home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Второе собрание проходило там же, где и первое, в том же составе. Правда, теперь Гайдов не восседал в президиуме, а лежал посреди стола – голый, связанный, с заткнутым кляпом ртом.

Кроме того, Нелесовский не счел нужным проводить с кем-либо конфиденциальные беседы. Общий сбор объявили, воспользовавшись микрофоном покойного Ельцова. Магические слова – «Появился реальный шанс на спасение» – обеспечили стопроцентную явку.

– Я напрямую общался с высшими силами! – дождавшись, пока все рассядутся по местам, торжественно провозгласил Чубсов. По рядам присутствующих прокатился взволнованный гул.

– Оказывается, Повелители хотели совсем другой жертвы, – возвысив голос, продолжил Борис Анатольевич. – Им был нужен Гайдов, а не светлой памяти Бронислав Никифорович!!! Убиение господина директора не только не умилостивило хозяев, но рассердило их! И всему виной вот этот толстый свин! – Главбух яростно ткнул пальцем в протестующе мычащего, трясущегося в ознобе Егора.

– Гайдов отлично знал о желании Люцифера! – гневно громыхнул Чубсов. – Ради сохранения своей поганой шкуры он умышленно ввел людей в заблуждение и в результате погубил горячо любимого нами Бронислава Никифоровича Ельцова! – Тут Борис Анатольевич притворился, будто вытирает слезы. Сотрудники с посетителями, естественно, понимали – обличая Гайдова, Чубсов беспардонно врет. Однако возможность найти «козла отпущения», свалить ответственность за убийство директора на одного Егора, устраивала их как нельзя лучше.

Зал взорвался облегченно-негодующими криками.

– Смерть подлецу!!! – багровея от натуги, вопил Ненемецкий.

– Мы требуем достойно покарать мерзавца! – вторил ему Суйсуев.

– Проклятый обманщик!!! Грязный провокатор!!! – Запустив обе пятерни в длинные сальные лохмы и раскачиваясь, словно часовой маятник, стонал журналист Юмкин.

– Бронислав Никифорович всегда был самым примерным пациентом! – всхлипывал пьяненький нарколог-экстрасенс, под шумок основательно хлебнувший из запасов покойного клиента. Козырьков, до сих пор не сумевший выйти из роли собаки, захлебывался истошным лаем. Дочка же Тая разыграла целый спектакль. Отчаянно рыдая, она взбежала на трибуну, накинулась на связанного Гайдова, с визгом: «Ты, сволочь, ответишь мне за папочку!» – выдрала из лысоватого черепа первого зама остатки волос, а затем попыталась выцарапать Егору глаза. Разбушевавшуюся Таисию отогнал от «порося» господин Чубсов, решивший, что пошумели уже достаточно и пора перейти к основной части повестки дня (вернее, ночи).

– Перестаньте галдеть! – простер он руку. – Приступим к делу!

Шквал показушного негодования быстро сошел на нет.

– Люциферу угодна жертва! – дождавшись полной тишины, сказал Борис Анатольевич. – Но жертва иного рода, чем та... гм... гм... которую принесли по злодейскому наущению паскуды Егора. Люцифер хочет, чтобы мы съели Гайдова!

Собравшиеся дружно ахнули.

– Подобные жертвоприношения вполне согласуются с учением великого Алистера Кроули[9], – поторопился заверить присутствующих главбух. – Магический ритуал необязательно подразумевает кровопускание. Убивать можно любыми способами, но в данном конкретном случае Повелители недвусмысленно намекнули на процедуру поедания. Таким образом мы и умилостивим Люцифера, и отомстим за несчастного Бронислава Никифоровича, да и подкрепимся заодно. У всех нас давным-давно маковой росинки во рту не было... Итак, голосуем, – выдержав театральную паузу, подытожил Чубсов. – Кто против?.. Единогласно!!!

– Предлагаю открыть прения! – вдруг пропыхтела Новосвинская.

– Чего-о-о? – насупился Борис Анатольевич. – Вы же, любезная, вроде проголосовали «за»! Или передумали, решив составить компанию Гайдову? – В глазах главбуха появился нехороший блеск.

– Нет-нет!!! – в ужасе затрясла отвислыми щеками Новосвинская. – Вы, уважаемый Борис Анатольевич, неправильно меня поняли!!! Я имела в виду дискуссию о способе приготовления ужина!

– Таки-правильно!!! – неожиданно поддержал Новосвинскую коммерсант Боб. – Еда должна быть вкусной. Пожалуйте к микрофону, мадам! Мы с интересом заслушаем ваше мнение!

Польщенная Новосвинская огромной бесформенной медузой заползла на трибуну.

– Мясо – один из древнейших продуктов питания человека, – профессорским голосом заговорила она. – В нем содержится значительное количество полноценных белков, жиров, витаминов, экстрактивных и минеральных веществ. Благодаря этому блюда из мяса занимают важное место в питании населения[10]. Особое внимание следует уделить потрохам! – Новосвинская назидательно помахала сосискообразным пальцем. – Некоторые кулинары редко используют внутренности туши или вовсе пренебрегают ими. А напрасно! Ведь именно из языков, мозгов, печени, почек, сердца приготовляются отменные по вкусовым и питательным качествам кушанья. Практически к любому мясному блюду следует подавать петрушку, укроп, кинзу, прочую зелень... Это не только улучшает вкус, но и значительно повышает биологическую ценность продукта...

Новосвинская явно увлеклась. На сизых, расшлепанных губах пожилой дамы пенилась слюна. Заплывшие жиром глазки горели. Проголодавшаяся аудитория завороженно слушала речь, зато члены президиума начали проявлять признаки беспокойства.

– Чертова пустомеля! – сердито пробурчал Чернобрюхов. – Будет трепаться до тех пор, пока мы тут с голоду не околеем!

– Ходит вокруг да около, старая жаба! – поддержал второго зама главбух. – Пора бы заткнуть ей рот. Господин Боб, – тронул он за колено Нелесовского, – утихомирьте, пожалуйста, вашу бестолковую протеже!

– О'кей! – кивнул коммерсант и свистящим шепотом обратился к Новосвинской: – Закругляйтесь, мадам. Лимит времени исчерпан. Либо диктуйте рецепт, либо освобождайте трибуну!

Новосвинская поперхнулась очередной фразой.

– Э-э-э... положим... отварные мозги в соусе, – неуверенно промямлила она.

Чубсов зашелся в приступе безудержного хохота.

– Мозги!!! Ох, уморила!!! – задыхаясь от смеха, выплевывал Борис Анатольевич. – Да у Егора их отродясь не водилось! Юмористка непризнанная! Ох-ха-ха!!!

– Где, интересно, мадам собирается добыть необходимые для соуса компоненты? – коварно улыбнувшись, спросил коммерсант Боб. – Или хотя бы упомянутые вами приправы вроде петрушки, укропа, кинзы? А?! Будьте добры пояснить!

Новосвинская потерянно молчала. Она умела лишь часами переливать из пустого в порожнее, но когда нужно было переходить от болтовни к делу, сразу терялась.

– Возвращайтесь на свое место! – бесцеремонно гаркнул лидер «Хаты».

Новосвинская послушно слезла вниз. Однако выступление заслуженной «демократки» не на шутку растревожило пустые желудки присутствующих. Из зала градом посыпались предложения.

– Слюшай! Давай шашлык жарыть! – сладко урчал восточный человек. – Жирный, сочный!!! Вах! Палчыкы облыжешь!!!

– Окорок! Копченый окорок! – томно постанывала Таисия Брониславовна. – С уксусом и хреном, с зеленым горошком!!!

– Мясо, шпигованное овощами! – силился перекричать остальных Ненемецкий. – Нарезать Егора крупными кусками, нашпиговать морковью и петрушкой, затем уложить на разогретую с жиром сковородку...

– Тушеная печенка со сметанным соусом... – фанатично твердил Суйсуев. – Посолить, поперчить, обвалять в муке, потом...

– Только рагу с коричневой поджаристой корочкой, – горячо убеждал окружающих журналист Юмкин.

– Сами вы рагу! – задиристо возражал Плешвиц. – Чахохбили и никаких гвоздей!

– Я те дам чахохбили... р-р-р гав! – агрессивно лаял Козырьков. – Сырьем его! Гав-гав!!!

То там, то здесь начали завязываться потасовки. Ненемецкий двинул по скуле Суйсуева, Козырьков прокусил ногу Плешвицу, восточный человек вцепился в горло Юмкину... Тем временем Егор Гайдов, из коего недавние коллеги намеревались приготовить вышеперечисленные яства, наконец не выдержал. Измученный ужасом, первый зам сначала написал на стол, затем задергался, захрипел и, сраженный обширным инфарктом, скончался.

– Прекратите безобразие! – яростно заорал Чубсов. – Повара недоделанные! Боров-то подох! Будете теперь падаль жрать, придурки!

Страсти моментально улеглись.

– Пачему падох? – отпустив полузадушенного Юмкина, глупо выпучил глаза восточный человек. – Зачэм падох?

– Зачем, зачем! Чурка тупая! – обозлился Нелесовский. – Затем, что чересчур много языками мелете!!! Если продолжите в том же духе, Егор успеет протухнуть! Балаболки!

– Они хотели как лучше, а получилось как всегда, – примирительно сказал Чернобрюхов. – Ладно, сделанного не воротишь. Давайте все же подумаем, как быть дальше!

– А чего думать-то? – раздраженно отозвался Чубсов, вытаскивая давешний ритуальный кинжал. – Единственную разумную идею подал господин Козырьков – сырьем! А то гарниры им подавай, соусы, специи, поджаристые корочки... Тьфу!!! Идиоты!!! В здании нет не только гарниров, но и сковородок, не говоря уж о котлах, вертелах и порционных горшочках! Короче, подходи по одному!

Борис Анатольевич отрезал от задницы Гайдова первый ломоть. Людоеды дисциплинированно выстроились в очередь...


* * * | Западня | Глава 7