home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Десятиминутное путешествие к левому берегу растянулось в моем сознании лет на сто. Давным-давно, в спецназовской учебке, я проходил трехмесячный курс особой подготовки, который и позволил мне выжить[25]. Но все равно приходилось несладко! Намокшая одежда тянула ко дну, отбитая Стасом грудь разрывалась от боли, голову стягивали свинцовые обручи, одеревенелые мышцы слушались с крайней неохотой. Один раз я вынырнул глотнуть воздуха и увидел, что мой катер, врезавшийся в крупную льдину, объят чадящим дымным пламенем, а подоспевшие преследователи увлеченно поливают его автоматными очередями. Я вновь погрузился под воду и поплыл дальше, слабея с каждой секундой. Порой меня одолевало искушение прекратить борьбу и камнем пойти ко дну. И лишь нечеловеческим усилием воли я заставил себя двигаться дальше. Прочие свои ощущения описывать не буду. Я человек неслабонервный, но меня в дрожь бросает при малейшем воспоминании! ...В конце концов полуживой развалиной я выкарабкался на берег, дополз до ближайших кустов и распластался там, дыша, как загнанная лошадь. А спустя секунду-другую злополучный катер взорвался с оглушительным грохотом. Очевидно, эти дятлы умудрились пробить бак с горючим. Кое-кого из них конкретно накрыло обломками. Один из катеров перевернулся.

– Попались, которые кусались! – прошептал я онемелыми губами, вытащил из-за пазухи флягу, отвинтил пробку, понюхал содержимое, ощутил аромат хорошего коньяка и жадно выпил половину. В животе разгорелся приятный костерок, в мерзлые члены начало просачиваться живительное тепло. «Дятлы» между тем проводили спасательную операцию – затаскивали в уцелевший катер незадачливых коллег. Впрочем, особо они не утруждались. Выловили из воды только тех, кто держался на поверхности, и в значительно поредевшем составе направились к правому берегу. Возобновления погони можно было не опасаться. Меня они, несомненно, считали погибшим. (Либо в катере сгорел, либо утоп, подлюка. И разыскивать труп, разумеется, не собирались. По крайней мере сейчас, среди ночи.) А о том, кто я таков на самом деле, знали лишь покойные Стас со товарищи да расстрелянный ими Петр Петрович. Для остальных же я оставался просто безымянным отморозком, зачем-то схлестнувшимся с незабвенной памяти... (Жаль, не выяснил, как этих собак звали.) Ну да ладно!.. Схлестнувшимся, значит, с героическими сотрудниками светлянского УФСБ и в конечном счете получившим по заслугам. Первоначальные причины недавнего происшествия сомнений также не вызвали. Павел действительно привез меня в наиболее надежное убежище, однако сработал фактор случайности, помноженный на жадность и глупость владельца гостиницы. «Охотники» заехали в «Русалку» без всякой задней мысли – решили перекусить и расслабиться после долгого напряженного трудового дня. Петр Петрович узнал средь них эфэсбэшных знакомых и захотел решить разом две проблемы. Обогатиться за счет подозрительного постояльца (в коем не без оснований подозревал разыскиваемого по всей области человека), а также избавиться чужими руками от вредного подполковника Быстрова. Кабатчик, несомненно, воображал себя исключительно мудрым и изворотливым типом. Эдаким Людовиком XI[26] наших дней. Ну и поплатился за самонадеянность.

Отойдя подальше за деревья, я разделся догола, тщательно выжал одежду, проверил пластиковый пакет, убедился, что «чистый мобильник» и документы нисколько ни пострадали, упаковал их обратно, проделал комплекс специальных упражнений, вновь оделся, допил остатки коньяка и скорым шагом двинулся в глубь лесополосы.

Подогретый алкогольными парами, я не чувствовал холода, но в то же время знал – такое состояние продлится недолго. Хмельное тепло быстро выветрится, и, если мне не удастся просушить одежду, последствия будут самыми плачевными. Но я не отчаивался, поскольку имел простой и надежный план действий. Отойду пару километров от места происшествия, разведу костер, обсохну, отогреюсь. А дальше – посмотрим по обстоятельствам. Правда, зажигалка покоилась где-то на дне реки, но подобная мелочь меня не смущала. В спецназе нас обучили добывать огонь очень древними, хлопотными, но надежными способами. Без всяких современных штучек-дрючек...

Под ногами чавкала весенняя грязь. Корявые, безлистные ветки деревьев отбрасывали в свете луны причудливые тени. Глухая тишина давила на уши. Настроение постепенно портилось. Лес казался мертвым, безжизненным, населенным призраками давно умерших людей и животных. Нечто похожее я видел в фильме «Проклятое место». Н-да, ассоциация не из приятных. Нервишки-то мои, того, пошаливают. Впрочем, неудивительно! После столь «приятной» ночной прогулки и «водных процедур»... Хоть бы собака какая погавкала! Все же живое существо... Стоп, Корсаков, стоп! Не смей распускаться. Ты русский боевой офицер, а не истеричная французская мамзель. (Или правильнее мадемуазель?!) Я встряхнул головой, отгоняя ненужные мысли. И тут вдруг мои ноздри уловили легкий запах дыма. Не вонючий чад горелого катера или автомобиля, а приятный древесный дымок от нормального костра. Разом приободрившись, я убыстрил шаг. Лес больше не казался «мертвым». И надо ж было такое удумать! Одно слово – неврастеник!.. Вскоре впереди появилась средних размеров, залитая лунным светом поляна. В дальнем конце, у разлапистой ели виднелся вход в землянку. А рядом в самодельном очаге, под железным законченным навесом весело потрескивало пламя.

– Стой, – резко скомандовал властный голос. – Замри истуканом. Руки вытяни в стороны, с растопыренными пальцами. Затем медленно и осторожно...

– Хорош придуриваться, Костя, – весело перебил я. – Неужто не узнал?

Голос принадлежал майору Сибирцеву, с которым мы вместе прошли «огонь и воду»[27] и тело которого, судя по официальным донесениям, до сих пор искали в реке светлянские эфэсбэшники...


Глава 5 | Город мертвых | * * *