home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

На ловца и зверь бежит.

Русская народная пословица

В четверг 27 мая 1999 года Игорь встал поздно, около полудня (отсыпался после ликвидации Абрамкина), проделал комплекс обычных утренних упражнений, принял душ, побрился, почистил зубы и прошел на кухню, где братья Белецкие со вкусом потягивали душистый, настоянный на травах чай. Гиви и Калмык отсутствовали. Первый умчался к себе домой, едва «семерка» добралась до усадьбы Горелкина.

– Господи Иисусе! – выйдя из автомобиля, вдруг схватился за голову Владимир. – Зверюшки-то мои более трех суток не кормлены! В воскресенье, правда, я им оставил большой запас еды и питья (сердцем чуял, что задержусь). Но тем не менее... В общем, к обеду вернусь...

– Чокнутый! – фыркнул пахан «восточных», когда машина Грузинова выехала со двора. – Из-за шайки приблудных кошек да собак срывается сломя голову...

– Прекрати! – холодно осадил Виктора Кононов. – Володя вовсе не чокнутый. Просто он исключительно порядочный человек и честно выполняет взятые на себя обязательства, в данном случае по отношению к подобранным им на улице бездомным животным. Вспомни, как писал Экзюпери[68]: «Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил».

Белый смущенно отвернулся. «Прав спецназовец, – подумал он. – Поглупел я на старости лет, зачерствел сердцем... Надо исправляться». На этом инцидент был исчерпан...

– Где Калмык? – спросил Игорь, усаживаясь за стол.

– Час назад в Н-ск намылился, – наливая ему чашку чая, ответил Виктор. – Хочет на месте разведать обстановку. Ох, не влип бы! Город-то из-за убийства олигарха на ушах стоит!!!

– Не влипнет! – улыбнулся капитан ГРУ, маленькими глоточками смакуя ароматный напиток. – «Органы» разыскивают вполне конкретных злодеев – Графинова и Сосновского. Мы вчера подбросили следствию целый ворох неопровержимых улик. До Калмыкова никому нет дела! Можешь не сомневаться!

– И то верно! – с видимым облегчением согласился Белый. – Улик у ментов прорва. Ха-ха!!! Пусть разыскивают!

– Какие у нас планы на сегодня? – полюбопытствовал Андрей.

– Отдохнем до вечера, – Игорь взял с тарелки бутерброд с колбасой, – а там посмотрим. – В глазах спецназовца появилось странное выражение. – По-смо-трим, – с расстановкой повторил он. – Мне тут занятный сон приснился. Здоровенная стеклянная банка, а в ней уйма отвратительных пауков с человеческими физиономиями, самозабвенно пожирающих друг друга... Я стоял немного поодаль и молча смотрел. На груди у меня висел большой золотой крест. В итоге в банке остались только трое: черные, здоровенные, злющие... Они вылезли наружу, и я раздавил их каблуком...

– По-твоему, стоит верить снам? – живо заинтересовался Андрей.

– И да... и нет, – задумчиво молвил Кононов. – Большая часть снов – естественное следствие возбужденного воображения человека... Некоторые – результат духовного общения с потусторонним миром, часто с бесовским. Демоны либо врут с целью обольстить, ввести в заблуждение, либо издеваются над уже принадлежащей им душой. Сновидения, например, олигарха Абрамкина или пидораса Лобковича накануне смерти, уверен, были не из приятных... И, наконец, бывают действительно вещие сны, от Бога! Как их отличить от прочих? Однажды я беседовал на данную тему с нашим бригадным священником отцом Александром. Он сказал мне дословно следующее: «Бесы способны принимать любые обличья, кроме православного креста. Могут притвориться даже ангелами света!.. Поэтому к снам нужно относиться осторожно. Не принимать, но и не отвергать. Мало ли... Однако если ты видел образ святого креста, то знай – этот сон точно от Бога!»[69] – Игорь машинально положил обратно на тарелку нетронутый бутерброд. – На протяжении всего сегодняшнего сна я ни на мгновение не расставался с большим золотым крестом, – тихо добавил он. – До сих пор чуть ли не воочию его вижу!

– Значит – вещий!!! – уверенно заявил Андрей.

– Верно! – поддакнул Белецкий-старший. – По крайней мере, до сих пор предчувствия капитана не подводили. Помнишь захват Печорского? То-то!!! Кстати, ты почему не ешь? – с сердитой заботливостью обратился он к Кононову. – Давай жуй! Набирайся сил! Хочешь сто грамм для аппетита? – Жестом фокусника Белый извлек из близстоящего холодильника бутылку армянского коньяка.

– Не надо! – стряхнув задумчивость, решительно, но вместе с тем благодушно воспротивился спецназовец. – Рано расслабляться. Вот когда завершим «зачистку», тогда и напьемся на радостях! Вусмерть!!!

– Заметано! – басовито расхохотался Виктор. – Ловлю на слове! «Горючее» с меня! А пока ешь!!! Иначе зачахнешь!!!

Кононов послушно откусил от бутерброда...

В три часа дня появился Гиви, поспев, как и обещал, к обеду.

– Вы не представляете, ребята, как зверюшки мне обрадовались! – весело болтал Грузинов, уплетая за обе щеки приготовленное Андреем жаркое из свинины. – Кошки мяукали, на руки запрыгивали, собаки с ног до головы облизали... Насилу отбился...

С приездом Владимира все заметно оживились, словно он щедро одарил присутствующих своей неиссякаемой жизненной энергией. Братья Белецкие перебрасывались через стол беззлобными шутками, а обычно суровый, сдержанный Игорь рассказал анекдот: «Лето 1996 года. Президентские выборы. Кипят политические страсти. Ельцин, изображая «несокрушимое здоровье», выплясывает на ростовском стадионе перед толпой избирателей нечто вроде шейка... Неожиданно в Кремль поступает телеграмма-молния от администрации одного провинциального городка: «Срочно высылайте эшелон водки! Наши запасы кончились, народ протрезвел, голосовать отказывается и настойчиво интересуется: «А куда, собственно, подевали царя-батюшку?»

– Выходит, ты монархист! – отсмеявшись, сказал Виктор.

– Да! – подтвердил спецназовец. – Православная монархия именно то, что нужно России! Но мы, к сожалению, к ней еще не готовы. Сперва к власти должен прийти Примаков. Это единственный человек, способный заврачевать страшные раны, нанесенные стране псевдореформаторами. Он укрепит государство и в экономическом, и в военном отношении. Образно выражаясь, вылечит «тело». Душой народа займется православная церковь. А уж потом, в будущем... глядишь, и дождемся Государя императора! Не мы, так наши дети!

– Думаешь, Евгений Максимович сумеет реанимировать Россию? – спросил Владимир.

– Вне всякого сомнения! – уверенно заявил Игорь. – Суди сам. По неофишируемым статистическим данным, за восемь месяцев его премьерства почти на четверть увеличился объем промышленного производства,более чем на треть сократилась утечка капитала за границу[70], выплачена большая часть многолетних федеральных долгов по зарплатам, пенсиям, пособиям... Рубль, вопреки прогнозам спонсируемых из-за бугра экономистов, не рухнул в пропасть, а, напротив, стабилизировался! Березовские, Смоленские... наконец-таки повестки к следователю получили! Причем заметь, Примаков являлся всего-навсего премьером, которому кремлевский «гарант» постоянно палки в колеса вставлял, а будь он президентом... После же отставки Евгения Максимовича различная нечисть снова из щелей повылезала! – Кононов хмуро замолчал, прикурил сигарету...

– Да-а! Полезла нечисть! – печально вздохнул Андрей. – И в Центре, и на местах... В частности, весь Н-ск кровью залили! – Вспомнив расстрел свадьбы, Белецкий-младший помрачнел, ссутулился.

– Пойдемте в комнату, на второй этаж, – в тайной надежде отвлечь брата от невеселых мыслей, с наигранным беспечием предложил Виктор. – «Верховный главнокомандующий» велел отдыхать до вечера. Я, признаться, не прочь часок покемарить!

– Пойдем, – согласился Кононов. – Только не на второй, а на первый этаж!

– Почему? – удивился Белый.

– Не знаю, – пожал плечами капитан ГРУ. – Но лучше на первый!


* * * | Зачистка территории | * * *