home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Густая непроглядная тьма давила, обволакивала. Затрудняла и без того тяжелое дыхание. Казалось, я прошел сквозь нее тысячи верст, но источник света не приблизился ни на йоту. Он оставался все таким же далеким, манящим и... недосягаемым. «Господи. До чего я устал! Как мне плохо! – мысленно плакал я. – Ну когда же... Когда я наконец дойду?!!»

Между тем тропинка стала подниматься в гору и одновременно еще более ухудшилась. Торчащие из земли корни и коряги начали оживать, извиваться наподобие змей и пытаться ухватить меня за ноги. А ноша за плечами сделалась ну вовсе неневыносимой!

– Х-р-р... О-о-о! – задыхался, хрипел и стонал я. – Ор-х-х... У-у-у!.. Ма-моч-ка-а-а-а!

– А ты сбрось ее, – предложил из темноты вкрадчивый голос. – Не мучайся!

– Но ка-а-ак?!! – выдавил я.

– Ты уже сам знаешь в глубине души, – мурлыкнуло в ответ. – Но если хочешь, я тебе помогу. – Метрах в десяти от меня появилась белая фигура с расплывчатыми чертами лица. В руке она держала крохотную прозрачную... По глазам ударил яркий электрический свет. Я моментально проснулся, с ходу оценил обстановку, рванулся к стулу, на которой висела рубашка с вшитой в воротник ампулой...

Бац! Сильный удар ногой в голову настиг меня на полпути и швырнул обратно на кровать.

– Не рыпайся, ублюдок, – на чистом английском посоветовал давешний официант из клуба. На сей раз одетый не в лакейский прикид, а в элегантный, индивидуального пошива костюм. В руке он держал крупнокалиберный пистолет с глушителем. Рядом с ним стояла переводчица Мери в вечернем платье, с медицинским чемоданчиком и точно такой же «пушкой». Зеленые глаза смотрели настороженно, враждебно.

– Кто ты?! – в упор спросила она. – Где настоящий Эрик?!

Первый порыв отчаяния успел пройти. Усилием воли я взял себя в руки и мрачно-угрожающе насупился.

– Ты, детка, марихуаны обкурилась? Или ослепла? Перед тобой, разумеется! И какого черта...

– Не выкручивайся, – грубо перебил «официант». – Настоящий Эрик собирался в клуб для встречи со мной!А ты меня не узнал. Смотрел, будто виделись в первый раз! На предложение выбрать какой-нибудь из напитков Эрик должен был ответить: «Предпочитаю китайскую водку», а затем... – тут он резко умолк, очевидно, поняв, то сболтнул лишнего.

– Остынь, Рикки! – в типичном андерсеновской манере процедил я. – Не пори горячку. Твою рожу я узнаю даже в аду. А почему не среагировал на пароль... Гм! На то имелась достаточно веская причина. После объясню. С глазу на глаз. Но вот за это, – я коснулся пальцем до сих пор гудящей головы, – и за «ублюдка» ты мне ответишь по полной программе. Обещаю!

В глазах агента отразилась некоторая растерянность, пистолет в руке чуть дрогнул. Он вопросительно посмотрел на напарницу.

– Кого ты слушаешь, идиот?! – злобно прошипела Мери. – Я специально предложила этому,– она ткнула стволом в мою сторону, – переспать со мной. И он согласился! А настоящий Эрик не раздумывая послал бы меня в задницу, да в придачу обозвал бы «старой калошей». Полковник Андерсен вот уже четыре года трахает исключительно малолеток. На взрослых женщин у него не встает!

– А ты и есть старая калоша, – презрительно скривился я. – Согласился, как же! Так чего же ты до сих пор не в моей постели?!

– Подонок! – взвизгнула «переводчица». – Ты предложил перенести секс на завтра! Из-за плохого самочувствия! Но ты хотел меня. Точно хотел! Я уверена!!!

– Ага, размечталась, – издевательски фыркнул я. – Над тобой, «калошей», подшутили, а ты и поверила!

На некоторое время в комнате установилась напряженная тишина. Мери прожигала меня ненавидящим взором, а Рикки морщил лоб в серьезном раздумье.

– Фифти-фифти, – выдал наконец он. – С одной стороны, ты вылитый Эрик, в том числе по манере поведения. Но, с другой – есть небольшие сомнения. Рисковать мы не можем. На кон поставлено слишком многое! Надо быть стопроцентно уверенным в твоей подлинности. Поэтому я сделаю тебе укол пентонала, небольшую дозу, и все сразу встанет на свои места. Согласен?!

– Факинг шит, – проворчал я. – До#жил на старости лет. – Ладно, коли. Но с условием! После меня проверим аналогичным способом вон ту стерву, – я дернул подбородком на раздувающую ноздри, по-прежнему разъяренную «переводчицу». – Есть информация, что она завербована арабами. Именно поэтому я в клубе...

Высказаться до конца мне не дали. События начали развиваться стремительно и самым непредсказуемым образом.

П-ф-ф, – пистолет в руке Мери выплюнул пулю. Мое левое плечо словно обожгло кипятком. То ли я просто довел дамочку до белого каления, то ли у нее впрямь было рыльце в пушку... Не знаю! У мертвых не спросишь, поскольку...

Пф-ф, п-ф-ф, – в следующее мгновение два метких выстрела Рикки разнесли ей череп на куски. Фактически обезглавленное тело мягко рухнуло на пол.

– Она никогда не умела стрелять, – поцокал языком агент. – А насчет арабов – я, признаться, тоже подозревал неладное. Во время последней операции в Ираке... Впрочем, ты в курсе!

Я с важностью кивнул, мысленно восхитившись самим собой: «Ох и классный же я актер! Куда там Смоктуновскому, земля ему пухом. И пройдоха редкостный! В обстановке жесткого цейтнота «развел» матерого шпиона, как последнего лоха. Госпремию мне и орден! Можно вторую Звезду Героя. В темпе, блин!»

Но, как выяснилось, – рано обрадовался!

– Вернемся к «нашим баранам». – Рикки забрал у трупа чемоданчик, раскрыл и вынул оттуда шприц, ампулу темного стекла, медицинский жгут.

– Я больше не сомневаюсь в тебе, Эрик, – дружелюбно улыбнулся он. – Но согласно инструкции проверка должна состояться в любом случае. Помнишь параграф номер пять: «Если зародилась хоть малейшая тень сомнения, считать коллегу подозреваемым, пока на сто процентов не убедишься в его лояльности». – Произнося вышеуказанную речь, агент ни на секунду не сводил с моего туловища дула пистолета. – Рана у тебя пустяк, царапина. Перевяжу в процессе, – добавил он.

«Проклятый тупоголовый янки. Раб инструкций и установок! Ладно, ты сам выбрал свою судьбу!» – со злостью подумал я, а вслух произнес:

– Правильно, дружище, порядок есть порядок. И, тем не менее, ты грубо нарушаешь установленные правила.

– А-а-а?! – встрепенулся Рикки. – Почему?!

– В инструкции четко прописано: «При наркодопросе «объект» должен быть лишен возможности оказать сопротивление и должен постоянно находиться под бдительным контролем допрашивающего», – профессорским тоном изрек я. (Примерно так говорилось в соответствующих документах нашей Конторы, и я надеялся, что штатовские не очень от них отличаются. – Д.К.). – А ты не способен меня полностью контролировать. Нет, не в данный момент, а когда начнешь вводить препарат. Мери-то мертва. В общем – давай наручники!

– И впрямь, – смутился агент. – Прости, Эрик, совершенно из головы вылетело! – он достал из кармана новенькие «браслеты» иностранного производства и, не снимая пальца со спускового крючка, приблизился к кровати. – Пожалуйста, развернись, заложи руки за спину.

С раздраженным вздохом я принял сидячее положение, бормотнул: «Сильно не затягивай» – и внезапно нанес два удара ногами. Круговой по правой руке Рикки и прямой пяткой ему в корпус. Пистолет отлетел в одну сторону, а агент, задушенно кхекнув, в другую. Не теряя даром времени, я спрыгнул на пол и продолжил развивать успех. Обманный финт кулаком в переносицу, высокий лоу-ник[7] в ребра (Рикки защитился согнутым локтем) и сразу же повторный «лоу» в то же место, уже открытое. Агент со стоном упал на четвереньки, но, надо отдать должное, сопротивления не прекратил. С перекошенным от боли лицом он метнулся мне в ноги (одновременно боднув головой в низ живота), повалил на пол и с размаху хлестнул незастегнутыми наручниками, целясь в лоб. Последний удар Рикки внешне напоминал молниеносный бросок сверкающей металлической змеи и, по идее, должен был раскроить мне череп. Однако я каким-то чудом успел подставить под него правое предплечье и мощным пинком отшвырнул противника от себя. Американец впечатался в ближайшую стену, но тут же вместе со мной вскочил на ноги. (И это при сломанных ребрах. Молодец!)

– Так вот ты кто, – с ненавистью прошипел он. – Убью!!! – и вновь хлестнул наручниками. На сей раз сбоку в висок. Я низко присел, пропустив смертоносную «змею» над затылком, прыгнул вперед, подмял Рикки под себя и приемом боевого самбо свернул ему шею. Раздался противный хруст. Жилистое тело дернулось и обмякло.

Я проверил у агента пульс, убедился в отсутствии оного, тяжело дыша, поднялся и подобрал чемоданчик покойной Мери. Разыскал среди содержимого лейкопластырь, вату, флакончик со спиртом и занялся раной на левом плече – действительно поверхностной, неопасной, но весьма болезненной и кровоточивой. Покончив с этим неприятным занятием, я прошел в ванную, намочил полотенце, обтер перемазанный кровью торс, вернулся обратно в комнату и уныло огляделся. Два трупа, ошметки мозгов, красные пятна на белой постели, заляпанный кровью пол... Плюс смешанный запах пороховой гари, пота и убойного цеха. Иностранный журналист слегка побаловал на досуге. Н-да уж, веселенькая картинка! Ну и как теперь быть? Завернуть мертвецов в коврики и потихоньку выбросить на помойку?! Нереально. Прислуга вмиг засечет!.. Аккуратно расчленять трупы да выносить по кусочкам?! Нет уж, увольте! Я, конечно, не чистоплюй, но и не Чикатило какой-нибудь!.. Спрятать в шкаф, под кровать?! Провоняют стопроцентно!.. Запихнуть в холодильник?! Так не поместятся, вдвоем-то!..

«Ага! Экстренная связь. «На случай непредвиденных осложнений», как выразился шеф!» – неожиданно сообразил я, отыскал заветный мобильник и нажал кнопку «Redial».

– Вас слушают, – после третьего гудка донесся из трубки сухой, равнодушный голос.

– Говорит Чарли, – я лихорадочно припоминал шифровальную таблицу. – У меня... э-э-э... канализацию прорвало!

– Сколько комнат залило? – уточнил голос.

– Э-э-э, две. Повсюду грязь! Кроме ремонта нужна генеральная уборка.

– Понял, ждите, – трубка запищала короткими гудками.

Я включил кондиционер, полностью оделся (первым делом натянув рубашку с вшитой в воротник ампулой), после некоторого раздумья взял пистолет покойной «переводчицы», обтер носовым платком и сунул за пояс брюк. С оружием оно как-то спокойнее. Мало ли кого нелегкая принесет! Потом подошел к стенному бару, вынул из него бутылку коньяка, налил полный бокал, залпом выпил, уселся в кресло и раскурил сигару. (Мама родная! Как же они мне опротивели). Кондиционер, мягко жужжа, работал на предельной мощности. Мерзкий запах заметно ослабел, хотя и не исчез полностью. «Звукоизоляция здесь хорошая. Наши разговоры и звуки борьбы вряд ли кто слышал, – вяло размышлял я. – Но если «уборщики» задержатся, то... – Я взглянул на часы. – Скоро утро. Интересно, как они ухитрятся...»

Внезапно в комнате погас свет. Я рефлекторно выхватил пистолет.

– Успокойтесь, Чарли. Свои! – произнес тихий голос. – И еще – ствол явно не ваш. Положите его на стол, иначе проблем с ним не оберетесь.

«Очевидно, у них приборы ночного видения», – подумал я, неохотно расставаясь с оружием.

– Так, отлично, – похвалил невидимый инструктор. – В ванной у вас чисто?

– Да.

– Закройтесь в ней и не выходите, пока не позовут...

На ощупь пробравшись через номер, я зашел, куда было велено, включил свет и присел на край джакузи. За дверью послышалась негромкая деловитая возня. Я терпеливо ждал, тупо созерцая струйку воды, сочащуюся из плохо закрученного крана. Тело ломило от усталости. В гудящей голове не осталось ни единой связной мысли. Сон между тем отшибло начисто. Перед глазами мелькали обезглавленная Мери, фрагменты недавней схватки, сломанная шея Рикки, его перекошенное лицо с остекленевшим взглядом, медицинский чемоданчик с набором для наркодопроса и почему-то крохотная прозрачная ампула с цианистым калием.

Прошло... Да не знаю сколько! Я совершенно потерял счет времени. Наконец в дверь постучали.

– Вы случайно не заснули? – поинтересовался уже знакомый голос.

– Нет, куда там!

– А часы при вас?

– Да.

– Ровно через три минуты можете выходить...

Выждав указанный срок, я покинул ванную и... обомлел! Ярко горела люстра под потолком, а номер выглядел так, будто в нем абсолютно ничего не произошло. Чистый пол, свежее белье на постели, аккуратно расставленная мебель. Даже запах скотобойни бесследно испарился. (Я уж не говорю о трупах!) Профессионально сработано. Просто блеск!!!

На столе лежали три таблетки в целлофановом пакетике, новенький «глок» с полным магазином и короткая записка. «Пистолет возьмите, пригодится. Выпейте снотворное. Спокойной ночи!» – гласила она. За окном уже заметно светало. Я сжег записку над пепельницей, спустил пепел в унитаз, проглотил таблетки, запил их водой, не раздеваясь, улегся на кровать, сунул под подушку «глок» и мгновенно отключился...


* * * | Бросок кобры | Глава 5