home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2. О ПРЯМОЙ РЕШИМОСТИ ОТНОСИТЕЛЬНО ЭТОГО СОСТОЯНИЯ

Начиная с того момента, как вы получили прямое введение в чистое присутствие ригпа, составляющее основу воззрения, вы используете средства, которые позволяют продолжать пребывание в этом состоянии. Это и есть медитация.

Теперь я более подробно объясню, как принять в свое сердце практику медитации: В естественном состоянии покоя, во всякое время и в любой ситуации ваша медитация должна быть подобна непрерывному течению реки. Не нужно пытаться искусственно создавать покой или подавлять возникающие мысли. Когда устанавливается покой, просто поддерживайте узнавание его как истинное лицо дхармакайи, а движение — как врожденную энергию мудрости. Итак: «Отныне, находишься ли ты в покое или в движении...»

С тех пор как вы распознали лик единого мгновенного присутствия ригпа, не имеет значения, какие мысли возникают в уме, нет необходимости на них реагировать, поддерживая одни и блокируя другие. Сказано, что все возникающие мысли появляются в естественном состоянии ригпа и точно также они исчезают в этом пространстве чистого присутствия. Поэтому чем дольше вы тренируетесь, поддерживая естественное состояние ригпа, тем меньшую власть имеют над вами эти мысли, какими бы они ни были.

Когда вы на собственном опыте узнали состояние чистого мгновенного присутствия, вам уже не нужно применять специальные методы для того, чтобы блокировать негативные или поддерживать позитивные мысли возникающие в уме. Теперь вы просто стараетесь не терять естественное состояние ригпа, ваше собственное изначальное состояние, прямое введение в которое вы получили. Тогда, даже если мысли продолжают появляться, они появляются в пространстве ригпа. А куда же они исчезают?

Энергия размышляющего ума вызывает омрачающие эмоции, такие как гнев и привязанность, что представляет собой Истину о причине страдания, а также переживания печали и радости, являющие собой Истину о самом страдании. Но если вы способны узнавать во всех этих мыслях, эмоциях и переживаниях их истинную природу, которая есть истинная природа самой реальности, они становятся для вас непрерывным потоком дхармакайи. Об этом говорит следующая строка коренного текста: «Приходят ли гнев или вожделение, счастье или печаль...»

Но вы не ограничиваетесь только этим. Даже если вы постигните подлинное воззрение, но не сделаете его основой своей медитации, рано или поздно вы снова впадете в обычное состояние заблуждения, и те же самые привычные шаблоны вновь привяжут вас к круговороту сансары. В результате вы отдаляетесь от истинной Дхармы и вскоре уже ничем не станете отличаться от обычного человека. Именно поэтому ни на мгновение не следует отвлекаться и отделять себя от наивысшего естественного покоя в состоянии не-медитации. В тексте сказано: «Во всякое время, в любых обстоятельствах...»

Независимо от того, находится ли ум в покое или в движении, не следует стараться противопоставить особый метод подавления каждой омрачающей эмоции. Напротив, что бы ни возникло, мысль или эмоция, на все есть только одно лекарство — узнавание истинного воззрения, полученного во время прямого введения. Итак, в коренном тексте говорится: «Узнавай эту уже познанную тобой дхармакайю...»

Здесь в комментарии говорится о том, что в любое время и при любых обстоятельствах, невзирая на разнообразие возникающих мыслей, вам не нужно применять к каждой из эмоций и мыслей отдельное противоядие. Вместо этого вы лишь постоянно узнаете мудрость дхармакайи, прямое введение в которую уже получили. Я хочу напомнить вам о песне переживания Миларепы, в которой есть строки о том, что мысли появляются, подобно облакам в небе и снова растворяются в его безбрежном пространстве.[48] Здесь приходят на ум и другие сравнения, например о воде, которая замерзает, превращаясь в лед, а потом снова тает, или о той же воде, которая замутняется от взбалтывания, а потом снова проясняется. Истинное состояние ригпа — это естественное состояние всех мыслей, движущихся в уме. Оставайтесь в покое ригпа, и в этом пространстве мысли естественным образом растворятся.

Здесь необходимо отметить один важный момент. Согласно воззрению Мадхьямики, главной философской школы тибетского буддизма, объектом отрицания является тенденция ума «схватывать» феномены, «цепляться» за них как за нечто реально существующее. Это и есть неведение, первое из двенадцати звеньев взаимозависимого происхождения, то самое изначальное неведение, которое является причиной нашего «цепляния» за вещи, как за нечто реальное. Здесь же основной упор делается на том, что никогда не было объектом «схватывания», поэтому такой подход отличается в корне.

Итак, какие бы мысли или эмоции ни возникли, сами по себе они есть не что иное, как мудрость дхармакайи, а природа этих мыслей и эмоций — подлинный ясный свет основы дхармакайи. Это узнавание называется так: «Материнский ясный свет присутствует как основа». Узнавание своей собственной истинной природы в этом видении светоносной ясности самопознающего ригпа прямое введение в которое вы уже получили от учителя, называется «ясный свет пути практики». Пребывание в состоянии, когда эти два ясных света, основы и пути, нераздельны, называется «встречей материнского и сыновнего ясного света». Поэтому в коренном тексте сказано: «И два ясных света, уже знающие друг друга мать и сын, воссоединятся».

Не имеет значения, кем мы являемся, медитируем или нет, — саморожденная мудрость естественного состояния ригпа изначально присутствует в каждом из нас, и мы никогда от нее не отделялись. С другой стороны, с ригпа нас знакомит мастер посредством прямого введения, и с тех пор оно становится основой нашей личной практики. Природа ригпа в обоих случаях та же самая, разница лишь в том, что в первом случае это просто естественное положение вещей, а во втором мы оказываемся способны узнавать нашу истинную природу такой, какая она есть на самом деле. Поэтому о ригпа можно говорить и в том и в другом смысле. Но в истинном смысле это не две разные вещи, одна из которых существует отдельно от нас, а с другой мы воссоединены. Прямое введение в то, что естественным образом присутствует как основа существования, метафорически называется «воссоединением сына и матери».

В других школах эта метафора «воссоединение», или иногда «слияние» сыновнего и материнского ясного света упоминается в связи с появлением ясного света основы в момент смерти, которое переживается даже обычным человеком. В частности, это выражение означает способность практикующего силой йогической практики превращать переживание воссоединения в сущность пути. Вот что имеется в виду под слиянием материнского и сыновнего ясного света, когда материнский его аспект возникает перед любым человеком во время смерти, и что можно превратить в путь.

Материнский ясный свет молено также соотнести с состоянием пустоты, а сыновний ясный свет — с умом, который поддерживает непрерывность осознания этой пустоты и, согласно представлениям этих школ, отличен от ригпа. Таким образом, «воссоединение матери с сыном» в этих традициях означает способ, которым ум-сын воспринимает пустоту-мать.

Итак, постоянно помни о воззрении, которое есть узнавание в самом себе ясного света как собственной истинной природы, и покойся в этом состоянии. Кроме того, очень важно ничего не отвергать, ничего не принимать, ничего не подавлять и ни в чем не потворствовать ни мыслям, ни эмоциям, которые являются энергией ригпа: «Покойся в этом состоянии неописуемого Осознания».

Здесь Патрул Ринпоче объясняет, каким образом поддерживать узнавание ригпа, основываясь на переживании, полученном во время прямого введения в знание собственного изначального состояния. Именно об этом и говорит мастер в коренном тексте: «Покойся в этом состоянии осознания за пределами любых описаний».

В текстах относящихся к традиции Высшей Йога-тантры термин ясный свет используется для обозначения тончайшего уровня сознания, который неразделен с самим бытием. Это соотносится с тем, что в учении Дзогчен называют ригпа основы, поскольку здесь существует различие между основой и проявлениями основы. Когда вы получаете прямое введение в состояние ригпа через шесть сознаний, это и есть то, что называется ригпа как энергия или лучезарное ригпа. В результате ознакомления с лучезарным ригпа вы лицом к лицу встречаетесь с ригпа основы.[49]

Начиная тренироваться, вы все дольше пребываете в этом состоянии и испытываете всевозможные переживания, такие, как блаженство, ясность и отсутствие мыслей, которые скрывают от вас подлинное лицо вашей истинной природы. Если вам удается снять покров пристрастия к переживаниям и обнажить подлинное лицо состояния ригпа, тогда изнутри естественно воссияет мудрость. Сказано:

Чем более йогин нарушает свою медитацию,

Тем она становится сильней.

Чем с большей высоты падает вода,

Тем мощней водопад.

Итак: «Покой и блаженство, ясность и поток мыслей — отсекай их снова и снова...»

Медитативные переживания покоя, ясности и блаженства заслоняют лик ригпа, поэтому их необходимо отсекать.

«Но каким образом их отсекать?» — спросите вы. Когда бы ни возникли эти переживания покоя, блаженства и ясности, а также радости, ликования и восторга, разрывайте покров привязанности ко всем переживаниям резким и сильным, подобным молнии выкриком «пхат!», который соединяет в себе «пха», слог искусных методов концентрации и накопления, и «т», слог мудрости (праджни) прорывающейся сквозь иллюзию. Итак: «Внезапным ударом слога искусных средств и мудрости».

Патрул Ринпоче говорит, что в этих случаях вам нужно устранить мысли мощным выкриком слога «пхат».

Когда вы уже не теряете сути этого личного опыта и продолжаете пребывать в этом неописуемом, всепроникающем состоянии ригпа всякое время и в любой ситуации, теряется различие между периодами медитации и постмедитативными состояниями: «Без различения между медитацией и состояниями после нее...»

Во фразе «в этом неописуемом, всепроникающем ригпа» слово зангтал (тиб. zang thal), всепроникающий, употребляется для обозначения отсутствия каких бы то ни было препятствий. Хотя объекты проявления ригпа продолжают возникать, что касается внешнего, ваш ум не фиксируется на них, а что касается внутреннего, то вы просто покоитесь в собственном естественном состоянии. Поэтому, находитесь ли вы в медитации или в пост-медитации, иными словами, в периодах медитационных сессий или в промежутках между ними, различие между этими двумя состояниями исчезает.

Поэтому медитация в период практики и медитация в период обыденной деятельности во время перерывов становится нераздельной: «Без разделения времени на медитативные сессии и перерывы».

В этой «наивысшей медитации, в которой не на что медитировать, в этой йоге, непрерывной, словно речной поток, в этой равностной всепроникающей мудрости[50] нет ни намека на сам предмет медитации, ни кратчайшего мига отвлечения. Вот что имеется в виду, когда йогин говорит:

Я никогда не медитировал, поэтому никогда не отделялся от медитации;

Значит, я никогда не отделялся от истинного смысла «не-медитации».[51]

А потому: «Оставайся всегда в этой нераздельности».

Вы должны покоиться в живом и непрерывном состоянии ригпа, не делая различий между периодами формальной практики и перерывами между ними.

Подходящим сосудом для уникального учения Дзогпаченпо, как утверждают тексты, является тот, кто способен достичь мгновенного освобождения при одном только слушании учения. Для такого человека мысли и переживания являются превосходной основой для освобождения, и все, что бы ни возникало, становится для него потоком дхармакайи. Здесь нет ни медитирующего, ни объекта медитации. Менее удачливые, наделенные более слабыми способностями, попадают в зависимость от иллюзорных представлений и должны искать устойчивости, проходя «постепенные стадии» до тех пор, пока не преуспеют в своей практике медитации. Поэтому в тексте сказано: «Однако пока не достиг устойчивости...»

Человек с высшими способностями — это тот, для кого возникновение и освобождение мыслей происходят одновременно. Однако обычно для новичков не достаточно просто прямого ознакомления с состоянием ригпа. Им нужно некоторое время тренироваться, чтобы укрепиться в этом переживании, и лучше это делать «в стороне от мирских дел и отвлечений».

Такая практика должна происходить в условиях, во всех отношениях подходящих для достижения медитативной устойчивости, ибо только в этом случае может проявиться реальный опыт. Сколько бы вы ни пытались практиковать среди мирской суеты и отвлечений, не ждите возникновения настоящих медитативных переживаний, поэтому в тексте сказано: «Важно медитировать в стороне от дел и отвлечений...»

С точки зрения практики не существует различия между состоянием стабильной медитации и следующего за ней периода послемедитативного постижения. Но если вам не удастся вначале заложить по-настоящему прочный фундамент посредством своей медитативной практики, вы не сможете впоследствии соединить обретенную в результате медитативного опыта мудрость с последующими переживаниями в период послемедитативного постижения. А потому, даже если вы и попытаетесь превратить свою повседневную деятельность в Путь, грубое и ограниченное понимание вовлечет вас во власть старых привычек и шаблонов. Поэтому: «Разделив практику на медитационные сессии».

Вы можете выбрать такой метод практики, применяя который получите уверенность в том, что в период медитации сможете сохранить это состояние. Но если вы не умеете объединять состояние созерцания с деятельностью повседневной жизни и поддерживать его непрерывность, вскоре окажется, что при встрече с жизненными трудностями это лекарство не действует. Как только появится обычная рассудочная мысль, вы тут же соскользнете обратно в обыденное состояние ума. Вот почему так важно в перерывах между медитационными сессиями постоянно пребывать во всепроникающем состоянии осознания. «В любое время, в любой ситуации...»

Здесь говорится о тех обыденных ситуациях, в которые мы попадаем в промежутках между занятиями медитацией. Нам приходится заниматься делами, общаться с людьми, и мы неизбежно подвергаемся риску попадания под влияние прежних привычек, пристрастий и антипатий. Именно поэтому мы должны непрерывно поддерживать то переживание, прямое введение в которое получили ранее, тренироваться до тех пор, пока оно не станет устойчивым «в любое время и в любой ситуации» и добиваться уверенности в нем снова и снова.

С этого момента вам не нужно искать объект для медитации. Напротив, вы пребываете в состоянии медитативного равновесия, нераздельного с самим воззрением дхармакайи и поддерживаете беззаботную равностность по отношению ко всем мыслям и действиям, которые текут своим чередом, без попыток с вашей стороны подавлять или продолжать что-либо. Поэтому в тексте сказано: «Пребывай в потоке дхармакайи».

«Постоянно пребывать в потоке дхармакайи» значит понимать, что все виды приятных и неприятных мыслей, возникающих в результате разного рода переживаний, являются мудростью дхармакайи и находятся в беспредельном пространстве самовозникшего ригпа. Они рождаются в пространстве дхармакайи и туда же уходят. Все проявления и переживания, все вещи во всем их многообразии появляются подобно образам, которые мы видим во сне. Поэтому в тексте говорится, что нужно распознать их как поток дхармакайи, который также называется Самантабхадра, «всеблагой», или «ум, не имеющий ни начала, ни конца».

Такая практика есть нераздельный союз шаматхи и випашьяны, естественная и свободная от рассудочных построений йога изначального состояния — пребывания перед лицом саморожденной подлинной природы реальности, есть сердце всех тантрических практик Ваджраяны, Колесницы Тайной Мантры. Это окончательная мудрость четвертого посвящения. Это исполняющая желания драгоценность линии преемственности махасиддхов. Это безупречная мудрость всех реализованных мастеров старой и новой традиции Индии и Тибета вместе с их линиями передач. Не оставайся в сомнении по поводу этого. А если кто-то решит испить нектара других тайных наставлений, он уподобится человеку, отправившемуся искать в лесу следы слона, который уже стоит у него на дворе. Он станет блуждать в мире собственных фантазий, не имея шансов на окончательное освобождение. Поэтому вы должны сохранять непоколебимую уверенность по поводу практики: «Реши с абсолютной уверенностью, что превыше этого нет ничего».

Пока вы ищете подтверждений в правильности практики, ваш ум блуждает повсюду, и вы думаете: «О, может быть было бы лучше попробовать это!» или «Кажется, то учение более подходящее...» Вы перескакиваете с одного на другое и рискуете закончить тем, то ни к чему не придете. Поэтому важно сперва придти к определенному решению, а затем уверенно действовать в соответствии с ним. Вы должны «с абсолютной уверенностью решить, что нет ничего превыше этого состояния».

Будь уверен в том, что эта естественная, изначально присутствующая обнаженная мудрость дхармакайи и есть состояние пробуждения, свободное от заблуждений, и пребывай постоянно в его потоке: «Вот второе сущностное наставление: прими решение пребывать в этом едином состоянии и только в нем».

В связи с высказыванием «состояние пробуждения, свободное от заблуждений» мне бы хотелось процитировать строки из Высшей тантры Майтреи:[52]

Его недостатки поверхностны,

Потому что по самой своей природе оно обладает просветленными качествами.

Значение первой строки — «его недостатки поверхностны» — состоит в том, что все пороки и искажения можно нейтрализовать при помощи противоядий. Но все качества природы будды, обретаемые при реализации, то есть качества самовозникшего ригпа, основополагающего врожденного ума ясного света, присутствуют изначально. Поэтому во второй строке сказано: «Потому что по самой своей природе оно обладает просветленными качествами».



1. О ПРЯМОМ ВВЕДЕНИИ В СОБСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ РИГПА | «ДАЛАЙ ЛАМА О ДЗОГЧЕНЕ»: Учения о Пути Великого Совершенства | 3. О ПРЯМОЙ УВЕРЕННОСТИ В ОСВОБОЖДЕНИИ ВОЗНИКАЮЩИХ МЫСЛЕЙ