home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Жизнь отторгает поводырей типа Познера, Чубайса, Гайдара... Сама природа стремится к самоочищению от скверны...

Журнал «Русский дом», 1999 , № 4, с. 7

После ликвидации Лобковича Игорь три часа крепко проспал в одной из комнат особняка Горелкина (выбранного им в качестве места постоянной дислокации), пробудившись, сделал легкую утреннюю разминку (пятьдесят отжиманий от пола, пятьдесят приседаний плюс дыхательные упражнения), прошел в ванную, умылся, побрился, почистил зубы. Устроившись на кухне, попил кофе из привезенного хозяйственным Калмыковым термоса, закурил сигарету и серьезно задумался. Полученная от извращенца информация не вызывала у капитана особого оптимизма. Загородная вилла Печорского, где тот проводил большую часть времени, представляла собой настоящую крепость: хитроумная сигнализация, телемониторы едва ли не на каждом дереве, не говоря уж о воротах, колючая проволока с током высокого напряжения, десяток вооруженных до зубов телохранителей, а самое неприятное – автономное электропитание! Не будь его – поимка Иосифа Натановича не представляла бы чрезмерной сложности. Напасть ночью, перед рассветом; перерубив главный силовой кабель, обесточить усадьбу, бесшумно проникнуть вовнутрь; пользуясь темнотой да фактором внезапности, быстро уничтожить охрану и захватить магната тепленьким в постельке! Простенько и со вкусом[57]. Но господин Печорский (или скорее начальник службы безопасности), видать, заранее предусмотрел такую возможность. В одном из подвальных помещений с толстыми каменными стенами, обитыми звукоизолирующими прокладками, оборудовали собственную, достаточно мощную дизельную электростанцию. В результате и усадьбу снаружи не обесточишь, и тарахтение дизеля не досаждает олигарху... В принципе можно было бы взять виллу штурмом. Допустим, взорвать ворота, в считанные минуты перебить телохранителей, до прибытия подкрепления сцапать «добычу» да увезти в укромное местечко. Однако для осуществления подобного варианта необходимо примерно отделение спецназовцев-профессионалов, а в распоряжении Игоря лишь четверо бандитов, достаточно крутых, но не прошедших курсов специальной диверсионной подготовки... Привлечь толпу рядовых боевиков типа Бармалея с Кабаном?! Толку-то!!! Напрасно ребят угробишь! Воюют не числом, а умением! Ворота, положим, они взорвут, начнут бой с охранниками, но по причине отсутствия должной квалификации не уложатся в скудный лимит времени. Натанович успеет вызвать подмогу, которая ударит в спину нападающим...

Городская квартира «денежного мешка»?! Гм! Дохлый номер!!! Элитный дом, населенный одними крупными «шишками». Суперсовременная сигнализация, помимо личной, еще и милицейская охрана. Шуму будет в несколько раз больше, а помощь примчится почти мгновенно. В соседнем квартале база СОБРа. Конечно, просто убитьПечорского не слишком трудно: шлепнуть из снайперской винтовки, тем или иным способом взорвать машину и т.д. и т.п. Но нужен-то он живым! Иначе не вычислишь остальных «приватизаторов»... Н-да! Задача не из легких! Натуральный ребус! И вместе с тем выход должен найтись! Обязательно должен!!! Надо только хорошенько пораскинуть мозгами.

– Доброе утро! – услышал Игорь бодрый голос зашедшего на кухню Гиви, свежего, жизнерадостного, без каких-либо следов утомительной бессонной ночи на лице.

– Привет, – ответил Кононов. – Завалил паскуду?

– Ага! – Усевшись на стул, Владимир налил себе чашку кофе. – Все получилось проще, чем я предполагал! Прибыл на место около восьми, занял позицию на лестнице. Вскоре Фоменков вылез из норы – остальное дело техники. С первого же выстрела я попал пидору точно в сердце. На всякий случай произвел контрольный выстрел в голову и благополучно смылся. Самое интересное – в окрестностях дома я не встретил ни одного человека. Хотя время довольно неудобное – люди на работу спешат. И на обратном пути менты ни разу машину не тормознули!!! Видать, Фоменков окончательно истощил терпение Господа Бога... А ты почему такой кислый?!

– Пытаюсь отыскать способ захватить живьем Печорского, да ничего путного пока не вырисовывается, – хмуро отозвался спецназовец.

– Э-э, брат! Не вешай носа! – весело рассмеялся Гиви. – Рано или поздно придумаешь! Печорского в преисподней давно заждались!!!

Кононов изучающе посмотрел на Владимира: добродушный, русоволосый, голубоглазый, он и внешне, и по характеру здорово напоминал сослуживца Игоря майора Александра Пименова, с которым они рука об руку прошли в Чечне огонь и воду. Встретив взгляд Игоря, Гиви широко улыбнулся. «Хороший мужик!» – подумал спецназовец, затем почему-то вспомнил характеристику, данную Лобковичем господину Печорскому: «Патологически труслив, крайне подозрителен. При малейшей опасности ударяется в панику, начинает делать массу глупостей». И внезапно пришло озарение! Сегодня олигарх непременно попадется! Теперь капитан знал, какэто произойдет. Двое (Белый с Калмыком) будут наблюдать из леса за воротами усадьбы, поддерживая с Игорем связь по мобильному телефону. Сам он вместе с Гиви и Белецким-младшим займет позицию на шоссе, километрах в пяти от виллы. Вечером, где-то после шести, Иосиф Натанович поедет в город с минимальной охраной (два-три человека, не более). Переодевшись в милицейскую форму (пусть Белый пороется в своих бандитских закромах, наверняка найдет), Игорь остановит машину, убьет телохранителей, а остальное, по выражению Грузинова, «дело техники». Чем конкретно обусловлена подобная уверенность, гэрэушник объяснить не мог, но интуиция в аналогичных ситуациях его еще ни разу не подводила.

...Так июльской ночью 1996 года небольшая группа спецназовцев под командованием Кононова подкралась к лесной базе чеченских боевиков. С другой стороны лагерь обкладывали бойцы Александра Пименова... Основные очаги сопротивления дудаевцев к тому времени были подавлены. Организованного сопротивления сепаратисты оказывать уже не могли. Лишь немногочисленные отряды «непримиримых», попрятавшиеся по горам да по лесам, периодически наносили удары из-за угла. Согласно приказу генерала Владимира Анатольевича Шаманова, их поодиночке добивали спецназовцы[58]... Кононову с Пименовым предстояло ликвидировать банду полевого командира Абдулы Исрапилова, прославившегося нечеловеческой жестокостью. Вообще-то «свободолюбивые горцы» постоянно издевались над пленными. Заживо отрезанные у русских ребят головы стали обыденным явлением (ничуть не смущавшим многочисленных «правозащитников» типа иудушки Ковалева). Но «джигиты» Исрапилова побили все рекорды в области мучительства (перечислять их «подвиги», пожалуй, не стоит. Иначе вас, уважаемый читатель, попросту вырвет!)... Кононов получил четкий приказ командования – ни один исрапиловский чича не должен уйти живым. Впрочем, Игорь не нуждался в подобном приказе, поскольку собственными глазами видел ужасающие останки жертв Абдулы. Операция развивалась вроде бы гладко. Спецназовцы бесшумно сняли часовых, проникли в лагерь и принялись аккуратно вырезать сонных чеченцев. «Воины Аллаха» отправлялись в ад один за другим, не успев сообразить, что, собственно, с ними произошло. Неожиданно Кононов насторожился.

– Возьми, Ваня, двух пацанов да проверь вон ту лощинку! – толком не зная зачем, приказал он сержанту Василькову.

Трое солдат скрылись в темноте, а остальные продолжили «зачистку». Когда она подошла к концу, Исрапилова среди убитых не обнаружили.

– Твою мать! – в сердцах выругался Пименов. – Главного зверюгу упустили!!! Проморгали, блин!!! Куда ж он, сука, подевался?!

И... в этот самый момент вернулась группа сержанта Василькова, волоча связанного, как барана, Абдулу. Оказывается, «горный орел» вычислил маневры спецназовцев и решил, не поднимая тревоги, потихоньку смыться через лощину, бросив своих «джигитов» на произвол судьбы... С Исрапиловым русские поступили гуманно – не стали рвать на части или поджаривать на медленном огне (чего он, между прочим, вполне заслуживал). Абдулу просто пристрелили... Похожие озарения[59] происходили с Кононовым и до, и после разгрома отряда Исрапилова. Поэтому сейчас Игорь ни капли не сомневался – Печорскому хана! Все пройдет так, как он рассчитывает, или почти так!..


* * * | Зачистка территории | * * *