home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Проснулся я поздно; квелый, разбитый, c мутной головой и в мрачном, подавленном настроении. Спасибо, конечно, «уборщикам» за снотворное. Усыпило оно быстро и основательно (иначе бы до утра промаялся), но от кошмаров не избавило. На протяжении всего сна меня преследовала безголовая Мери со шприцем в руке и требовала, чтобы я признался ей в любви после укола пентонала натрия. «Сначала удостоверимся в искренности твоих чувств, а потом займемся сексом, май дарлинг!» – утробно урчала она. Я пытался отделаться от нежити, не стесняясь в выражениях, посылал ее куда подальше, кричал: «Нет у меня к тебе чувств. Незачем колоть!», однако покойница не отставала и норовила то пырнуть меня шприцем, то обнять окровавленными руками. Неподалеку маячил Рикки со свернутой шеей, насмешливо улыбался синими губами и недвусмысленно помахивал незастегнутыми наручниками.

– В инструкции четко прописано: «При наркодопросе «объект» должен быть лишен возможности оказать сопротивление и должен постоянно находиться под бдительным контролем допрашивающего», – периодически напоминал он и вежливо просил: – Пожалуйста, Эрик, повернись! Заложи руки за спину.

А на заднем плане выстроились в ряд руководители Союза прозападных сил и фальшиво горланили гимн Соединенных Штатов...

«Ядрена вошь! – усевшись на постели, мысленно ругнулся я. – Всю душу вымотали, сволочи!» Затем взглянул на часы: без двадцати двенадцать. У Андерсена скоро ленч по расписанию. Завтрак он (то есть я), разумеется, проспал. Ну да ладно. «Солдат спит, служба идет». Вот если бы еще всякая гадость не снилась...

С кряхтением поднявшись, я прошел в ванную, побрился, почистил зубы, пару минут полежал в джакузи, спрыснулся одеколоном, оделся, вернулся в комнату и набрал номер на местном телефоне.

– Доброе утро, сэр! Как почивать изволили?! – нежно прожурчал в мембране хозяин гостиницы.

– Черный кофе, сандвич с икрой, свежие газеты и переводчицу! – не удостоив педика ответом, по-солдафонски прогавкал я. – Шевелись, животное!

– Но, сэр. Переводчицу предоставляем не мы, – испуганно пискнул Истомин. – Вы с ней...

– Знаю, – перебил я, – но разве она до сих пор не подъехала?!

– Нет, сэр! Пока не появлялась! Но как только...

– Много болтаешь! – рявкнул я. – К газетам пусть принесут русско-английский словарь.

– Да, сэр! Понял, сэр! Обязательно, сэр! – В голосе Истомина было столько сахариновой сладости, что даже трубка казалась липкой.

– Кстати, как тебя там, – грубо продолжал я, – что за уродов ты поселил в два соседних номера?! Шумели, орали, спать не давали, факинг шит!!!

– Но, сэр, эти номера пусты! – искренне удивился хозяин гостиницы. – Вам, вероятно, приснилось!

– Вероятно, – буркнул я, положил трубку на рычаг и подумал: «Ага! Значит, Мери соврала насчет соседства! Чего в принципе и следовало ожидать. Интересно, под какой «крышей» она обосновалась? Где жила на самом деле?.. Впрочем, гадать – пустое занятие. Посмотрю-ка лучше новости».

Я нажал кнопку «лентяйки».

В телевизоре возникло благообразное лицо диктора.

– ...ня ночью в Н-ске произошло очередное убийство на почве ревности, – сообщил он. – В съемной квартире на улице Садовая в доме номер восемнадцать застрелена двоюродная племянница главы совместного российско-румынского предприятия «Кадавр» Шолома Рубинеску, гражданка Молдавии Мария Упулы, 1977 года рождения. – На весь экран показали цветную фотографию улыбающейся Мери: загорелой, в мини-шортах и в обтягивающей тенниске.

«Во замаскировалась-то! – подивился я. – Российско-румынское СП. А сама агент, якобы наша бывшая соотечественница. Об Америке же ни гу-гу. А-бал-деть!!! Хотя... с другой стороны, «крыша» не ахти. Румыния, Молдавия... кто с ними вообще считается?! Видать, покойница была мелкой сошкой. Недаром Рикки укокошил ее с легкостью, не задумываясь...»

– ...гласно имеющимся доказательствам и свидетельствам очевидцев, убийство совершил давний знакомый и любовник потерпевшей, Джордж Мартинелли – фотокорреспондент американского журнала «Плейбой», последние пять месяцев постоянно проживавший в Н-ске, – продолжал между тем диктор. – Жильцы соседней квартиры слышали сквозь стену отголоски возникшей между ними бурной ссоры, громкие крики Мартинелли, обвинявшего любовницу в измене, а затем два хлопка, похожих на выстрелы. Кроме того, в квартале от дома Упулы сотрудниками уголовного розыска найден пистолет иностранного производства с отпечатками пальцев, идентичными тем, которые обнаружили на личных вещах Мартинелли...

«Высший класс! – восхитился я. – Лихо наши все обстряпали. В рекордно короткий срок! К вечеру, надо полагать, и результаты баллистической экспертизы будут готовы!!!»

– ...По имеющейся информации, убийца скрылся с места происшествия на принадлежащем ему автомобиле «Ауди» последней модели...

Тут зрителям продемонстрировали фотку Рикки и качественные, цветные изображения той самой машины, которую Мери выдавала за свою.

– ...По городу и области объявлен план «Перехват», задержано несколько человек, по приметам схожих с преступником. В настоящий момент их личности устанавливаются...

«Или туфту гонят, или действительно ни в чем не повинных людей мурыжат. Явный перебор! – с неудовольствием подумал я. – Нельзя так над народом издеваться, даже ради конспирации! А впрочем... менты-то не знают, что от искомого «злодея» уже и пыли не осталось. Им дали сверху установку, они и стараются. В меру умственных способностей!»

– ...посольство США настоятельно требует у российских властей выдачи Мартинелли для предания суду у себя на родине...

«Ну, ясный перец, – ухмыльнулся я. – Рикки – важная птица. Такого обязательно надо вытаскивать. Пускай под видом добычи кровожадного американского «правосудия». Интересно, янки о чем-нибудь догадываются или впрямь поверили в убийство из ревности?!»

– ...ный прокурор России заявил: «Вопрос об экстрадиции будет рассмотрен в соответствующих инстанциях, но пока еще рано...»

В дверь постучали.

– Кто там? – выключив телевизор, недружелюбно осведомился я.

– Ваш ленч, сэр, – ответили на хорошем английском.

– О'кей, заходи.

– Так заперто же...

– Мазе фака! – выругался я, отпер дверь и запустил в комнату коридорного с подносом в руках. Того самого, кто вчера сопровождал меня до номера. Держался он спокойно, непринужденно, без обычного раболепия эспээсовцев, коими, как я знал от Нелюбина, был полностью укомплектован штат «Астреи-Люкс». Коридорный подошел к столу, поставил на него поднос и развязно уставился на меня. Очевидно, в ожидании чаевых. «Обнаглела тварь либеральная! Ну, держись!!!» – зло подумал я и резко спросил:

– Где горничная?! Почему кофе с сандвичем принес ты, грязный поросенок?! Может, у тебя руки заразные?!! Я пожалуюсь Истомину, и тогда...

– Не кипятитесь, майор. Горничная в Валгалле, – по-русски перебил он.

– Где?!! – от неожиданности я даже забыл перейти на родной язык.

– План «Валгалла», – терпеливо повторил «коридорный» и добавил: – Хватит ломать комедию, Корсаков! Неужели вы считаете, что американцы прослушивают номер?! Да если бы было так, вы уже несколько часов назад ответили бы перед их резидентом за свои ночные похождения! Нет, они, естественно, «слушают», но не вас, а магнитофон с таймером, установленный в соседних апартаментах. Непосредственно перед вашим вселением наши специалисты по электронике постарались.

– Значит, не получилось завербовать полковника, – проворчал я. – Значит, весь маскарад насмарку. И к чему было «огород городить»?!!

– Извините, майор, но это не ваше дело, – покачал головой агент. – И не мое тоже. Однако можете не сомневаться – операция дала блестящий результат! Правда, ее еще нужно завершить и по возможности сохранить вам жизнь.

– Сохранить, говорите?! – прищурился я. – И за что, позвольте узнать, такая великая милость?

– Перестаньте паясничать, – нахмурился «коридорный». – А лучше слушайте внимательно, запоминайте и не задавайте лишних вопросов. Итак, к делу! В самое ближайшее время Андерсена собираются ликвидировать американцы. Да, да, именно они и именно его! Почему – не знаю, да это сейчас и не имеет значения. Главное для вас – до конца сыграть отведенную вам роль и одновременно не дать себя убить. А попыток будет множество, не сомневайтесь! Поначалу, естественно, янки постараются обстряпать дельце по-тихому, но если не выгорит – не постесняются в выборе средств. Здесь, в «Астрее», их агентов тьма-тьмущая, а потому и вы не стесняйтесь! Заметите у кого оружие – стреляйте, не раздумывая. Вот, возьмите про запас. – Он передал мне три магазина к «глоку». – Первым шагом, полагаю, будет отравление. – «Коридорный» покосился на часы. – Скоро обед, а сигнал ими получен двадцать минут назад... Нет, нет! – перехватив мой взгляд, брошенный на поднос, улыбнулся он. – Кофе и сандвич «чистые». Кушайте на здоровье! Денек предстоит бурный, подкрепиться не помешает. Но вот обед... В общем, вы понимаете! Моя задача – помочь вам выйти живым из гостиницы. Ну а дальше – рассчитывайте только на собственные силы. Ваша цель добраться живым вот сюда, – агент вынул из-за пазухи аккуратно сложенную карту Н-ска, развернул, ткнул пальцем в жирную красную точку на севере города и пояснил: – Точный адрес: улица Триумфальная, дома шестнадцать – тридцать два. (Квартал старых, предназначенных на снос зданий.) Жильцы из них выселены, бомжей нет. Специально проверяли. Квартал обнесен невысоким строительным забором. На воротах вывеска: «Внимание! Опасность обрушения!». Вы должны выйти к дому номер девятнадцать. Там вас встретят люди Нелюбина... Ну, майор, удачи! – «Коридорный» пожал мне руку на прощанье и мягкой кошачьей походкой покинул номер. Дверь за ним я запирать не стал, вернулся к столу, тщательно проверил пистолет, слопал сандвич, выпил кофе, раскурил ненавистную сигару и устроился в кресле, забросив ногу на ногу.

«Интересная карусель! – подумал я. – Сюрприз, блин, за сюрпризом. И путаница дикая! План «Валгалла», если не ошибаюсь, предусматривал ликвидацию Андерсена нашимив случае неудачи с перевербовкой полковника. А персона он очень важная! Занимает один из ключевых постов в системе американских спецслужб. Прибыл в Н-ск со сверхсекретной миссией глобально-пакостного характера и т. д. и т. п. Так какого лешего его решили грохнуть свои, на следующий же день по прилете в город?! Тьфу, блин, чушь собачья!!! Или... наши же и подставили Андерсена. (А вместе с ним меня?!) Да. Скорее всего, так оно и есть. Ох, Нелюбин Борис Иванович! Коварный вы тип, однако. Прям современный Макиавелли[8] в генеральских погонах! Хотя... какая, собственно, разница? Мое дело солдатское. Приказали бежать в атаку – беги! Велели топать на минное поле – топай. Стратегические замыслы верховного командования тебя ни в коем случае не касаются. Рылом не вышел. А посему – нечего понапрасну мозги напрягать. Лучше немного передохнуть и расслабиться, пока есть время».

Придя к подобному умозаключению, я сунул за пояс «глок», поудобнее развалился в кресле и, дожидаясь отравленного обеда, принялся смотреть по телевизору эстрадно-развлекательную программу...


Глава 4 | Бросок кобры | Глава 6