим и великим мастером, и в основу его практики была положена бодхичитта и учение Бодхичарьяаватара. Когда бы он ни учил Бодхичарьяаеатаре, повсюду распускались цветы, которые так и называли: «цветы Бодхичарьяаватары». Об этом мне рассказывал Кхуну Ринпоче, приводя пример уникальности его практики бодхичитты.[25]

Особые наставления премудрого и славного царя являются подтверждением величия Дза Патрула Ринпоче как учителя. Делая обзор его трудам, Зенкар Ринпоче сказал: «Они написаны не для того, чтобы продемонстрировать его собственную ученость, но с целью раскрыть способности учеников». Особый, выдающийся характер его учений был прокомментирован Додрупченом Тенпе Ньимой в биографии Патрула Ринпоче:

Мудрый, прочтя их, узрит глубину смысла. Непредвзятый, услышав, легко поймет. Поскольку в них собрана самая суть, их легко запомнить. Они совершенны по объему, в них все находится в гармонии и взаимосвязи от начала и до конца. Его слова приятны для слуха, и, нежные или грубые, они все единого вкуса с самой сутью наставлений, а потому одинаково понятны и мудрецам, и невеждам, и людям со средними способностями.[26]

Невозможно переоценить значение Трех наставлений, проникающих в суть. Дилго Кхенце Ринпоче сказал: «Представьте себе, что вы выслушали все 84000 учений Будды, а затем размышляли над их смыслом. Тогда вы обнаружили бы, что все, что вам нужно, — это введение в Три наставления, проникающие в суть. Сравнив эти Три Завета с учениями тысячи пандитов и сотни сиддхов, вы поймете, что ни один из этих учителей не смог бы дать более высокое учение. Непревзойденный Лонгчен Рабджампа полностью реализовал смысл трех категорий и девяти пространств Великого Совершенства, Дзогпаченпо, став нераздельным с изначальным буддой Самантабхадрой Представьте себе, что вы встретились с ним лицом к лицу И в этом случае лучшее учение, которое вы могли бы от него получить, это Три наставления, проникающие в суть. Ни Ригдзин Джигме Лингпа, ни Джигме Гьялва Ньюгу, ни другие великие мастера трех линий не смогут научить вас чему-то, что превосходит это единственное наставление».



Предисловие | «ДАЛАЙ ЛАМА О ДЗОГЧЕНЕ»: Учения о Пути Великого Совершенства | Введение