home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VI

Вадим Петрович безгласно находился в теле Куликова, неторопливо листающего меню в дорогом ресторане. Причем в положении Суховеева произошли определенные изменения. Как и в предыдущий раз, он слышал ушами «мишени», видел ее глазами, но... мыслей не знал. Зато в физическом плане убийца сделался гораздо ближе к «заказанному», буквально «сроднился» с ним. Если в первом акте Вадим Петрович просто разделял ощущения Барулина-старшего, то теперь он воспринимал куликовское тело как собственное, только управляемое чужой волей. И еще, бывший киллер почему-то пребывал в твердой уверенности, что когда коммерсант умрет (а случится это в 15 часов 36 минут), то он обязательно погибнет вместе с «мишенью» и больше не вернется на теннисный корт, к «доктору Гончарову». В результате Суховеев уподобился смертнику, в точности знающему день, час и даже минуту своей казни. Вадима Петровича непрерывно терзал дикий, животный ужас. А медленно ползущая стрелка часов, на которую иногда поглядывал Куликов, создавала чувство чудовищной, роковой обреченности...

Между тем коммерсант сделал, наконец, выбор и, отложив в сторону меню, поманил пальцем ошивающегося поблизости официанта.

– Сборную солянку, запеченные шампиньоны, свиную отбивную, двести граммов водки и гаванскую сигару, – властно распорядился он.

– Салатик «Оливье» под водочку не желаете, Валерий Иванович?! – с холуйской улыбочкой осведомился халдей.

– Знаем мы ваши «салатики», – брюзгливо проворчал Куликов. – Всякую ненужную дрянь туда кидаете. Не-е-ет, голубчик! Не проведешь! Тащи мойзаказ, живо! И без инициатив!!!

Официант обиженно удалился.

– Зря ты так, Валера, – сказал тучный сосед по столу. – Тебя здесь давно знают, уважают и гадость подсунуть не посмеют!

– Само собой! – хмыкнул Валерий Иванович. – Но меня всегда раздражала их навязчивость. Кроме того, я не люблю «Оливье».

– Ну, как знаешь, – пожал плечами «тучный», наливая в рюмку немного коньяку. – Твое здоровье, дружище!

– Спасибо! – вежливо улыбнулся Куликов.

– Кстати, со мной за компанию не выпьешь?

– Нет, благодарю. Я лучше водочки!

И тут Суховеев опознал заботливого соседа! Артур Рафаэлович Галоян, ближайший партнер Куликова по бизнесу, лично оплативший устранение «дружищи» и в настоящий момент старательно создающий себе алиби.

«Не верь ему, кретин! – отчаянно заорал киллер. – Это он тебя «заказал»!!! Возьми со стола нож да перережь Артуру глотку! Тогда тебя заберут менты, и ты, обормот, останешься жив! Хватай же нож! Хватай! Лучше жить за решеткой, чем получить пулю в лобешник!!!»

– Какие планы на завтрашнюю субботу? – спросил Галояна Куликов.

– Пока не определился, – улыбчиво ответил тот. – Может, ты чего-нибудь путное подскажешь?

– Конечно! – оживился Валерий Иванович. – Поехали на рыбалку в пансионат «Речные дали». Они там специально разводят в огороженном пруду зеркального карпа. Заплатишь бабки и лови себе на здоровье. Клев – обалденный!!!

– С удовольствием поеду! – белозубо расцвел Артур Рафаэлович. – С детства обожаю рыбалку!

– Значит, завтра, с утра пораньше...

– Разумеется!

«– Нет у тебя... у насникакого «завтра»! – болезненно простонал Суховеев. – Я уже занял позицию на чердаке соседнего дома! И едва ты – мывыйдем из ресторана, без промаха продырявлю намголову!!!»

Тем временем принесли куликовский заказ. С тарелок поднимался ароматный пар. Запотевший водочный графинчик поблескивал крохотными капельками влаги.

– За нашу с тобой крепкую дружбу! – обращаясь к Галояну, провозгласил тост Валерий Иванович, опрокинул в рот первые сто граммов и с аппетитом выхлебал солянку. Затем, хлобыстнув вторую стопку, принялся за горячие блюда. Высококачественная водка приятным огоньком вспыхнула в желудке, еда была отменной на вкус, и экс-киллер залился горючими слезами, со смертной тоской осознавая – ничего подобного у них с Куликовым больше не будет! Жить им осталось всего восемнадцать с половиной минут! А потом бездыханный труп с развороченным черепом отвезут в судебно-медицинский морг...

– Официант, счет! – громко позвал насытившийся Валерий Иванович, расплатился, раскурил сигару и, дружески распрощавшись с коварным бизнес-партнером, направился к выходу. Вид коммерсанта выражал невозмутимое спокойствие и довольство судьбой. А господин Суховеев, отлично знающий, ЧТО произойдет в ближайшую минуту, корчился, визжал и рыдал от страха. Он чувствовал себя связанным бараном, неумолимо влекомым на бойню здоровенным, безжалостным мясником, и с утробным содроганием считал шаги Куликова. Один... два... три... пять... восемь... Легкий скрип отворяемой двери... Яркое солнце на улице... Зелень деревьев... Шум проезжающих автомобилей...

Запах бензинового угара и нагретого асфальта... Чудовищной силы удар в лоб... ВСЁ-Ё-Ё!

Однако, вопреки ожиданиям, Вадим Петрович не умер вместе с «мишенью», а продолжая взахлеб рыдать, с полными плавками кала очнулся на теннисном корте, у ног хохочущего «Гончарова». Возле кресла «профессора» стояло огромное трюмо в позолоченной оправе.

– Из твоего сна зеркальце! – внезапно прекратив хохотать, ехидно заметил «Савелий Иванович». – Помнишь небось? А ну скажи, ктодолжен сейчас оттуда появиться?!

В помутившейся голове Суховеева мгновенно всплыло кошмарное видение: безликий убийца, выходящий из зеркала и стреляющий ему в череп. С песьим рыком он вскочил на ноги, с ненавистью набросился на трюмо и в считаные секунды расколошматил вдребезги. Порезанные руки экс-киллера и осколки стекла обильно окрасились кровью. Уроды зрители одобрительно захлопали в ладоши.

– Молодца, – протирая пенсне грязным носовым платком, лениво процедил «профессор». – Публика тобою довольна, зато я – нет!

Не вдаваясь в объяснения, «Гончаров» выпростал из-под костюма длинный, облезлый хвост, жестоко отхлестал «пациента» по лицу и без промедления отправил его в следующий акт «Театра старых мишеней», под названием «Госпожа Куманева»...


Глава V | Театр старых мишеней | * * *