home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Больничная жизнь тянулась серо, размеренно и вяло: уколы, обход врачей, завтрак, перевязка, сон, уколы, обед, снова сон... Из бока Волкова торчала дренажная трубка. Через нее в целлофановый пакетик стекала различная гнойная дрянь (рана оказалась порядком засорена). Правда, по большому счету Денису повезло. Пуля прошла в миллиметре от легкого, каким-то чудом не задев его. Болело, однако, сильно, особенно первые дни. Волков не мог заснуть без солидной дозы обезболивающего и нескольких видов снотворного. (Денису приходилось комбинировать реланиум, элениум, фенозепам и димедрол, поскольку по отдельности они на него не действовали.) Соседи по палате попались хорошие и, главное, курящие. Поэтому можно было не бегать из-за каждой сигареты в туалет, а врачи хоть и ворчали по поводу дыма в палате, но не очень сердито.

Начало осени выдалось теплое. За открытым окном шелестели листвой деревья больничного сада. В их пышных зеленых кронах пестрели красные и желтые пятна – визитные карточки сентября. Невзирая на то, что Волков, едва придя в сознание после операции, наотрез отказался пользоваться судном и с первого же дня сам ходил в туалет, он считался лежачим больным. Поэтому обед приносили прямо в палату. Сегодня на первое подали рыбный суп, а на второе – маленькую, довольно вкусную котлетку с рисом. Аппетита у Волкова не было. Съев полтарелки супа и кусочек котлеты, он осторожно, стараясь не тревожить рану, вытянулся на кровати, прикурил сигарету и уставился в белый, покрытый мелкими трещинками потолок. «Выпутался я удачно, ничего не скажешь! – подумал Денис. – Вот только Протасова жалко! Витькина жизнь гораздо дороже одиннадцати чеченских шкур, которые я продырявил взамен. Эх, Витька, Витька! Не повезло тебе, дружище!!!» Волков печально вздохнул. Он никогда не считал Протасова близким другом. Так, приятель! Но теперь тяжело переживал его кончину. Стремясь отвлечься от грустных мыслей, Денис принялся в очередной раз анализировать случившееся. Все было ясно... почти. Банкиршу шантажировал нечистоплотный «психолог» Барабашкин, похитить Габриэлова, а затем и его жену пытался покойный Ваха, вот только снайпер-неудачник не вписывался в общую картину. Чьих это рук дело?! Вахиных? Вряд ли чеченские боевики такие мазилы! К тому же они хотели захватить Габриэловых живьем, по крайней мере для начала, чтобы завладеть компрометирующими их документами. Но кто же подослал незадачливого убийцу? Кому это выгодно? Может, Чушкаревичу, стремящемуся любой ценой поднять собственную значимость в банкирских глазах? Поручил одному из своих подчиненных пальнуть разок в Габриэлова, но не с целью убить, а для острастки, и тут же прибежал к богатому родственнику, дескать: «Вот он я! Твоя надежда и защита! Держись за меня обеими руками, тогда не пропадешь». Вполне вероятно, если учесть психологию полковника, мнящего себя хитрым, придворным интриганом. Недаром же он пытался завербовать покойного Протасова в сексоты. Эх, Витька, Витька!

В коридоре послышались шаги, голоса, дверь распахнулась, и в палате появились Вадим Вадимович с Оксаной. Банкир широко улыбнулся.

– Здравствуй, здравствуй, герой! Как самочувствие? Извини, что раньше не смог тебя навестить! Совсем закрутился! – Габриэлов бухнул на тумбочку увесистую сумку с продуктами. – Восстанавливай здоровье, тут фрукты, соки, икра, ну и так далее, даже не знаю толком... Жена постаралась!

Оксана кокетливо улыбнулась.

– Спасибо, – тихо поблагодарил Волков. Пододвинув стул, банкир уселся возле кровати.

– Все в порядке, – шепнул он. – С милицией вопрос улажен...

– Как Протасов? – Денис с трудом удерживал наворачивающиеся на глаза слезы.

– Похоронили по высшему разряду. Холмик осядет – установим шикарный надгробный памятник, я уже заказал...

– А звери?

– О чеченах забудь, – слабо улыбнулся Габриэлов. – Даже пыли от них не осталось...

Запустив руку в карман пиджака, Вадим Вадимович вытащил толстую пачку долларов, перетянутую резинкой.

– Это тебе премия. Ты хорошо поработал, а после выздоровления займешь место начальника службы безопасности. Нам нужны преданные люди! Ну ладно, мне пора, поправляйся, – банкир с кряхтением поднялся и вышел из палаты. Оксана подмигнула Денису.

– Хоть я и шлюха, но добро помню! Скоро увидимся! – сказала она и, прежде чем Волков успел ответить, выпорхнула за дверь. Денис устало откинулся на подушку...


* * * | Корень зла | * * *