home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

г. Н-ск. Начало мая 1980 г.

Маленькое белое одноэтажное здание морга спряталось в самом дальнем углу больничного сада. С трех сторон домик окружали густые заросли деревьев. Люди, за исключением родственников умерших, заглядывали сюда редко, да и тех было немного, поскольку морг обслуживал только больницу и посторонних мертвецов в него не принимали. Сторож же Петрович обычно так наклюкивался дармовым медицинским спиртом, что мало чем отличался от своих подопечных. Иногда здесь появлялись врачи-патологоанатомы, делали вскрытие, но происходило это во второй половине дня, ближе к вечеру, а сейчас часы показывали половину восьмого утра.

Тем не менее мальчик в школьной форме держался очень осторожно, беспрестанно озирался по сторонам и ступал на цыпочках, стараясь производить как можно меньше шума. Он испытывал смешанное чувство возбуждения, предчувствия удовольствия и дикого, животного страха. Вдруг кто-нибудь заметит и, взяв за ухо, отведет к директору школы?! При одной мысли об этом его кидало в дрожь, на прыщеватом лице выступали капли пота, но преодолеть искушение не хватало сил.

Наконец он достиг цели – замазанного краской окна. Красил его Петрович, приняв предварительно на грудь пол-литра неразбавленного спирта, поэтому на окне осталось много просветов, сквозь которые можно было без труда разглядеть все находящееся внутри помещения. Дрожа от волнения, мальчик приник лбом к холодному стеклу.

На цинковом столе лежало обнаженное тело пожилой женщины с грубым швом на впалом животе. Она умерла от цирроза печени, возникшего на почве алкоголизма, и даже при жизни не отличалась красотой, а сейчас, изуродованная смертью, выглядела на редкость безобразно. Однако для мальчика это не имело никакого значения. Трясущимися руками он поспешно расстегнул ширинку, вытащил наружу напряженный красный член и, не отрывая жадного взгляда от покойницы, принялся лихорадочно онанировать. За несколько секунд рубашка насквозь пропиталась едким потом, на тонких губах выступила слюна...

...– Почему опять опаздываешь?! – спросила учительница, мельком взглянув на стоящего в дверях ученика.

– Я помогал больной старушке с палочкой дойти до дому, ей стало плохо с сердцем, – скромно потупив глаза, ответил он.

– Молодец, – улыбнулась Людмила Петровна, – иди на свое место!

– Спасибо, – вежливо поблагодарил мальчик, устраиваясь за предпоследней партой и доставая из портфеля учебники.

Сидевшая рядом девочка брезгливо отодвинулась.

– От тебя воняет, как от помойки, – тихо сказала она. – Хоть бы помылся когда-нибудь, вонючка!

Мальчик не ответил, только стиснул зубы в бессильной злобе. Проклятая стерва одной фразой испортила прекрасно начатый день... Внезапно он представил девочку привязанной к дереву, голую, со вспоротым животом, выколотыми глазами. Сердце сладостно затрепетало, в паху появился приятный холодок...

Под ударами острого ножа беспомощное тело бьется в агонии, хлещет кровь, истошные крики жертвы ласкают слух...

Выйти, скорее выйти из класса!..

В туалете он прислонился к стене, вытащил член... Еще!.. Еще!.. Сейчас наступит оргазм...

– Гляди, Колян, чем этот хмырь занимается! – резанул по ушам полный презрения и насмешки голос.

Рядом с сигаретами в зубах стояли два восьмиклассника, прогуливающие урок. Зеленовато-желтые глаза онаниста сверкнули ненавистью. Возникло безумное желание убить, растерзать парней, помешавших завершить удовольствие. Ярость была тем сильнее, что не имелось ни малейшей возможности отомстить. Ребята такие здоровые, крепкие – у-у-у!!! ...А впрочем?!

– Александр Иванович, в туалете на четвертом этаже двое из восьмого «Б» курят, матерятся!

– А ты что там делал?

– Пописать ходил.

– Ладно, молодец, иди в класс! – разрешил завуч и поспешно отправился ловить нарушителей.

За курение и прогулы в школе № 3 наказывали сурово.

Ни отмененная контрольная по физике, ни хорошая погода, ни зеленая листва деревьев, ни пение птиц не радовали мальчика, в полном одиночестве направляющегося домой после окончания уроков. Одноклассники его не любили и старательно избегали. Это, впрочем, не особенно беспокоило сына высокопоставленного отца, брезговавшего водиться с «плебеями». Мучило другое – ненависть к соседке по парте, испортившей настроение, к курильщикам-восьмиклассникам, помешавшим достичь оргазма, а также осознание собственной физической слабости, не дающей возможности разорвать их всех на части. Злоба требовала выхода. Был бы постарше! Посильнее! Внезапно в голове созрел план, настолько верный и, главное, безопасный, что мальчик от радости тихонько засмеялся...


* * * | Нелюдь | * * *