home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

В 14.00 зазвонил местный телефон.

– Ал-ле-е, – лениво бросил я в трубку.

– Обед готов, сэр! – медовым голосом доложил хозяин гостиницы. – Прикажете подавать?

– А обед-то нормальный? – в обычной хамской манере Андерсена осведомился я. – Небось какое-нибудь русское дерьмо из второсортных продуктов?

– Ну что вы, сэр! Все по высшему разряду! Как в лучших домах Филадельфии! – залебезил Истомин. – Я лично присматривал за поваром. Клянусь!

– Лично, говоришь?! – недобро усмехнулся я. – Ну тогда сам и принесешь.

– Есть, сэр! Слушаюсь, сэр! Через пять минут буду, сэр! Уже лечу! – радостно затявкал педераст. Видимо, предвкушал похвалу резидента за собственноручное выполнение щекотливого задания.

«Правильно, поторопись, – мысленно одобрил я. – Тебя, паскуду, с нетерпением ждут в преисподней».

Спустя четыре с половиной минуты в номере появился хозяин гостиницы с огромным подносом в руках, заставленным разнообразной снедью. Лошадиная физиономия сияла, в глазах горело самодовольное торжество. В настоящий момент он небось воображал себя эдаким крутым «007», осуществляющим ликвидацию опасного врага «свободного мира».

– Приятного аппетита, сэр! – сладко пропел Истомин, собрался благополучно ретироваться, но тут...

– Погоди, дорогой, – остановил я его на полпути к двери. – Не торопись, присядь за стол!

Хозяин гостиницы вздрогнул, обернулся. Самодовольное торжество во взгляде сменилось откровенным страхом.

– З-з-зачем? – заикаясь, выдавил он и дрожащей рукой утер выступивший пот на лбу.

– Отобедаешь со мной, – «ласково» пояснил я, доставая пистолет. – Компанию составишь. И таким образом докажешь, что в пище нет отравы. А то, знаешь ли, возникли некоторые подозрения!

Страх в подведенных тушью глазах педика трансформировался в животный ужас. Нижняя челюсть отвисла, ноги подогнулись. Он бухнулся на колени и протяжно, трусливо завыл:

– Мистер Андерсе-е-ен!!! Ми-лень-ки-и-и-й! Я не хо-те-е-е-ел! Меня заставил-и-и-и!!!

«Понятно. Сам же наверняка и подсыпал», – вынес вердикт я, нажимая спуск. «Глок» в моей руке хищно рявкнул. Пуля попала Истомину в разинутый рот и в буквальном смысле вышибла из него мозги. Мертвое тело неуклюже повалилось на пол.

«Вот теперь начинается настоящее веселье! Только успевай поворачиваться!» – надев пальто и выскочив в коридор, подумал я. И действительно! Звук выстрела мгновенно разворошил это осиное гнездо. Со всех сторон доносились беготня, хлопанье дверей, встревоженные крики... Навстречу мне выбежал из номера растрепанный, полуодетый Никодим Белухин с выпученными, ничего не понимающими глазами. Оружия у него не было, но... не будет впредь поставлять русских малолеток иностранным педофилам «для внезапного изнасилования»! Правда, тратить пулю на подобное чмо тоже жалко...

– На! – двинул я ему ботинком в пах и, когда сутенер с визгом согнулся, осуществил свою вчерашнюю мечту – саданул локтем по позвоночнику сверху вниз. Послышался короткий сухой треск, словно переломили деревянную штакетину. «Правозащитник» молча ткнулся мордой в пол и застыл без движения. Сдохнет не сдохнет, но из инвалидной коляски точно не вылезет. Фирма гарантирует!.. Перепрыгнув через тушку эспээсовца, я устремился к лестнице.

Тра-та-та-та! – разорвала воздух автоматная очередь. Стрелял в меня из израильского «узи» невзрачный водитель «Мерседеса». По счастью, он сильно нервничал и трусил, о чем красноречиво свидетельствовала жалкая гримаса на блеклом лице. И в результате взял прицел значительно выше, чем следовало. Пули прошли сантиметрах в десяти над моей головой. А повторного шанса ему не предоставили.

П-ф-ф! – вынырнувший непонятно откуда «коридорный» одиночным выстрелом из «макарова-особого» снес водителю половину черепа.

– Назад, полковник! – по-английски бросил он. – Лестница перекрыта. Из посольства присланы более серь...

Захлебнувшись кровью, агент Нелюбина упал рядом с трупом своей жертвы. Шелестящая очередь из «кипариса» (или из чего-то похожего) изрешетила парню грудную клетку. Пальнув пару раз в направлении лестницы, я вышиб плечом первую попавшуюся дверь, вломился в какой-то номер и, не теряя ни секунды, придвинул к двери широкий тяжелый стол. Точно такой, какой стоял в моих апартаментах.

– Мистер!!! Мистер!!! Не убивайте!!! Умоляю!!! – прозвучал в ушах отчаянный женский вопль. Обернувшись, я увидел хозяйку номера – толстую американку и лаконично скомандовал: – Прячься, дура.

– Да, да, разумеется... не стреляйте! – заквохтала она, с невероятным для ее телес проворством втискиваясь под кровать. А я навалил поверх стола платяной шкаф, водрузил сверху телевизор, перевел дыхание и выглянул в окно. Оно выходило в просторный, ухоженный сквер с декоративными елочками, скамьями для отдыха, многочисленными цветочными клумбами и обнесенный узорчатым металлическим забором. У ворот, ожесточенно пихаясь локтями, сгрудились отдыхавшие в сквере постояльцы гостиницы. Заслышав стрельбу в здании, они спешили убраться от греха подальше и истошно орали друг на друга – частично на европейских, частично на англо-американском языках.

– Террористы!!! Спасайся, кто может!!! Я первый!!! Нет, я!!! Убирайся с дороги, крашеная сучка!.. – сумел разобрать я отдельные выкрики в многоголосном хоре.

В дверь яростно забарабанили руками и ногами. Потом еще чем-то тяжелым. Импровизированная баррикада предательски зашаталась.

Перекрестившись, я отворил окно, выпрыгнул с третьего этажа, сгруппировался в воздухе (как нас учили в спецназе), удачно приземлился на ближайшую клумбу. Вскочил на ноги и, качая «маятник», бросился к выходу.

Завидев меня – разгоряченного, мрачного, с «пушкой» в руке, – толпа у ворот дружно взвыла, в едином мощном порыве снесла их вместе с большим куском забора и, продолжая выть (но уже каждый по отдельности), рассыпалась по улице.

«А ведь считают себя цивилизованными, избранными, представителями «золотого миллиарда», – презрительно подумал я. – А на деле – стадо трусливых скотов!»

П-ф-ф... П-ф-ф... П-ф-ф... п-ф-ф, – захлопал мне вдогонку пистолет с глушителем. Огонь велся из того самого окна, из которого я недавно выпрыгнул. Обернувшись на бегу, я ответил несколькими выстрелами, услышал звук падения вывалившегося из окна тела, прибавил ходу, миновал поваленные ворота и очутился на улице. Иностранцы уже успели разбежаться кто куда. Наши же соотечественники с интересом посматривали в сторону гостиницы, но ни впадать в панику, ни спасаться бегством явно не собирались. При виде несущегося на них вооруженного мужчины прохожие спешно расступались, однако не кидались врассыпную, подобно тараканам или гражданам «ведущих западных держав».

«Слава Богу, Н-ск не Сарафанов, задавленный махровым феминизмом[9], – мелькнуло у меня в голове. – Здесь люди по-прежнему на людей похожи...» Проскочив с разбегу проезжую часть, я промчался метров пятьсот вниз по улице, свернул в подворотню, пробежал несколько проходных дворов и, загнанно дыша, остановился на узкой безлюдной улочке. Вернее, в тупике, упиравшемся в красивую, стеклобетонную семиэтажку с вывеской строительной компании. Неподалеку от входа стояло штук пять разнокалиберных иномарок.

«Кажется, оторвался, – с облегчением подумал я. – Но... ненадолго! Янки так просто не отвяжутся. Они хоть и тупые, но настырные». За стеклянными дверями показался безоружный охранник с табличкой на груди, равнодушно глянул на меня и ушел обратно. То ли кроссворд разгадывать, то ли просто дремать на посту.

«Машину угонять не буду, – немного поколебавшись, решил я. – Сигнализация заголосит, в ГАИ сообщат... Ну их на фиг!» Восстановив дыхание и одернув пальто, я направился в противоположную от офиса сторону. Лучше потихонечку, общественным транспортом. Авось пронесет!..

Преследователи появились раньше, чем я рассчитывал. В конце улочки, перегораживая дорогу, стоял импортный микроавтобус с городскими номерами. Салон был пуст. Очевидно, те, «более серьезные», о которых предупреждал перед смертью «коридорный», прятались за машиной или где-то поблизости. Не дожидаясь, пока они начнут действовать, я юркнул в незапертый подъезд жилого дома, вихрем взлетел на второй этаж и осторожно выглянул в приоткрытое окно. От автомобиля к подъезду бежали трое в штатском: в однотипных костюмах, крепко сложенные, с чугунными мордами профессиональных убийц. Каждый держал правую руку за отворотом пиджака. Ну, нет, совсем оборзели, янки вшивые! Вести себя столь нагло в сердце чужого государства, да не в какой-нибудь там Польше или Латвии, а в России! Которая хоть и утратила значительную часть былого могущества, но по-прежнему остается великой ядерной державой! Впрочем... охотятся-то они на «своего», а после объяснят нашим властям: «Так, мол, и так. Подданный США Эрик Андерсен внезапно сошел с ума, каким-то образом раздобыл оружие и убил нескольких ваших граждан. Посольство Соединенных Штатов поспешило принять меры!» К тому же они небось по-прежнему рассчитывают решить вопрос быстро и тихо. Ну, может, почти тихо! А хипешь в гостинице – не беда. При содействии СПС его предельно завуалируют. Жалоб со стороны родственников убитых точно не будет. Им долларами рты позатыкают... И тем не менее наглецы. Ох, наглецы-ы-ы!!! В любом случае нельзя вести себя вот так вот. Особенно у нас в стране!..

Бах, бах, бах! – трижды рявкнул мой «глок». Двое из чугуномордых повалились замертво, а третий, получивший пулю в живот, с разбегу грохнулся об асфальт, скорчился, ухватился ладонями за вываливающиеся потроха и принялся оглашать окрестности душераздирающими стонами и смачными англо-американскими проклятиями. Из окон домов начали выглядывать обеспокоенные люди.

«Не получится у вас по-тихому, господа хорошие, – мстительно подумал я, сбегая вниз по ступенькам. – Вот специально побольше шума устрою. Посмотрим, как вы будете потом выкручиваться!» Завидев меня, подранок прекратил надрываться и потянулся за выпавшим пистолетом.

Бах! – всадил я ему пулю в голову.

– Ой, ма-моч-ки-и-и! – испуганно заголосила какая-то женщина в окне.

– Заткнись, грязная сука! – по-английски рявкнул я, перешагнул через трупы, уселся за руль микроавтобуса, отключил настроенный на передачу «Кенвуд» и, старательно соблюдая правила движения, убрался восвояси. (Ни к чему родное ГАИ в искушение вводить, тогда и впрямь хлопот не оберешься!)

Благополучно проехав четверть пути до конечной цели своего маршрута, я затормозил на импровизированной стоянке возле огромного супермаркета, тщательно протер носовым платком все, к чему прикасался в салоне, бросил машину на произвол судьбы и дальше двинулся пешком.

На улице царила обычная для большого города кутерьма. Бойко торговали придорожные киоски, спешили куда-то прохожие, нервничали (иногда вслух и довольно громко) запертые в очередной «пробке» водители... На меня никто не обращал внимания. Пройдя примерно с километр, я решил немного передохнуть, свернул в первый попавшийся дворик и устало опустился на облупленную лавочку под раскидистым кленом. Вокруг не было ни души. Мирно ворковали голуби. У подъезда на солнцепеке дремал бездомный кот непонятной масти. Землю устилал толстый цветастый ковер опавших листьев. Местами из него выглядывали банки из-под пива, пластиковые бутылки, пустые сигаретные пачки и прочий хлам. Похоже, дворники по каким-то неведомым причинам старательно обходили двор стороной. Глубоко вздохнув, я облокотился спиной о ствол дерева, достал из кармана огрызок сигары, зажигалку и только собрался покурить, как в подворотню агрессивно вломилась легковая иномарка и остановилась, противно взвизгнув тормозами. «Задолбали, уроды! Ну, ни минуты покоя!» – зло подумал я, бросился ничком на землю и открыл огонь по выскочившим из машины громилам, точным копиям тех троих, убитых мной на выходе из тупика. Однако ухлопать их сразу, к сожалению, не удалось. «Уроды» в количестве двух штук помирать явно не спешили. Упредив на долю секунды мои пули, они грамотно попадали на асфальт, со змеиной ловкостью заползли за свою тачку и «запукали» оттуда из пистолетов с глушителями. В опасной близости от меня засвистели пули. Одна из них вырвала солидный клок материи из накладного плеча полковничьего пальто. Не испытывая судьбу, я перекатом «ушел» далеко в сторону, укрылся за широким старым тополем и начал аккуратно выцеливать бензобак. Но мое везение, похоже, иссякло. (Или я просто сильно устал?) Так или иначе, но поджечь легковушку с первого выстрела, как бывало в прошлом[10], у меня не получилось.

Бах! – мимо.

Бах, бах, бах! – мимо.

Щелк – в магазине закончились патроны. Пока я вставлял запасной, янки остервенело шпиговали пулями ни в чем не повинный тополь. От него веером летели щепки.

Бах, бах, бах! – ну, наконец-то!

Иномарка рванула, как хороший фугас, разом угробив обоих агентов.

– Слава Богу, – пробормотал я, поднялся, отряхнулся, прошел в конец двора, перемахнул через невысокий заборчик, отделяющий его от соседнего, и... остановился как вкопанный, пораженный запоздалой догадкой. Враги уже дважды, с точностью до метра, определяли мое местонахождение. Но не ясновидцы же они! Значит...

– Болван! – хлопнул я себя по лбу. – Считаешь янки тупыми, но сам-то ничем не лучше! Не удосужился сообразить, что в андерсеновское пальто наверняка вшит «маячок» (если не целая дюжина), и продолжаешь в нем разгуливать, привлекая сигналом все новых и новых «более серьезных». Они и летят к тебе, как мухи на дерьмо. И-ди-от!!!

Сбросив злополучное пальто, я свернул его в рулон и огляделся. Нам бы чего-нибудь эдакое движущееся, дабы увести противника по ложному следу. Например, мусоровоз. Пускай порыщут по свалке, как когда-то агенты Структуры. Но нет! Ничего похожего в округе не наблюдалось. Неожиданно мой взгляд наткнулся на канализационный люк. Гм! Тоже неплохо!!! Подцепил чугунную крышку подвернувшимся под руку ржавым ломом... (А все-таки дворники сюда захаживали, но о-о-очень давно! – Д.К.)... Я пропихнул рулон в открывшееся отверстие, задвинул крышку обратно, на всякий случай пробежал еще несколько кварталов, обнаружил покосившуюся лавочку на задворках промтоварного магазина и обессилено плюхнулся на нее, едва не раздавив собственной тяжестью ветхое сооружение. Новых нападений можно не опасаться. Теперь америкосы убеждены – факинг Андерсен спустился в подземные коммуникации... Победа?! Да, почти. Осталось лишь достичь конечной точки маршрута. Сейчас передохну полчасика и в путь-дорогу. Потихоньку, не спеша... Господи! Как же я устал!..


Глава 5 | Бросок кобры | * * *