home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава III

Изгнанная накануне из покоев сожителя Света (по паспорту Светлана Полосухина, 1981 года рождения), по правде сказать, не особо расстроилась. Ну взбрыкнул кобелек, гавкнул разок-другой... Невелика беда! При наличии у него больших денег еще и не такое позволительно!!!

Выбрав при помощи Глаши шикарно обставленную спальню в дальнем конце второго этажа, Полосухина сладко проспала до девяти часов утра. Пробудившись, не захотела спускаться в столовую (лень!) и заказала легкий завтрак прямо в постель. Потом приняла ванну с гидромассажем, старательно навела макияж, надела изящный пеньюар черного шелка, присела на стульчик перед огромным трюмо в позолоченной оправе и начала по очереди примерять драгоценности, коих за два месяца проживания с Суховеевым накопилось с избытком.

Мысли в белокурой головке текли самодовольные, меркантильные и... язвительные!

Светлана чрезвычайно гордилась собственной неотразимой внешностью, радовалась удачному с материальной точки зрения живому приобретению (то бишь Вадиму Суховееву) и ехидно подсмеивалась над двоюродной сестрой Надей, которая недавно вышла замуж за молодого офицера ФСБ, вечно кочующего из одной «горячей точки» в другую. «Хи-хи-хи! Облапошилась ты, Надюша! Обалденную глупость сморозила! Лю-ю-юбовь, говоришь? Ага! Слово красивое, не спорю, но не более того! А если посмотреть на вещи реалистично, то живете вы в жалкой, двухкомнатной квартиренке. Не голодаете, конечно, однако о таком, как Я,и во сне мечтать не можете! – Полосухина окинула хозяйским взором свои апартаменты, напоминающие маленький дворцовый зал с мраморными колоннами и камином. – Мишки твоего разлюбезного дома не застанешь! – продолжала мысленно злорадствовать она. – Работает да работает, а толку пшик! Всех его пресловутых «боевых» не хватит даже на такое «скромное» колечко, – девушка любовно погладила пальцем двухкаратный бриллиант в платиновой оправе, переливающийся на солнце различными цветами радуги. – Кроме того, в «горячих точках», случается, убивают, – с некоторой кровожадностью улыбнулась Светлана. – А ежели твоего ненаглядного, вдруг прихлопнут, то...»

Завершить мысль Полосухина не смогла. Дверь в спальню с треском распахнулась, выбитая свирепым ударом ноги. На пороге стоял Вадим: с мокрой головой, в испачканном домашнем костюме и перекошенный, как вурдалак.

– Грязная потаскуха! – жутко скалясь, прорычал он. – Шалава подзаборная! Дрянь блудливая! С испанцем черномазым снюхалась! Нервы мои истрепала! Получай, сучара!!! – Тут «удачное приобретение» двумя короткими тычками кулака расквасило сожительнице точеный носик и подбило левый глаз.

– Вадик! Дорогой!.. Зачем?! – хлюпая кровью, пролепетала шокированная, ничего не понимающая Светлана.

– Собачий хрен тебе «Вадик»!!! – дико взревел Суховеев, награждая Полосухину мощнейшей пощечиной. – Убирайся отсюда к чертям собачьим! Чуркам на рынках минет делай!!!

– Хорошо... Сейчас... только соберу... вещи, – плача выдавила парализованная ужасом девушка.

– Ве-е-ещи, говоришь?! – взвился на дыбы Вадим Петрович. – А где здесь ТВОИ вещи?! Ну-ка, поглядим!

Наградив бывшую сожительницу очередной оплеухой, приведшей Светлану в полубесчувственное состояние, он со скрупулезностью крохобора перебрал все ее пожитки, регулярно повторяя:

– А это я покупал!

В конечном счете бывший киллер отобрал у Полосухиной драгоценности, кредитную карточку, наличную валюту, одежду, косметику, обувь... У Светланы остались лишь трусы, лифчик, домашние тапочки да старенькое, порванное под мышками платье, незнамо как завалявшееся в богатом гардеробе преуспевающей куртизанки. Напоследок Суховеев вручил ей пятьдесят рублей и приказал шоферу Вове довезти девушку до первой автобусной остановки, а дальше, мол, пусть добирается как хочет!

«От раздражающего фактора избавился! – проводив глазами выезжающий за ворота «Мерседес», с удовлетворением подумал Вадим Петрович. – Причина нервного стресса устранена! А раз так, то и проклятых глюков больше не будет! Заживу спокойно, как прежде, в собственное удовольствие... Новую же телку подыскать не проблема. С моими-то бабками!»

– Эй, Глашка, накрывай на стол! – высунувшись в коридор, весело заорал он. – Обедать, блин, желаю!..


* * * | Театр старых мишеней | * * *