home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 3

Основательно накачавшийся спиртным, банкир уснул мгновенно, едва коснувшись щекой подушки, и сразу же увидел незнакомого мужчину с синим лицом, выпученными глазами и вываленным наружу распухшим, прокушенным языком. Тощую шею незнакомца туго стягивала длинная бельевая веревка. Неторопливо подойдя к кровати, он без приглашения уселся в ногах у Николая Юрьевича. Яковлев попытался с воплем удрать, однако ни тело, ни голосовые связки не слушались.

– Не рыпайся! – просипел удавленник. – Ни черта не получится. В конце концов, янастоящий хозяин этого дома. А посему могу приходить к тебе в гости, когда мне заблагорассудится!

Господин Яковлев окаменел от ужаса. Призрак растянул в безжизненной улыбке сизые губы.

– Мне требуется жертва! – объявил он. – В кратчайшие сроки. Иначе я устрою тебе райскую жизнь! Пожалеешь, гад, что на свет родился!

– К-какая ж-жертва?! – обретя дар речи, выдавил банкир.

– Кошка[14]! – изрек жуткий визитер. – Для начала, хе-хе, перережешь кошаре горло на моей могиле и нарисуешь кровью перевернутый крест на памятнике! Понял, сволочь?!

– Г-где р-расположен п-памятник? – пролязгал зубами Николай Юрьевич.

– Найдешь! – оскалился удавленник. – В роще возле дома... Перевернутый крест– не вздумай ошибиться! – медленно тая в воздухе, подчеркнул он.

Надрывно застонав, Яковлев проснулся. В освещенной слабым огоньком розового ночника комнате стояла гробовая тишина. Рядом на широкой двуспальной кровати разметалась спящая супруга. Мертвенно-бледное лицо Алины покрывали крупные капли пота, рот раскрылся в беззвучном крике, руки беспорядочно махали по воздуху. Судя по всему, ей тоже привиделся страшный сон.

– Аля! – потряс жену за плечо Николай. – Аля, очнись!!!

Судорожно передернувшись, женщина открыла глаза и, тоненько взвизгнув, прижалась к стене.

– Мерзавец! Убийца! – прошептала она. – Не прикасайся ко мне! Закричу!

Пораженный как собственным кошмарным видением, так и непонятным поведением благоверной, банкир застыл соляным столбом. Прошло порядка двух минут.

– У-у-уф! – опомнившись наконец, облегченно вздохнула Алина, утирая подолом ночной рубашки мокрое лицо. – Извини, Коля! Тут такая жуть привиделась! Будто бы я лежу одна на диване, читаю какую-то религиозную книгу. Неожиданно появляешься ты с окровавленным кинжалом в руке и вспарываешь мне живот. А я не могу ни сопротивляться, ни звать на помощь! Словно парализованная. До того все реалистично! Бр-р! – Госпожа Яковлева зябко поежилась.

– Я тоже видел во сне ожившего мертвеца с петлей на шее, – смущенно сознался Николай Юрьевич. – Чуть разрыв сердца не схлопотал.

– По-о-онятно! – нахмурив брови, протянула жена. – Почему я раньше не сообразила?! На доме-то порча! Или кто-то нас проклял, возможно, одна из подруг, позавидовавшая удачному браку. Черного мага небось наняла, стерва! – Алина регулярно смотрела телепередачу «Загадки древних таинств» и всерьез верила тому оккультному бреду, которым шесть раз в неделю (кроме воскресенья) «любезно» потчевал телезрителей 31-й канал. – Придется обратиться за помощью к опытным биоэнергетикам[15], – выпив таблетку аспирина, дабы унять разыгравшуюся головную боль, продолжила Алина. – Они проведут ритуал сохранения семьи, обеспечат энергетическую защиту, снимут порчу, сглаз. Сегодня утром обязательно в их центр позвоню!

– Обращайся, – равнодушно разрешил банкир. Он успел полностью оклематься от пережитого потрясения и считал злобного покойника не более чем пьяной галлюцинацией. И Алина вчера вечером нализалась изрядно. С перепоя же всякое бывает! Тем не менее препираться с супругой Николай Юрьевич не хотел. Чревато крупным скандалом. Пусть лучше потешится со своими любимыми «биоэнергетиками» да успокоится.

– Приму горячий душ, – сказал Яковлев, надевая шлепанцы. – С похмелья пот прошиб!

Банкир кряхтя прошел в ванную, включил свет и оцепенел. В левом углу стоял давешний удавленник. В глазах выходца с того света пылала нечеловеческая ненависть, скрюченные пальцы перебирали конец веревки, от разлагающегося тела исходило невыносимое зловоние.

– Я не галлюцинация! – яростно прошипел «оживший труп». – Даже не надейся, говнюк! Повторяю последний раз: мне нужна жертва.Не подчинишься – разорву на части! А пока получи печать! Исчезнет лишь после жертвоприношения. – Тут он залепил Николаю Юрьевичу хлесткую пощечину и, дьявольски хохоча, испарился. Банкир робко заглянул в зеркало и непроизвольно обмочился. На коже отчетливо проступал багровый отпечаток растопыренной пятерни....


* * * | Перевернутый крест | * * *