home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VI

Еще через два с небольшим часа.

– Вот жилище этого подонка! – сквозь зубы процедил Федотов, указывая на аккуратный особнячок с остроконечной крышей. – Я, помнится, варежку раскатал – «хлопочет, на стол накрывает»... А Левочка дома, мерзавец! И не собирался ездить на родительскую дачу! Видишь «Вольво» под навесом? Вся чистенькая, блестит... У-у-у, тварюга подлая!!!

– Ну-с, идем, проведаем твоего коммерческого директора, – предложил Кузнецов и обернулся к Ольге с детьми: – Сидите тихо, наружу не высовывайтесь. Мы скоро вернемся...

К крыльцу вела узкая, выложенная мраморной плиткой дорожка. Приблизившись к дверям, Николай со злостью вдавил пальцем кнопку звонка. Внутри послышались суетливые, семенящие шаги, щелкнул отпираемый замок, и на пороге появился господин Бродский: рыхлый, кругленький человечек с розовенькой поросячьей мордочкой. Он собирался что-то сказать, но, узнав Федотова, осекся, смертельно побледнел и, дрожа губами, попятился назад.

– Не ожидал, иуда?! Думал, я уже на том свете?!! – надвигаясь на него, прорычал владелец «Лорелеи».

Тут, наконец, коммерческий директор опомнился, вихрем взлетел по лестнице на площадку второго этажа и пискляво заголосил:

– Витя! Вася! Ко мне! На помощь!!!

Из примыкающего к холлу помещения выбежали два здоровяка в камуфляжах (судя по всему, охранники) и, подобно натасканным служебным псам, бросились на неугодных хозяину посетителей. Отстранив товарища, Михаил быстро шагнул вперед и молниеносно всадил кулак в солнечное сплетение первого.

– Ур-кхе-хе-хр, – захрипел тот, складываясь пополам. Второй оказался более искушен в области рукопашного боя. Подставкой колена заблокировав удар ноги в пах, он отскочил назад, сорвал с пояса нунчаки[4] и, вертя их над головой, двинулся в наступление. Губы бугая растянулись в злорадной усмешке. Горящие торжеством глаза предвкушали близкую победу. Однако, на свою беду, он даже не подозревал, с кем связался. Ничуть не испугавшись грозного свиста нунчаков, спецназовец стремительно кувыркнулся вперед, ударом обеих ступней в корпус сбил противника с ног, пружинисто вскочил и пинком отшвырнул нунчаки подальше в угол. Охранник остался лежать, корчась от боли.

– Ты лучше не дергайся, мил человек, и не пытайся никуда звонить, – показав «Лёвочке» пистолет с глушителем, ласково посоветовал Кузнецов. – Драпать тоже не пробуй. Пуля догонит! А спустись-ка ты вниз, встань к стеночке, положи руки за голову и паинькой жди дальнейших указаний!

Лязгая зубами, Бродский подчинился.

– Молодец, – похвалил его майор, умело связал поверженных Витю с Васей их собственными брючными ремнями и вновь обратился к дрожащему как осиновый лист коммерческому директору: – А теперь, дорогуша, пойдем в комнату. О делах наших скорбных покалякаем. Надеюсь, ты один дома? Без семьи?

Бродский судорожно кивнул.

– Прекрасно. Шевели копытами, козлик!..


* * * | Казенный дом | * * *