home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 1

Все началось на удивление прозаично, с телефонного звонка. Он разбудил меня около одиннадцати утра. Накануне я основательно нагрузился, поразвлекся с двумя девочками, потом еще добавил и в результате чувствовал себя настолько скверно, что первой моей мыслью было разбить телефон об пол. С трудом удержавшись от искушения, я затаился в кровати, притворяясь, будто меня нет дома. Уловка не сработала. Телефон продолжал захлебываться в истерике. Тогда, проклиная всех и вся, я нехотя снял трубку.

— Привет, Игорь, — послышался на другом конце провода знакомый голос. — Долго же ты почивать изволишь!

Звонил мой старый приятель Юрий Голиков, в прошлом офицер спецназа, а теперь частный детектив.

— Не кипятись! Дело есть! — хладнокровно ответил он, выслушав мою длинную матерную тираду по поводу всяких кретинов, которые трезвонят ни свет ни заря и не дают человеку отдохнуть. — Или ты настолько разбогател, что не желаешь подзаработать?

— Так бы сразу и сказал! — успокаиваясь, пробурчал я.

Мои финансовые дела последнее время шли не ахти, а точнее, совсем хреново, в кармане оставалось не более двухсот долларов, и Юркино предложение оказалось очень кстати.

— А это не порожняк? — на всякий случай осведомился я. Новым Юркиным клиентом был скорее всего какой-нибудь коммерсант, а они народ ненадежный, то им нужны услуги частного детектива, то нет, а уж когда доходит до расчетов, вообще караул! Так и норовят обвести вокруг пальца, только силу признают, паразиты! Я на них достаточно нагляделся, пока работал в бригаде Тихона. Пару месяцев назад его шлепнули, приближенные принялись делить власть, бригада развалилась, и я оказался безработным. — Аванс ты взял?!

— Обижаешь! — искренне возмутился Юрка. — Половина суммы у меня! Свою долю можешь получить прямо сейчас, если, конечно, согласишься участвовать. Приезжай в офис. Кстати, клиент тоже здесь, — понизив голос, добавил он. В соседней комнате!

Я принялся поспешно одеваться. Аванс — это хорошо! Теперь барыга никуда не денется, не заявит, дескать, я передумал, извините за беспокойство! Наскоро приведя себя в порядок, я направился к холодильнику и после недолгих колебаний извлек оттуда запотевшую бутылку пива. Мелькнула мысль о водке, но я с негодованием отогнал ее прочь. Водка на опохмелку девяностопятипроцентная гарантия запоя. Тогда ни о какой работе не сможет идти и речи, поэтому придется ограничиться пивком. Целебная жидкость прояснила голову, вдохнула на время новые силы в мой проспиртованный организм. Сунув в рот три пластинки мятной жвачки, чтобы отбить запах, я вышел на улицу. В белесом небе безжалостно палило свирепое солнце. Запыленные деревья поникли и съежились от жары, прохожие потели. Жалея, что не живу на Северном полюсе, я утер мгновенно взмокший лоб и, тяжело дыша, направился к Юрке. По счастью, его офис располагался недалеко отсюда, примерно в двух кварталах, и я избежал мучительного путешествия в неторопливом, до отказа набитом нервными людьми общественном транспорте. Моя машина стояла на ремонте, а когда в карманах ветер гуляет — на такси не очень-то покатаешься! То, что Юрка высокопарно именовал «офисом», представляло собой двухкомнатную, кое-как подремонтированную конуру в допотопном, полуразвалившемся домишке. Правда, даже такая берлога обходилась ему в круглую сумму.

В первой комнатушке стоял телефон и день-деньской красила ногти смазливая секретарша. В другой — частный детектив Голиков беседовал с клиентами, появлявшимися здесь, по правде сказать, довольно редко.

— Привет, Игорь! — лучезарно улыбнулась Леночка, норовя чмокнуть меня в щеку пунцовыми от помады губами. Я неуклюже увернулся, мысленно ругаясь. Дернул же черт переспать с ней по пьяной лавочке! Теперь липнет как банный лист к заднице!

— Юра ждет! Проходи! — уловив мое настроение, обиженно сказала девушка и демонстративно отвернулась к окну.

Заказчик оказался грузным мужчиной лет пятидесяти, с одутловатым лицом и сияющей в лучах солнца лысиной. Даже в такую жару он влез в дорогой костюм и нацепил на шею галстук. Правда, костюм в настоящий момент был изрядно помят, а галстук напоминал удавку. В глазах бизнесмена читались страх и отчаяние.

— Вот мой компаньон! Большой профессионал в своем деле! — радостно объявил Юрка. — Познакомься, Игорь! Это Владимир Николаевич Куракин, президент фирмы «Золотое руно».

Тут я невольно усмехнулся: интересно для чего коммерсанту такое название? Чтобы вводить в искушение рэкетиров?

— Теперь все в сборе, — продолжал Юрка. — Владимир Николаевич, объясните, пожалуйста, Игорю суть дела!

Куракин вздрогнул и жадно выпил стакан холодной воды из графина.

— Две недели назад у меня пропала дочь, — слегка заикаясь, начал он. Ирочка! Шестнадцать лет, совсем ребенок!

«Знаем мы таких „ребенков“, — мысленно съехидничал я. — Шестнадцать лет! Небось та еще кобыла!»

— Пропала при весьма странных обстоятельствах, — нервно продолжал бизнесмен. — Вечером с кем-то долго говорила по телефону, а утром ушла и не вернулась. На столе в ее комнате я обнаружил вот это.

Он протянул мне мятый лист бумаги.

— «Папа! Я покидаю тебя навеки, — вслух прочитал я. — Так велит мой долг. Наши пути разошлись. Не предпринимай попыток меня искать. Прощай. Ира».

— А раньше вы не замечали за ней каких-либо странностей? — спросил Юра.

— Вроде нет. Я, знаете ли, очень занят на работе. С дочерью вижусь редко, а жена умерла три года назад.

— Ну хоть что-нибудь! — продолжал настаивать Голиков. — Какие у нее увлечения?

— Я не уверен, — замялся бизнесмен, — но кажется, она интересовалась йогой, восточными религиями…

Мы с Юркой многозначительно переглянулись.

Дело начало проясняться. Сектанты народ долбанутый. У них в порядке вещей бросить отца, мать, маленьких детей, а иногда случаются вещи похуже. У кришнаитов, например, считается высшей доблестью бездумно выполнять любые приказы Кришны, и хотя они на словах исповедуют заповедь «не убий», трепетно относятся к тараканам, клопам и прочей гадости, но на деле могут запросто замочить папочку, мамочку, дедушку, бабушку да и вообще любого, на кого укажет гуру — их наставник, самозваный святой и проводник воли «Божества», которое в действительности не что иное, как замаскировавшийся дьявол. В «Бхагават-Гите» в качестве примера для подражания приводится некий полудурочный воин Арджуна,[1] в угоду Кришне перерезавший весь свой род. Преданный Кришне не несет никакой ответственности за свои действия, даже если убивает человека[2] — поучают гуру. Наверняка девчонка угодила в лапы подобной нечисти, тем паче, что она имеет богатого предка и станет отличной «дойной коровой». Несмотря на «святость», гуру падки до денег.

— Можно осмотреть ее комнату? — спросил я.

— Зачем?! — насторожился коммерсант.

— Мы надеемся отыскать там какую-нибудь зацепку, которая поможет распутать клубок… — терпеливо объяснил Юра.

— Хорошо, поехали!

Господин Куракин проживал неподалеку от метро «Крылатское», в новом доме с улучшенной планировкой. В просторном чистом дворе под бдительным присмотром мамаш (или гувернанток, хрен их там разберет) резвились нарядные дети. Возле подъездов стояли иномарки. Юркина «восьмерка», плетущаяся в хвосте «Мерседеса» Куракина, выглядела здесь бедной родственницей. Провозившись не менее пяти минут с многочисленными хитроумными замками, Владимир Николаевич наконец запустил нас в квартиру. Едва переступив порог, коммерсант сделался белее мела.

— Боже мой! — прошептал он. — Здесь кто-то был!

Действительно, все вокруг носило следы поспешного, неряшливого обыска. На полу валялись разбросанные бумаги, книги, выдернутые из письменного стола ящики.

— Проверьте, что пропало! — посоветовал Юрка.

Пока бизнесмен проводил ревизию своего имущества, мы осмотрели комнату дочери, но не обнаружили ничего интересного, кроме небольшой записной книжки, где были нацарапаны несколько телефонных номеров без указания абонента. Юрка положил ее в карман.

В этот момент вернулся Куракин.

— Все на месте! — сообщил он. — Только не могу найти конверт с завещанием.

— Что-о! — нахмурился Голиков. — Вы уверены?

— Да, везде искал!

— На чье имя завещание?

— На дочку, разумеется! Больше у меня никого нет!

— Проклятье! — не выдержал я. — Плохи дела!

— На что вы намекаете? — надменно поинтересовался Владимир Николаевич.

— На то, что придется теперь вас охранять!

— Значит, так, молодой человек! — разозлился коммерсант. — Вам поручено разыскать и вернуть домой мою дочь, а не пачкать ее грязными подозрениями! Если вы…

В этот момент зазвонил телефон. Подавившись гневной речью, Куракин схватил трубку.

— Ирочка, ты? — с надеждой воскликнул он.

Но это была не Ирочка. Слушая невидимого собеседника, глава фирмы «Золотое руно» застыл как изваяние. Лицо его начало вытягиваться, будто в кривом зеркале.

— Да-да! Конечно! — наконец пробормотал он. Меня поразила произошедшая с ним метаморфоза. Наш заказчик выглядел теперь, как труп недельной давности. Кожа посинела, на скулах появились оранжевые пятна.

— Они требуют забрать из милиции заявление, — потерянно прошептал Владимир Николаевич.

— Кто они?!

— Не знаю! Говорят, забирай заявление или дочку больше не увидишь!

— Выкуп требовали?

— Странно, но нет!

— Ничего странного! — усмехнулся я. — У вас пропало завещание. Не правда ли? Так вот, Ира находится у них под полным контролем, они управляют ее действиями. Может, при помощи наркотиков, может, еще как! В настоящий момент это не имеет большого значения. Главное в другом. Ваша жизнь в опасности. Если вы, не дай Бог, внезапно умрете, все ваше состояние переходит к дочери, вернее, к тем, кто девочкой руководит. Поэтому я и говорил об охране…

— Что же делать?! — простонал Куракин.

— Изменить завещание! — безапелляционно отрезал я. — Причем так, чтобы об этом узнало побольше народа! Тогда не будет смысла вас убивать. Когда сможете это сделать?

— У меня есть знакомый нотариус, но он сегодня в отъезде. Будет завтра.

— Значит, до тех пор мне придется побыть с вами…

На сей раз коммерсант не возражал.

Пока он приходил в себя, мы с Юркой уединились на кухне и обсудили наши проблемы. Сперва организационную, затем финансовую. Юрка должен был немедленно приступать к поискам таинственных посетителей и проверить для начала обнаруженные в Ириной записной книжке телефонные номера. Я — беречь жизнь клиента, пока он не переоформит завещание, после чего незамедлительно подключиться к розыску и прощупать криминальную среду, которую, в силу своей былой деятельности, я хорошо знал.

Правда, вероятность того, что здесь замешаны бандиты, была крайне мала: они по-другому действуют, разве что торговцы наркотиками? Но чутье подсказывало — эти тоже ни при чем…

Общая стоимость заказа составляла двадцать тысяч долларов. Аванс десять тысяч. Мне причиталась половина, которую Юрка незамедлительно и отсчитал. Толстая пачка зеленых бумажек значительно улучшила настроение. Что бы там ни было, а от голода в ближайшее время не помру.

Напоследок я попросил у Юрки пистолет.

— Смотри, аккуратнее! — предупредил он. — Стреляй лишь в крайнем случае!

— Кого ты учишь! — разозлился я. — Без тебя знаю! А если боишься за свой ствол — возьми мой. Вот ключ от квартиры. Где заначка, знаешь…

— Перестань! — отмахнулся Голиков. — Я другое имел в виду. Ладно, покедова! Вечером позвони.

Господина Куракина сотрясала мелкая дрожь.

— Все обойдется! — успокаивающе сказал я.

Часы показывали начало четвертого. Внезапно снова зазвонил телефон. Не спрашивая разрешения, я снял параллельную трубку.

— Хочешь повидаться с дочкой? — спросил на другом конце провода визгливый тенор. — Тогда подъезжай через полчаса к кинотеатру «Форум».

— Да, конечно!.. — воскликнул Куракин. — Вы мне ее вернете?!

В ответ послышались короткие гудки.

— Слава Богу! Слава Богу! — повторял как попугай Владимир Николаевич, торопливо обуваясь. — Давайте быстрее, Игорь! Иначе опоздаем!

В мою душу закралось ядовитое подозрение.

— Подождите! — попытался утихомирить я бизнесмена. — Здесь дело нечисто!

— Перестаньте! — отмахнулся он и выскочил на лестницу, даже позабыв захлопнуть дверь. Перескакивая через две ступеньки, я бросился следом и, опередив Куракина, оттолкнул его от машины.

— Что вы себе позволяете? — возмутился коммерсант.

— Заткнитесь! — бросил я. На церемонии не оставалось времени. Пока Куракин, онемев от подобной наглости, беззвучно шлепал ртом, я осмотрел машину. Бомбы не нашел, но тормоза оказались неисправны. Все стало на свои места. Никакой дочки у «Форума», естественно, не было. Пока мы находились в квартире, убийцы вывели из строя тормоза. Задумка прекрасная! Они отлично знали, что бизнесмен помчится к месту встречи как оглашенный и по дороге погибнет в автомобильной катастрофе! Хитрецы! Ничего не скажешь! Похоже, они не раз устраивали подобные фокусы. Я вкратце объяснил Куракину положение вещей.

— Но как же Ирочка? — схватившись за сердце, прошептал он. — Доченька!

— Перестаньте пороть чушь! — не выдержал я. — Нет там никого! Это обычная ловушка. Повторяю — ваша жизнь в огромной опасности.

Внезапно я понял, что за нами кто-то пристально наблюдает, и, обернувшись, увидел бритоголового парня лет двадцати, сидевшего неподалеку на скамейке. Простая свободная одежда, бледное лицо, тусклые мертвые глаза. Типичный маньяк-фанатик! Заметив мой взгляд, бритоголовый встал и неторопливо пошел прочь.

— Эй, приятель, погоди! — крикнул я, направляясь следом. Тогда он побежал. Я было рванулся вдогонку, но потом передумал. Что, если опять ловушка?! Так оно и оказалось. Рядом с Куракиным остановилась серая «Волга». Из нее выскочили трое мужчин и навалились на бизнесмена. Один ударил Владимира Николаевича по голове, двое других принялись запихивать его в дверцу. В несколько прыжков преодолев разделявшее нас пространство, я набросился на похитителей. Первого сбил с ног подсечкой, второму врезал кулаком в челюсть, а третьему — коленом в живот. Я уже торжествовал победу, как вдруг кто-то сзади захлестнул у меня на горле удавку. Спасли меня лишь хорошо развитые шейные мышцы, а также невысокая квалификация душителя. Я успел перехватить пальцами тонкий шнурок и ударить нападавшего подошвой ботинка по голени. Он ослабил захват. Этого времени, однако, хватило остальным, чтобы запрыгнуть в машину и до отказа выжать газ. Душитель, бросив удавку, ломанулся следом. Конечно, я мог бы положить его максимум с трех выстрелов, но поднимать пальбу средь бела дня, при куче свидетелей, да еще из незаконно хранимого оружия! Бежать же за ним я был не в состоянии, поскольку с трудом переводил дыхание да и не хотел оставлять без присмотра оглушенного Куракина. Бизнесмен выглядел скверно: лицо посерело, глаза закатились. Подхватив его под мышки, я поволок полубесчувственное тело обратно в дом. Лишь в квартире Владимир Николаевич более-менее оклемался.

— Что случилось? — еле слышно спросил Куракин, тревожно озираясь по сторонам. — Где те люди?

— Удрали! — буркнул в ответ я, старательно разминая ноющую шею. Проклятье!

— Простите! Я вел себя как последний дурак! — простонал коммерсант.

— Ладно, чего уж там! — отмахнулся я, жадно поглядывая на стенной бар. После недавнего приключения неплохо бы выпить, да и похмелье давало о себе знать.

— Примем по стаканчику? — словно прочитав мои мысли, предложил Куракин.

Я не стал отказываться и уже спустя несколько минут уютно устроился в кресле, потягивая виски со льдом. У Куракина сильно дрожали руки, и свой первый стакан он расплескал, зато второй заметно улучшил его самочувствие. Допив виски, я выглянул в окно. В небе сгущались свинцовые тучи, воздух сделался густым, как кисель. Приближалась гроза.


Деревянко Илья Марионетки | Марионетки | ГЛАВА 2