home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Николай Васильевич Шабанов расслаблялся. Хорошо пропотев в парилке, окунувшись в холодный бассейн и выпив стопку водки, он сидел, раздвинув ноги, на деревянной скамье в предбаннике, и администратор гостиницы, крашеная двадцатипятилетняя блондинка Лена, делала ему минет. Стараясь заслужить благорасположение хозяина, Лена старалась вовсю. Бизнесмен жмурился от удовольствия.

– Давай, Леночка, давай!!! Активнее!! Еще... Еще... Еще... А-а-а!!! Молодец! Теперь отдохни, попей пивка!

Умиротворенный Шабанов перевел дыхание, запахнул махровый халат и плеснул в стакан очередную порцию «Абсолюта». Администраторша, утерев натруженные губы, глотала холодное пиво прямо из бутылки. «И жить хорошо, и жизнь хороша! – подумал Николай Васильевич, зажевывая водку бутербродом с черной икрой. В предбаннике приятно пахло мятой. В углу за вешалкой трещал сверчок. Декоративный узорчатый светильник отбрасывал причудливые блики света на отделанные деревянными панелями стены. Баню построили недавно исключительно для господина Шабанова и его друзей. Гостиница, где останавливались большей частью шоферы-дальнобойщики, не приносила большого дохода, но Николай Васильевич не особенно печалился по данному поводу. Он приезжал сюда развлекаться с девочками, вдали от бдительного ока ревнивой Бэллы Петровны, привозил приятелей, которым хотел пустить пыль в глаза, или скрывался от неприятностей, как, например, сейчас. Лена отставила в сторону бутылку и, поймав взгляд Шабанова, заискивающе улыбнулась.

– Сходи в ресторан. Скажи, чтобы приготовили ужин к восьми вечера. Шашлык, холодные закуски, фрукты, коньяк и сухое вино, – распорядился коммерсант. – Да, чуть не забыл! Передай Любке – горничной, пусть домой не уходит, наведет марафет и оденется пособлазнительней. Ко мне должны гости приехать!

Послушно кивнув, женщина принялась одеваться. Николай Васильевич развалился на лавке, затягиваясь сигаретой. Власть над людьми доставляла Шабанову огромное наслаждение. Он ощущал себя владетельным барином, магнатом, пупом земли. Гостиничные женщины, опасаясь потерять работу, покорно раздвигали ноги по первому требованию, выполняли любые прихоти. Была, правда, одна гордячка-недотрога, ну, да ее быстро уволили. Местное начальство (гостиница располагалась на окраине небольшого подмосковного поселка) взирало на Николая Васильевича с благоговением. Еще бы! Крупный столичный коммерсант, имеющий мощные связи на самом верху (как нам известно, Шабанов был непревзойденный мастер вешать лапшу на уши). Сегодня он ожидал к ужину поселкового мэра Анатолия Андреевича Кузина и начальника отделения милиции капитана Лисицына Романа Петровича. Горничная Любка предназначалась для капитана, поскольку престарелый мэр женщинами не интересовался, отдавая предпочтение бутылке. Этих двоих Шабанов усердно умасливал, надеясь получить в аренду за бесценок бензоколонку, находящуюся в ведении местной администрации. Шабанов поглядел на часы. Половина седьмого. «Может, сходить в парилку?» – вяло подумал он. Идти было лень. Тело опутала приятная истома. «Хорошо б легкий массаж спины, ног! Жаль, Ленка ушла!» – вздохнул Николай Васильевич, кряхтя, уселся, поскреб лысину и ткнул пальцем в клавишу стоящего на столе магнитофона.

Я родился в час похмелья

после бурного веселья,

но меня не дождались,

все за пивом подались, —

немедленно отозвался записанный на кассету солист группы «Дюна» Витя Рыбин.

Николай Васильевич усмехнулся, открыл зубами бутылку и сделал несколько крупных глотков. Благодать!

В дверь вежливо постучали.

– Да-а! – вальяжно протянул Шабанов. В предбанник заглянула голова шофера.

– Вам звонят из Москвы, – доложил он.

– Кто?! – насторожился Николай Васильевич.

– Сергей, кажется!

– Скажи, что меня нет! Понял?!

– Ага!

– Да, кстати, – добавил бизнесмен, когда шофер уже собирался идти. – У тебя есть на примете крепкий парень?! Мне нужен новый телохранитель!


* * * | Подставленный | * * *