home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 5

В усадьбу мы отправились вдвоем с Филимоновым. Остальные сотрудники моего отдела либо "докалывали" прометеевцев, либо по горячим следам отрабатывали добытую информацию! Перекрывали "окно" на таможне, производили аресты получателей детских органов внутри страны, не церемонясь "вытряхивали" и тут же "брали" их компаньонов, помощников и т. д. Собственных людских ресурсов не хватало, и по распоряжению генерала Рябова оперативникам прислали на подмогу всех свободных на данный момент бойцов группы "Омега". В отделе остался один Кирилл Альбертович. У Ильина сильно разболелась голова, я освободил его от дальнейшего участия в допросах и усадил к телефону, на место дежурного, которого отправил "на передовую".

К поездке мы подготовились основательно: переоделись в камуфляжи, надели бронежилеты. Помимо двух пистолетов на каждого ("ПСС" и "вектора") взяли "валы" с оптикой. Спрятали под одеждой боевые ножи, а кармашки "разгрузок" набили боеприпасами. (Плюс ИПП, шприц-тюбики с промедолом и по четыре эфэшки[33] на брата.) Инициатором подобного рода приготовлений стал Филимонов. По завершении допроса Маркаряна (вернее, после кончины последнего) у нас с Василием состоялся следующий разговор.

– Можешь считать меня параноиком, но в усадьбе наверняка окажутся зомби, – рассеянно глядя на труп колдуна, заявил майор.

– Там же охрана выставлена. И снаружи, и внутри, – возразил я.

– Ага! Лопухи из "…" отдела, – пренебрежительно фыркнул Филимонов. – Толку с них…

– Зря ты так, – укоризненно заметил я. – Они же профессиональные секьюрити. Обеспечивают безопасность на… – Тут я перечислил ряд мероприятий, которыми занимался "…" отдел. – И учти, до сих пор у них не было ни одного прокола!

– Да, в тех ситуациях они как рыбы в воде, – согласился Василий. – Однако загородная усадьба с примыкающей к ней лесополосой – отнюдь не их стихия! Вот ты когда-то служил в спецназе ГРУ. Скажи, ты бы смог незаметно пробраться мимо них вовнутрь?

– Как дважды два! – усмехнулся я. – В лесу они меня в упор не увидят.

– А чипированные Маркаряном алкоголики – бывшие спецназовцы. По крайней мере, та последняя, исчезнувшая под шумок партия. – Филимонов выжидательно замолчал.

– И остальные тоже, – задумчиво молвил я. – Вернее, значительная их часть. (Потенциальные каратели не в счет.) Да, дружище, ты абсолютно прав. С голыми руками туда соваться не стоит…

Машина притормозила в километре от конечной точки нашего маршрута.

– Дальше ножками, – сказал я, загнал "БМВ" в прогалину между деревьями и, приведя оружие в боевую готовность, первым направился дальше в заросли.

Весна 2007 года выдалась странноватая, неровная. Первые два месяца она больше напоминала позднюю осень. Дула холодными ветрами, сочилась слякотными дождями (иногда со снегом), заставляла людей включать в квартирах обогреватели. А в мае вдруг разом наверстала упущенное – опалила землю солнечными лучами и в считаные дни превратила унылые пригородные лесополосы в густые, ярко-зеленые чащобы…

Аккуратно раздвигая ветви и старательно вслушиваясь в тишину, я призраком скользил по направлению к усадьбе. Филимонов бесшумно следовал за мной. В спецназе он, правда, не служил, но вырос в Сибири, в семье охотника, а потому умел вести себя в лесу.

Некоторое время ничего особенного не происходило. Несколько раз мы слышали в отдалении приглушенные голоса сотрудников отдела "…" из внешней охраны объекта. Как изначально предполагал Василий, они не захотели портить костюмчики и несли службу только на открытых пространствах – на дороге, около ворот и на травянистом поле справа от них. Наконец метрах в пятидесяти от забора мы обнаружили первые следы зомби – пару свежесломанных веточек, ворсинку материи на колючем кустарнике и отчетливый отпечаток ботинка на глинистой проплешине в траве.

– Минут десять назад, – взглянув на сломы и зачем-то их понюхав, шепнул майор. – Они ненамного нас опередили.

– Смотря с какой стороны посмотреть, – возобновив движение, ответил я. – Внутренняя охрана, полагаю, уже мертва.

– Накаркаешь еще, – нахмурился Филимонов.

– Рад бы ошибиться, да вряд ли, – вздохнул я. – Они спецназовцы, не забудь! А нормативное время ликвидации в подобных случаях – две, максимум три минуты. По крайней мере, так было в той части, где я мотал срочную. Кстати, сколько людей находилось внутри объекта?

– Четверо, если не ошибаюсь.

– Тогда могли управиться быстрее… Ага, вон где они перебрались через стену, – я указал на участок забора с разбитым пулей изолятором, перерезанной снайперским выстрелом проволокой и наброшенным поверх нее матрасом.

– На фига стреляли? – удивился Василий. – Мы же обесточили колючку еще во время штурма!

– Зомби, блин. Чего с них взять. Действуют строго по инструкции компьютера, – философски пожал плечами я и вдруг насупился. – Заболтались мы тут! Давай-ка за мной, – наработанным годами движением я перемахнул через забор и очутился за высоким деревянным сараем. Спустя мгновения рядом мягко приземлился Василий.

– А вот и внутренняя охрана, в полном составе, – осторожно выглянув во двор, констатировал я.

Первый из них безжизненно застыл в двух метрах от нас, лицом вниз, широко раскинув руки, словно обнимал напоследок землю. Под левой лопаткой набухло кровавое пятно. Из кармана стильного светлого пиджака торчала рация. Второго пуля настигла в центре двора и разнесла ему затылок. А третий и четвертый лежали головами в нашу сторону, убитые точно так же, со спины.

– Видишь сарайчик напротив? – На скулах Филимонова заиграли желваки. – Зомби проникли на территорию двумя группами и с ходу замочили ничего не подозревающих мужиков. Те даже за оружие схватиться не успели. А их друзья снаружи думают, что все в порядке!

– Это пока, – покосился на рацию я. – На очередном сеансе связи "наружные" не получат ответа, сунутся вовнутрь и… Сколько их там?.. Восемь?.. И восемью трупами станет больше.

– Твои предложения? – осведомился Василий.

– Кто-то из биороботов должен контролировать двор, уничтожать все живое, что там появится. Надо его убрать. Давай так – ты с левого края сарая, я с правого…

Рассредоточившись, мы приникли к оптическим прицелам "валов" и начали выискивать зомби-часового. Скорее всего, он затаился где-то наверху административного корпуса, откуда простреливалась почти вся территория, за исключением трех небольших, не представляющих особого интереса участков. "Высунься, нумерованный, покажи личико! – мысленно взывал я, медленно переводя прицел автомата с одного перспективного места на другое. – Господи! Помоги мне найти адское существо! Молю Тебя, помоги!!! Оно должно быть ликвидировано как можно скорее!!! С минуты на минуту у ребят из "…" отдела начнется сеанс связи, и тогда…"

Неожиданно в темном проеме одного из открытых окон пятого этажа мелькнул смутный силуэт человеческой фигуры.

Тр-р – мгновенно стрекотнул мой "вал". Силуэт дернулся, упал. Потом поднялся и, сильно шатаясь, приблизился к подоконнику. Это был мужчина лет сорока, с маленькой бородкой, разодранной пулями грудью и с хлещущей изо рта кровью. Он явно умирал и сохранял вертикальное положение лишь за счет безжалостных импульсов Управляющего компьютера. "Кукловод решил выяснить, откуда пришла угроза операции… глазами "поломанного" придатка… пока тот хоть как-то функционирует", – со злостью подумал я, снося череп зомби повторной очередью.

Практически обезглавленное тело перевалилось через подоконник и с высоты пятого этажа вязко впечаталось в асфальт. А я, на время отложив "вал", змеей скользнул вперед, ухватил за ноги мертвого охранника и рывком втащил его за сарай. Успел как раз вовремя. Секунд через пять в кармане покойного ожила рация.

– Барсук, я Коршун, срочно доложи обстановку! – донесся из нее начальственный тенор. – Почему не ответил на запрос Краб? Что там у вас происходит?

– Барсук убит, Краб и остальные тоже. В усадьбе действует особо опасная террористическая группа, прошедшая мимо вас через лесопосадки, – сообщил в ответ я.

– Кто… кто ты такой? – всполошилась рация. – За такие шуточки голову оторвать мало! А ну…

– Не сотрясай понапрасну воздух, – холодно прервал его я. – Твои люди действительно мертвы. С тобой говорит полковник ФСБ Корсаков, отделу которого ты временно переподчинен. А теперь представься-ка сам, любезный…

– К-капитан Яб-блонский, р-руководитель охраны объекта. – Мой собеседник вдруг начал слегка заикаться. – Я… я… Это правда вы, Дмитрий Олегович?!

– Правда.

– Простите, сразу не признал! – заоправдывался капитан. – Я видел вас на днях в Управлении, даже говорил с вами, но…

– Заткнись, придурок. Время попусту теряешь! – рассерженной коброй прошипел я.

– Да, это точно вы, – страдальчески вздохнул Яблонский и, взяв себя в руки, звонко пролаял: – Жду ваших распоряжений, товарищ полковник!

"Давно бы так", – мысленно проворчал я и сухо приказал:

– Немедленно уводи людей от ворот, в укрытие. В усадьбу не соваться ни под каким видом. Будете только помехой и… живыми мишенями для противника. Вопросы?

– Никак нет!

– Молодец. Оставайся на прежней частоте. Понадобишься – вызову.

Я отдал рацию Филимонову, бросил ему: "Ничему не удивляйся. Прикрывай огнем", закинул автомат за плечо и со всех ног ринулся прямиком к административному корпусу.

Подобный поступок казался полностью противоречащим здравому смыслу, особенно со стороны матерого вояки, прошедшего огонь и воду. И… сверхлогичный Кукловод секунды на три впал в ступор. Соответственно бездействовали придатки. А я за означенное время сумел преодолеть хорошо простреливаемое из корпуса пространство и вошел в относительно безопасную зону. (Там, чтобы попасть в меня, нужно было высовываться из окон.)

Тр-р-р… тр-р… тр-р… тр-р, – заработал по "спохватившимся" зомби "вал" Филимонова.

Не сбавляя скорости, с разбегу я высоко подпрыгнул, высадил ногами раму на первом этаже, влетел в какое-то помещение и в тот же момент получил полосующий удар ножом по глазам.

Готовый к подобному повороту событий, я упал на спину, одновременно выстрелив придатку в живот из "вектора", снова вскочил, и… началось! Помещение, куда я попал, представляло собой просторный немеблированный холл с дверями в двух стенах и с небольшим кассовым окошком в третьей. В углу стоял банкомат. Судя по всему, здесь раньше выдавали зарплату сотрудникам "Прометея". Сразу после моего выстрела двери распахнулись и на меня набросились шесть зомби с очевидным намерением взять живым.

Зачем – непонятно!!! Однако тогда у меня не было времени обдумать сей интересный вопрос.

Бац! – выбитый ногой "вектор" отлетел в сторону.

Раз! – кто-то ловко перерезал лямку "вала" и… Оп-па! – выдернул из-за пояса и отбросил подальше "ПСС".

Бац… бац… бац – пропустив один за другим три хорошо поставленных удара (по счастью, в бронежилет), я отшатнулся к окошку и притворился задыхающимся, полуживым. Кукловод поверил. Четыре придатка заметно расслабились и неторопливо направились ко мне. Причем один достал из кармана наручники, а второй – моток веревки… Почему четыре? Ах да, забыл сказать! Завидев зомби, я, разумеется, не застыл соляным столбом и в процессе скоротечной схватки сумел уничтожить двоих. Одному остановил сердце ударом основания ладони, а второму сделал инсульт специальным "логачевским" приемом[34]

– У-у-у-у! – болезненно застонал я, сгибаясь в дугу. – Получите, твари!

Выхватив из ножных креплений боевые ножи, я с обеих рук метнул их в противника, и еще два биоробота замертво рухнули на пол. Один с торчащей из глаза рукояткой, а второй с проткнутым насквозь горлом. Пока тела падали, я бросился в ноги оставшимся. В образовавшейся "куча мала" нанес пару ударов третьим ножом (из спинного крепления), получил локтем в челюсть и, с трудом удерживая остатки сознания, откатился подальше в сторону. Один зомби с перерезанной глоткой выбыл из строя. Зато второй, со вспоротым животом, двинулся ко мне, вынимая на ходу пистолет. (Похоже, собирался дырявить плечи…)

Жуткое, доложу вам, было зрелище!

Представьте – вываливающиеся наружу, дымящиеся внутренности, застывшую физиономию манекена, пустые, стеклянные глаза…

При виде такого (в реальной жизни, а не в кино) нормальному человеку впору инфаркт схлопотать. Или, по крайней мере, впасть в шоковое состояние. Но, к счастью (или к несчастью), я уже неоднократно сталкивался с чипированными и всякого насмотрелся. Например, как они по приказу компьютера топились в нечистотах, заживо сжигались в кремационной печи и т. д. и т. п.[35]… Поврежденный придаток медленно, рывками поднимал пистолет и пытался прицелиться. Смертельно раненное тело все хуже и хуже реагировало на электронные импульсы. Тем не менее он бы выполнил приказ «хозяина», но тут неожиданно моя рука нащупала на полу «вектор», выбитый кем-то из нападавших в начале схватки.

Ту-дух… ту-дух… ту-дух… ту-дух – затуманенное сознание значительно снизило мою меткость. Но одна из четырех пуль все же достигла цели. На миг на плечах зомби возник омерзительный костно-кровяной фонтан. Безголовое тело секунду постояло, раскачиваясь, выронило оружие и упало на труп "товарища" с перерезанным горлом.

– Ох-хо-хо, – старчески прокряхтел я, поднимаясь на ноги. – А Кукловод-то у нас бракованный! На дешевом рынке купленный… Либо во вьетнамском общежитии. В общем, электронный хлам! Ни один приличный компьютер не стал бы так бессмысленно гробить отлично натренированные биопридатки. Ну что же, тем лучше для нас!

– Я не бракованный и не хлам, – вдруг монотонно прозвучало в ответ.

Я удивленно повернулся на звук и усилием воли сфокусировал до сих пор расплывающийся взгляд. Голос звучал из провала рта первого зомби, получившего в самом начале девятимиллиметровую пулю в брюхо. Он умирал и уже приближался к порогу агонии, но практичный компьютер продолжал использовать "сломанный" придаток до последнего.

– Ты ведешь себя нелогично, – с усмешкой возразил я. – Поначалу собирался уничтожить, а затем ни с того ни с сего и не считаясь с потерями возжелал взять живым. Значит, перемкнуло где-то…

– Получена новая информация. – Голос стал заметно тише. – Ты должен умереть, но не в бою. Тебя решено демонстративно казнить, чтобы твоя смерть послужила примером… – Механическая речь сменилась горловым бульканьем. Изо рта зомби хлынула кровь. Транслировать речи хозяина он больше не мог, однако мозг придатка пока функционировал, и пустые глаза на "гипсовом" лице продолжали наблюдать за мной…


ГЛАВА 4 | Отряд зомби | ГЛАВА 6