home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VI

Дивиться было чему. Я ожидал увидеть обычное, неприхотливое жилище бомжа (пусть малость почище да поуютнее, чем у его товарищей по несчастью). А вместо этого очутился в миниатюрном подобии информационно-вычислительного центра, оборудованном по последнему слову техники! Пол, стены, потолок были отделаны светлым, добротным на вид материалом вроде пластика. Вдоль стен, на специальных подставках, стояли суперсовременные компьютеры, принтеры, сканеры и еще какие-то приборы, назначения которых я не знал. В центре помещения располагался широкий стол с книгами, бумагами, дискетами и т. д. Рядом примостилось удобное деревянное кресло на колесиках. По углам горели мощные электрические светильники, выполненные в форме матовых, полупрозрачных колонок. На мониторе самого большого компьютера мелькали, сменяясь, непонятные символы.

– Удивлены?! – усмехнулся за спиной голос Коновалова.

– Н-н-н-д-да уж! – запинаясь, выдавил я.

– Здесь мой рабочий кабинет, – спокойно разъяснил Виктор Иванович. – Когда вы пришли, я как раз работал. Над чем конкретно – расскажу попозже, после чая. А пока проходите в столовую. Она же спальня и гостиная. Идите первым, Дмитрий. А я тем временем потушу лишний свет, выключу технику.

Только теперь я обратил внимание на неприметную дверцу в правом углу помещения и, устало пошатываясь, двинулся к ней. За дверью оказалась другая комната. Размерами не меньше первой, но выглядевшая в сто крат скромнее. Небеленые кирпичные стены, бетонный потолок, дощатый пол, самодельный торшер. Из мебели – грубый трехногий стол с электросамоваром посередине, обшарпанный шкаф, старенький холодильник, три армейские табуретки да два деревянных топчана с ватными матрасами, с подушками в выцветших наволочках и с верблюжьими одеялами. Над каждым из топчанов висело несколько православных икон. В дальней от стола стене виднелась железная дверь, явно снятая когда-то с трансформаторной будки. На ней даже сохранились остатки соответствующей эмблемы и грозная надпись: «Не подходи – убьет!»

– А там что, какой-нибудь генератор? – спросил я у подошедшего Коновалова.

– Нет, «удобства»! – рассмеялся он. – Воспользуйтесь, если хотите. Правда, горячей воды нет. Не успел сегодня нагреть...

– Ничего, обойдемся, – снимая трофейную куртку, проворчал я. – Не графья!

Виктор Иванович молча протянул мне кусок мыла, полотенце и такой же халат, как у него.

– Большое спасибо! – вежливо поблагодарил я, выложил на стол оба пистолета, «портсигар» покойного Самохина, поставил на пол чеченский «дипломат» и отправился приводить себя в порядок. «Удобства» представляли собой каменную пещеру с тусклой лампочкой над входом. В одной из стен торчал толстый железный крюк. Слева от двери находилась круглая дыра в полу, справа – огромная металлическая бочка с краном. Раздевшись до трусов, я открыл кран, тщательно застирал следы крови на брюках, пиджаке и на рубашке. Потом помылся сам. Вода, вопреки ожиданиям, была хоть и не горячей, но и не холодной. Примерно комнатной температуры. Закончив мытье, я закрутил кран, растерся докрасна полотенцем, повесил на крюк выстиранную одежду и, закутавшись в халат, вернулся обратно в комнату. Виктор Иванович уже успел разлить по чашкам пахнущий травами чай. Кроме того, на столе появились: пачка сигарет, пепельница, зажигалка, горстка рафинада на блюдечке, откупоренная бутылка армянского коньяка, две рюмки и тарелка с ломтиками очищенного апельсина.

– Угощайтесь! – радушно предложил Компьютерщик.

Благодарно кивнув, я с жадностью набросился на угощение. Коньяк оказался хорошим, не суррогатным, а чай – просто великолепным! После солидных доз того и другого я почувствовал себя значительно лучше: расслабились натянутые струнами нервы, по телу распространилась приятная истома.

– Неплохо вы тут устроились, – прикурив сигарету и обведя рукой комнату, сказал я. – Не хуже, чем многие на поверхности: тепло, сухо... Но каким образом?! Вокруг не видно не одного калорифера, а атмосфера между тем, как в нормальной городской квартире. И это здесь, в сырых катакомбах. Прямо чудеса!!!

– Никакого чуда нет, – улыбнулся Виктор Иванович. – В непосредственной близости от моего жилища проходит линия теплотрассы. Я обнаружил ее в первый же день по прибытии, раздобыл необходимые инструменты и обустроил под полами обеих комнат систему отопления. В принципе ничего сложного...

«Ну конечно! Совершенный «пустяк»!!! – подумал я. – Все равно как вишневый сад на гнилом болоте вырастить!!! Впрочем... Коновалов личность весьма незаурядная. Один его «рабочий кабинет» чего стоит!!!»

– А ваши неприятности, судя по всему, продолжаются. Причем по нарастающей, – внезапно сказал Компьютерщик. – Вчера вы хотели просто оторваться от слежки, а сегодня... – Виктор Иванович многозначительно умолк.

– Вы абсолютно правы. По нарастающей!!! – угрюмо подтвердил я, вспомнил покойного Самохина, беседу у него на квартире, таинственную дискету, прилипчивый «хвост», разглагольствования горбатого главаря сатанистов, недавний кошмарный сон, кровавую бойню в «Золотом блюде» и неожиданно для себя поведал Коновалову всю историю от начала до конца, поделившись заодно собственными соображениями по данному поводу.

Выслушав меня, Компьютерщик долго молчал, жуя фильтр потухшей сигареты и отрешенно глядя куда-то в пустоту.

– Выходит, чертова Эльвира зовется теперь Анжелой и по-прежнему делает ставку на женские чары, – вымолвил наконец он, а в ответ на мой изумленный взгляд хмуро пояснил: – Я имею в виду ту белобрысую ведьму из ресторана. К ней у меня особый счет!!!

Коновалов бросил окурок в пепельницу, допил из горлышка остатки коньяка, тяжко вздохнул, покаянно перекрестился на образа и заговорил: глухо, устало, почти без интонаций...

Еще год назад Виктор Иванович был преуспевающим членом общества. Одним из тех, кого называют «научной элитой». Он работал ведущим специалистом в секретном компьютерном центре, получающем огромные дотации от федерального правительства. Центр занимался повсеместным внедрением в России новейших электронных технологий, предназначенных для модернизации систем контроля и управления. На работе Коновалова ценили и платили более чем щедро. (Услышав о размере его ежемесячного заработка, я едва поверил своим ушам.) Дома подрастала пятнадцатилетняя дочь Света: тихая, скромная умница. Точная копия покойной жены Ирины, скончавшейся от рака шесть лет назад. Она успешно училась в школе с углубленным изучении математики, занималась художественной гимнастикой, регулярно посещала изостудию, много читала... Вместе с тем Света умудрялась поддерживать в квартире идеальный порядок, заботливо следила за гардеробом отца, готовила ему вкуснейшие завтраки и ужины. Виктор Иванович в дочке души не чаял, холил, лелеял (как умел) и каждое лето возил отдыхать на лучшие курорты дальнего зарубежья. Себя Коновалов считал счастливчиком и до поры до времени не видел ни малейших оснований жаловаться на судьбу.

Так продолжалось вплоть до начала декабря 2002 года. Тогда Виктор Иванович поехал в Самару по служебным делам, случайно (из его рассказа я не понял, как и где именно) наткнулся на старый, годичной давности, номер газеты «Русь Православная», прочитал от начала до конца и... всерьез задумался. Речь шла о проблеме ИНН. Часть высказывания Епископа Владивостокского и Приморского Вениамина на эту тему он запомнил дословно: «...Электронное клеймо, которым всех нас хотят пометить, есть одно из важных орудий глобальной тайны беззакония, орудий строительства современной Вавилонской башни – подножия сатанинского престола, все более явственно возвышавшегося в самом центре современного обезумевшего мира. То, что развитие компьютерных технологий, используемых для внедрения ИНН, может в конечном итоге привести к появлению печати антихриста, несомненно»[15].

Постепенно Коновалову пришло осознание того, что церковный иерарх говорил как раз о тех технологиях, которыми занимается их центр! Только теперь, год спустя, ИНН являлся, по сути, пройденным этапом. В настоящий момент речь шла уже о личном коде человека (заменяющем христианское имя) и о новых электронных паспортах-карточках с микрочипом внутри. Кодирование информации осуществлялось там в соответствии с единым мировым стандартом ЕАN – 13/UPS, благодаря чему она содержала в себе три компьютерные шестерки[16]. Виктор Иванович поспешно разыскал Библию, прочел соответствующую главу в Откровении Святого Иоанна Богослова, и его обуял жуткий страх. Оказывается, он... Да, да!!! Именно он с коллегами по работе усердно мостил дорогу антихристу – «человеку греха, сыну погибели». Подготавливал почву для вселенского кошмара – царства дьявола на Земле!!! Той же ночью Коновалову приснился ужасающий сон. Он горел в вечном адском пламени, испытывая ни с чем не сравнимые страдания, и одновременно видел происходящее на Земле, превращенной в гигантский электронный концлагерь. Там среди миллиардов заклейменных микрочипами рабов находилась его любимая дочь Света – уже не подросток, а взрослая женщина с маленьким ребенком на руках. С дочерью творилось нечто запредельное! Повинуясь направленным в мозг электронным импульсам (которые мгновенно передавались суперкомпьютером через космический спутник на вживленный под кожу микрочип)[17], она совершала чудовищные, омерзительные поступки: то совокуплялась с козлами, собаками и обезьянами, то разрывала могилы и поедала гниющие трупы, то зверски убивала первых встречных детей и, наконец, перегрызла горло собственному младенцу!

– Так мы награждаем наших слуг! За что боролся, на то и напоролся! – нашептывал на ухо рыдающему Коновалову издевательский, бесовский голос.

Проснувшись под утро, в слезах и холодном поту, Виктор Иванович твердо решил: пока есть возможность, нужно попытаться исправить то зло, в котором он сам отчасти повинен! Конкретный план созрел в считаные часы и заключался в следующем: поскольку три шестерки являются опознавательным знаком для всех систем обработки информации, используемых тайным Мировым Правительством, – надо создать новый компьютерный вирус, который будет заменять «число зверя» в означенных системах любой произвольной комбинацией цифр, и запустить его в Интернет. Пораженные вирусом суперкомпьютеры Мирового Правительства (брюссельский «Зверь» и ему подобные) моментально утратят способность «читать» поступающую к ним информацию, и в результате всемирная система управления людьми автоматически полетит под откос. (А вместе с ней и система кредитных карточек с тремя шестерками.) Как говорится – простенько, но со вкусом! Свое будущее детище Коновалов условно назвал «Мусорщиком». Единственная проблема, по его словам, заключалась в преодолении защитных программ, которые будут поспешно создаваться против нового вируса. Но и здесь изобретательный ученый быстро придумал выход (правда, чрезвычайно сложный в техническом исполнении). А именно – «Мусорщик» в процессе «охоты» должен постоянно модифицироваться: самостоятельно и непредсказуемо. Тогда разработка защитных программ против него потеряет всяческий смысл!!!

Воодушевленный и полный радостных надежд, Виктор Иванович вернулся в Н-ск, с энтузиазмом приступил к созданию «Мусорщика», и тут внезапно на него обрушился подлый, жестокий удар. Причем с той стороны, откуда он никак не ожидал!

(В этом месте рассказа Компьютерщик на минуту прервался, проглотил злые слезы, посуровел лицом и лишь потом продолжил. Но уже не глухо, как вначале, а звенящим от гнева голосом!) Кроме дочери, самым близким для него человеком была молодая коллега по работе, двадцатичетырехлетняя Эльвира Галкина, выпускница престижного столичного вуза.

Девушка появилась в центре осенью 2002 года, в рекордно короткие сроки сумела покорить сердце пожилого вдовца, и вскоре они стали любовниками. Коновалов чуть ли не боготворил грациозную, нежную блондинку, безоговорочно ей доверял и, как следовало ожидать, в один «прекрасный» день поделился с Эльвирой своими планами по спасению человечества. Та выслушала сочувственно, замыслы «любимого» полностью одобрила, поклялась свято хранить тайну и т.д. и т.п. Виктор Иванович расстался с ней в твердой уверенности – кто-кто, а она-то не продаст!!! Наоборот, будет помогать по мере сил! Однако вечером того же дня на квартиру Коновалова пожаловали шестеро незваных гостей: вооруженных, с удостоверениями сотрудников спецслужб... И среди них Эльвира!!! Миловидное личико девушки кривилось от ненависти.

– Сумасшедший старый козел! – прошипела она, треснув Виктора Ивановича рукояткой пистолета по лицу. – Мы давно подозревали тебя в нелояльности. И вот пожалуйста – открылось! Недаром начальство поручило мне неустанно следить за тобой!

Спутники Галкиной грубо схватили ошеломленного ученого и швырнули на диван.

– Сегодня ты сдохнешь в результате «несчастного случая», – с гнусной ухмылкой пообещал один из них. – Но сперва «исповедуешься». Мы должны знать: как далеко зашла разработка вируса и кому еще известно о твоем проекте.

В руках громилы появился шприц, наполненный густой розовой жидкостью. В этот момент домой вернулась из изостудии Света, увидела происходящее и с пронзительным криком «Не трогайте папу!» бросилась на типа со шприцем.

От неожиданности агент отшатнулся в сторону, и в следующую секунду Эльвира застрелила девочку из пистолета с глушителем. Несчастного отца (доселе парализованного страхом) захлестнула ярость отчаяния. Он вскочил на ноги, ударил кулаком в чью-то наглую рожу и, с разбега высадив стекла, выпрыгнул из окна пятого этажа. Но, вопреки ожиданиям, не разбился насмерть. Даже почти не ушибся! И, толком не соображая, что делает, побежал куда глаза глядят.

– А потом... – Тут Виктор Иванович прервался, окинул меня пристальным взглядом и после длительной паузы продолжил, старательно подбирая слова: – Потом нашлись добрые люди... помогли скрыться. КТО они, я не могу вам сообщить. Не имею права!!! Те же люди подыскали для меня подземное убежище, снабдили средствами, необходимыми для существования, дали подробнейшую карту городских подземелий, а также закупили оборудование, которое стоит в соседней комнате. В итоге мне удалось возобновить работу над «Мусорщиком». Правда, далеко не сразу. Много времени ушло на обустройство...

– А почему бомжи вас так уважают? – полюбопытствовал я. – Прямо как зэки вора в законе! Или это тоже секрет?!

– Да нет, какое там! – вяло усмехнулся Коновалов. – Здесь все достаточно просто. Видите ли, Дмитрий, у меня есть доступ к милицейским компьютерам. И иногда я им пользуюсь. Конечно же, не в корыстных целях и только в исключительных случаях! Так, например, Колю-гармониста я снял со всероссийского розыска. Парня обвиняли в зверском тройном убийстве, которое он не совершал! Откуда знаю? Гм... В то самое время, когда происходило означенное злодеяние, он, по стечению обстоятельств, находился рядом со мной. Помогал устанавливать новую входную дверь (прежнюю, деревянную, подгрызли крысы)... Некоторым из бомжей я изготовил новые документы. Взамен отнятых или утерянных. Нет, не фальшивки в прямом смысле слова! Представьте ситуацию: все данные о человеке (в том числе фотопортрет) в милицейской базе данных имеются. А паспорт ему не восстанавливают! Дескать – докажи, что ты это ты, а не прилетевший с Марса двойник. И вообще, пшел вон отсюда! От тебя плохо пахнет... Ну и наконец, я поспособствовал уничтожению банды убийц-людоедов, несколько лет подряд нещадно терроризировавшей подземных жителей. Опять-таки через милицейские компьютеры. Взял да закачал туда подробную информацию о численности банды, совершенных преступлениях, о месте ее постоянной дислокации, о путях выхода на поверхность. (Они и благополучных горожан похищали. Особенно детей.) В результате людоеды угодили в засаду ОМОНа и были поголовно перебиты. Частично при задержании, частично – в СИЗО, сокамерниками.

Кстати, менты так и не догадались, «откуда дровишки». Приняли моего «подкидыша» за собственную оперативную разработку.

– Лихо! – восхитился я и вдруг вспомнил о коварных замыслах террористов, о присяге русского офицера, о тысячах жизней ни в чем не повинных людей, о «дымовой завесе», без которой нужно оставить масонов в высших эшелонах власти...

– Виктор Иванович! – обратился я к Компьютерщику, указывая на Андрюхин «портсигар» и чеченский «дипломат». – Не могли бы вы разобраться с этими штуковинами?! А то сам я, честно говоря, в технике абсолютно не смыслю!

– Почему бы нет? – пожал плечами Коновалов, по очереди взял в руки оба предмета, внимательно осмотрел и пробормотал себе под нос: – Цифровая видеокамера в оригинальном исполнении... Отличное качество... Большой радиус действия... Способна полноценно записывать звук и изображение, невзирая ни на какие посторонние помехи... Классная вещица!!! А в чемоданчике... Гм!.. Скорее всего нечто электронное... Возможно, портативный компьютер на автономном питании... Но вот замок... Н-да-а! Замочек внушает определенные сомнения. Похоже, он с сюрпризом!.. Ну ничего, справимся с Божьей помощью... А вы, Дмитрий, ложитесь спать, – посоветовал мне Виктор Иванович. – У вас выдался трудный день. Восстановите силы. Они вам еще ох как понадобятся!!! Я же тем временем разберусь с вашими «штуковинами». Все равно у меня бессонница. – Захватив «дипломат» с «портсигаром», ученый прошел в соседнюю комнату.

Спустя пару секунд там снова вспыхнул яркий свет. Я допил из чашки остывший чай, выкурил сигарету, выключил торшер, улегся на ближайший топчан и натянул до подбородка тонкое колючее одеяло. Предварительно я, правда, сунул под подушку пистолеты. Но не потому, что не доверял Коновалову, а просто следуя укоренившейся привычке (я и дома так ложился). Паровое отопление под полом функционировало исправно. Воздух в комнате был теплый, сухой. Дышалось свободно. Из смежного помещения доносилось легкое, чуть слышное жужжание. «Страна опутана паутиной предательства, – закрывая глаза, подумал я. – Однако есть Бог на небе, и, по счастью, остались в России люди, готовые выполнять Его волю! Такие, как покойный Андрюха, как Виктор Иванович... Ничего, прорвемся!!!» С этой мыслью я и уснул. Снилась мне поганая блондинка из «Золотого блюда». Анжела... Эльвира или как там ее на самом деле?! Она сидела в серпентарии, в скользкой компании ядовитых змей. На лбу девицы красовались три шестерки, нарисованные черной тушью. Злобно шипя, стервоза плевалась в меня ядом, но попасть не могла. Мешали толстые, кислотоустойчивые стекла. Мутные отравленные плевки натыкались на них и бессильно сползали вниз...


Глава V | Атака из зазеркалья | Глава VII