home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

"Значит, все тридцать пять лет они искали меня", - размышлял Парсонс, стоя в одиночестве посреди леса. - И если бы после операции Корит успел прийти в сознание, он бы указал на меня. И я бы тогда не прожил и минуты. Меня бы не пощадили. Да и с какой стати? Разве я сам пощадил Корита?

Возможно, есть способ разорвать страшную цепь событий. Заступить самому себе дорогу, прежде чем оказаться здесь, прежде чем убить Корита в первый раз".

Над его головой быстро пролетел большой металлический шар, - он взмыл над рощей и исчез за краем обрыва. Парсонс слышал приглушенный расстоянием рев дюз, знал, что корабль опустился возле Корита.

Сейчас старая Никсина и ее дочь заберут умирающего.

Где-то рядом должны находиться еще три машины времени.., даже четыре, если считать корабль Стенога.

Один из них уже пришел в движение, но остальные все еще в укрытии. Или они уже отбыли? Надо добраться до одного из них, решил Парсонс и побежал вслепую, почти ничего не соображая от страха. И вдруг спохватился - если он приблизится к кораблям из других отрезков будущего, разорвется причинно-следственная нить! Значит, ему остается выбирать между машиной Стенога и кораблем, доставившим сюда его самого. Но как он посмотрит в глаза Лорис и остальным?

Ничего не поделаешь, придется рискнуть.

Он вновь оказался над обрывом и побежал к кораблю Лорис. По пути он убеждал себя, что никто его не заподозрит, для них это путешествие - всего лишь очередная неудачная попытка. Они и раньше не понимали, что случилось, и на сей раз не поймут. "И я не открою правду, - говорил он себе. - Я просто хотел помочь, но не сумел. И теперь остается только признать свое поражение и вернуться в будущее".

С обрыва он видел крошечные человеческие силуэты на берегу. Стеног и его люди собрались возле ялика и выводили веслами огромные буквы на песке. Парсонс остановился и с ужасом прочитал свою фамилию.

Стеног обращался к нему! Очень быстро - вероятно, четко зная, что делают - моряки дописали предупреждение и забрались в лодку.

ПАРСОНС ОНИ ВИДЕЛИ ЗНАЮТ

Выходит, на этот раз путешествие в глубь веков не закончилось для племени Волка полным провалом. И теперь Парсонс не может вернуться к Лорис, Хельмару и их родне.

Он повернулся и бросился назад в лес.

"Они меня убьют, как только увидят. Или... - Он чуть не застонал от отчаяния. - Им незачем это делать.

Достаточно вернуться в будущее без меня. Бросить меня здесь на произвол судьбы".

"Но ведь я могу возвратиться на корабле Стенога, - подумал он. Сдаться правительству. Чтобы меня снова сослали на другую планету, в колонию к заключенным? Не лучше ли остаться здесь, на этом пустынном берегу? "

По крайней мере, здесь он сохранит свободу. Наверняка где-нибудь поблизости обитают индейцы, они приютят, не дадут погибнуть... "Дождусь европейского корабля, - подумал он, - и уплыву на нем". Он порылся в памяти. Когда в следующий раз эту страну, Нуво Альбион, посетят выходцы из Старого Света? Кажется, году в 1595. Капитан Сермено повредил.., повредит свой корабль у мыса. До этого - шестнадцать лет.

Шестнадцать лет питаться морскими моллюсками и олениной, искать съедобные коренья, сидеть на корточках у костра в вигваме из шкур. И это величайшая культура в истории человечества, которую, по убеждению Корита, необходимо возродить любой ценой? Наверное, все-таки лучше сдаться Стеногу, подумал Парсонс. Он двинулся в сторону океана и вдруг увидел человеческий силуэт. Человек приближался, и Парсонсу вдруг показалось, что это Корит. Широкие плечи, могучий торс, нос, похожий на клюв ястреба, зловещая ухмылка на губах... Парсонс покрылся холодным потом.

Это был не Корит. Это был Хельмар, сын Корита.

Парсонс застыл как вкопанный. Среди деревьев позади Хельмара появились Лорис и Джепта. По выражению лиц Парсонс понял, что Стеног ему не солгал.

- Он шел к берегу, - сказал Хельмар, оборачиваясь к Лорис. - К ним.

Лорис мрачно взглянула на Парсонса.

- Ты нас предал.

- Нет. - Парсонс знал, что спорить с ними бесполезно.

- Когда ты это задумал? В Вигваме? Для этого и уговорил нас привезти тебя сюда? Или решил его убить, когда увидел?

- Я никого не хотел убивать, - возразил Парсонс.

- Ты его опередил, - произнесла Лорис. - Ты спустился к шлюпке и сговорился с Дрейком. Мы видели, как ты с ним разговаривал. Потом ты поднялся на обрыв и остановил Корита. И убил. А сейчас хочешь спуститься к Дрейку и уплыть с ним. Он тебя предостерег, что мы все поняли. Его люди написали на песке. И ты знал, что не можешь вернуться к нам.

Парсонс промолчал.

Хельмар направил на него смертоносную трубку.

- Мы возвращаемся на корабль.

- Зачем? - спросил Парсонс. И подумал: "Почему бы им не убить меня здесь?"

- Никсина так решила.

- Никсина? И что же она решила?

Лорис заговорила сдавленным, сбивчивым голосом:

- Она думает, ты не хотел его убивать. Она говорит... - Лорис умолкла на миг. - Она говорит, если бы ты замышлял убийство, то запасся бы каким-нибудь оружием. Она считает, ты остановил Корита, чтобы отговорить, спасти... Но он не послушался, полез в Драку, и ты его случайно заколол.

- Его бы убили внизу, - сказал Парсонс. - Я предупредил...

Его слушали. Но он не знал, верят ли.

- Я ему сказал, что там, у воды - не Дрейк. Это был Стеног. Он все знал и поджидал Корита.

Лорис долго молчала. Наконец произнесла:

- И конечно, мой отец никогда не слышал ни о каком Стеноге. Он тебя не понял. - Возле ее губ пролегли горькие складки. - Вдобавок он заметил белое пятно на твоей коже и догадался, что ты чужой. Он тебе не поверил, и это стоило ему жизни.

- Да, - подтвердил Парсонс.

Снова наступила долгая пауза. И снова ее нарушила Лорис.

- Он был слишком подозрителен. Никому не доверял. Никсина права, ты не виноват. Даже если виноват, то не больше, чем он. - Она подняла печальные черные глаза. - Да, он сам навлек на себя гибель. Даже если бы ты не оказался на его пути, добром это все не кончилось бы.

- Что теперь об этом рассуждать, - угрюмо произнесла Джепта.

- Да, - согласилась Лорис. - Мы проиграли, и здесь нам больше делать нечего. Возвращаемся.

- По крайней мере, мы теперь знаем, как это случилось. - Хельмар с отвращением посмотрел на Парсонса.

- Как решила Никсина, так и будет, - твердо произнесла Джепта.

- Да. - Хельмар не сводил с Парсонса брезгливого взгляда.

- Что она решила? - повторил Парсонс.

- Ну... - Лорис замялась. - Пусть даже это случайность, нам кажется, ты все-таки должен понести наказание. Мы хотим оставить тебя здесь. В этом периоде, но не в этой временной точке.

Парсонс невесело улыбнулся.

- В той, когда тут уже не будет корабля Дрейка?

- У тебя будет вволю досуга, чтобы самому это выяснить, - сказал Хельмар.

Он махнул Парсонсу трубкой - дескать, шагай впереди. Они вернулись к обрыву, прошли вдоль него к кораблю. Никсина ждала в инвалидном кресле, смотрела в одну точку; вокруг стояло несколько человек из племени Волка.

- Мне очень жаль, - сказал ей Парсонс. Старуха кивнула, но ничего не сказала.

- Ваш сын мне не поверил.

Через несколько мгновений Никсина произнесла:

- Зря ты встал у него на пути. Кто ты такой, чтобы его останавливать?

"Им нужен козел отпущения, - подумал Парсонс. - Сами потворствовали фанатику и параноику, даже не пытались его остановить, а теперь, когда он погиб по собственной глупости, не желают каяться в своих грехах. Что ж, психологически это вполне объяснимо. Я должен быть наказан; это и послужит доказательством моей вины".

Не говоря ни слова, он направился к люку корабля.

***

Деревья. Голубое небо, далекий рокот прибоя. Парсонс озирался - искал перемены.

Вроде все по-прежнему. Вот только...

Он поспешил к обрыву. Внизу - песок, черная полоска сухих водорослей, безбрежная гладь Тихого океана.

И больше ничего. Ремонт окончен, "Золотая лань" ушла.

Или еще не приходила?

Как узнать? По следам на песке? По деревянным кольям на мелководье? По мусору, оставленному экипажем? А впрочем, какая разница?..

Может, на юг податься, в Мексику? Интересно, Кортес уже высадился?

"Лучшее, на что я могу надеяться, - мрачно размышлял Парсонс, - это на встречу с миролюбивым племенем индейцев. Если очень повезет, я их уговорю перекочевать на юг. И если там уже появились испанские поселения... Как же узнать, который нынче год?

Да если бы и узнать...

Они запросто могли перенести меня на век назад, - подумал он о Никсине и ее внуках. - Или даже на несколько веков. Океан, скалы и деревья не меняются тысячелетиями. Быть может, я стою на этом берегу за двести лет до появления в Новом Свете первого белого человека. Возможно, я и есть первый белый человек в Новом Свете. По крайней мере, можно спуститься к воде и поискать следы экспедиции Дрейка. Все-таки легче будет на душе, если они там окажутся. А потом... добраться до испанских колоний в Южной Америке, сесть на корабль и - в Европу.

Уже в третий раз он спускался по белой круче. Потом добрый час брел по берегу, безуспешно разыскивая следы "Золотой лани" или ее экипажа. Ни отпечатков ног, ни мусора. "А как же медная плита? - подумал он. - Где ее спрятал Дрейк? В песке? Или в склоне горы?" Разыскать ее Парсонс не надеялся, он уже так долго шел вдоль обрыва, что потерял ориентиры. Должно быть, не меньше мили отделяло его от того места, где он спустился. Все кругом однообразно - вода, скалы, песок, водоросли.

Вдруг он застыл как вкопанный. "Если меня здесь бросили на верную смерть, как мне удалось вернуться в Вигвам и снова убить Корита?" Это казалось бессмыслицей. "Очевидно, я найду способ возвратиться в будущее. А если не найду, все равно исчезну отсюда.

Корит выздоровеет, покажет на меня, как на виновника своей гибели, и сложится совершенно новая причинно-следственная цепочка. В Вигвам я могу возвратиться только на машине времени. Очевидно, за мной прибудет чей-то корабль..."

Но когда это случится? Через годы? Через десятилетия? Он превратится в дряхлого старца, и незадолго до смерти ему будет позволено вернуться в цивилизованный мир. Или он все-таки доберется до испанского поселения и пересечет океан? А потом разыщет в Англии Стенога? Да, пожалуй, это тоже способ вернуться в будущее, но сколько он отнимет времени и сил?

"Я так и буду скитаться по земному шару, впустую растрачивая жизнь. И вдобавок нельзя исключать, что Корита во второй раз убил не я".

Только сейчас он заметил, что близится вечер. Жара спала, солнце клонилось к горизонту. Над его головой реяли чайки, океан поглощал их жалобные крики. Парсонсу стало еще тоскливее.

Скоро ночь. Куда податься? Не мыкаться же на голом берегу до рассвета. Пожалуй, лучше сразу идти на юг, через мыс; в окрестностях Морро-Бей, глубоко врезанного в сушу и потому лучше защищенного от непогоды, чем залив Эстеро, наверняка есть индейские стойбища. Он стоял на берегу, разглядывал обрыв и не видел пути наверх. Значит, придется идти вдоль кручи, искать подходящую расселину или участок склона, заросший кустами или деревьями. Но сначала надо передохнуть, он до предела вымотался за этот день. "Пойду утром", - решил он и уселся на просоленную, выбеленную солнцем колоду. Развязал шнурки мокасин, сгорбился, подпер голову ладонями. С закрытыми глазами он внимал прибою и чайкам, - чужим, негостеприимным, равнодушным к его беде. Сколько тысячелетий раздаются здесь эти звуки? Они намного старше Человека и надолго переживут его. "А может, проще войти в воду и не вернуться? - спросил он себя. - Так и идти вперед, пока не скроюсь с головой".

Подул свежий ветер, Парсонс задрожал. И долго он тут просидит? Он открыл глаза. Уже сильно стемнело, солнце почти скрылось, а стая чаек исчезала на севере за обрывом. "Как дети, - подумал он о племени Волка. Бросили меня здесь одного. Сами натворили дел, а я виноват... Но отчасти они все же правы. Я виновен.

Кровь Корита на моих руках. И будь у меня возможность убить его снова, я бы ею воспользовался. Господи, как я мечтаю о такой возможности!"

Он встал и бесцельно побрел по берегу, пинками разбрасывая ракушки. Рядом по обрыву шумно скатился булыжник. Парсонс испуганно отскочил. Камень взрыл песок и замер, к нему присоединилось еще несколько поменьше. Притенив глаза ладонью, Парсонс посмотрел вверх. Человек над обрывом махал ему рукой. Потом сложил ладони рупором у рта и что-то прокричал, но шум прибоя заглушал слова. Парсонс не мог различить, мужчина стоит на круче или женщина, и во что он или она одет, да это было и не важно. Он изо всех сил замахал руками, крикнул "Помогите!" и бросился к утесу. И снова вспомнил, что здесь ему не залезть.

Тогда он побежал вдоль берега в поисках пути наверх.

Человек наверху жестикулировал, и Парсонс остановился. Но так и не успел понять, что за знаки ему подают; силуэт над обрывом внезапно исчез. Как будто его и вовсе не было. Парсонс оторопело заморгал, а затем у него мурашки побежали по коже. Неужели привиделось? Он стоял, охваченный страхом, и не мог даже пошевелиться. Внезапно над его головой появился большой металлический шар и плавно двинулся вниз.

Корабль. Машина времени. Она опустилась перед ним на песок. Кто сейчас выйдет? Парсонс ждал. Сердце стучало, как падающий молот.

Открылся люк, и вышла Лорис. Не в индейском костюме из меха, а в традиционном сером наряде Волков. Она выглядела спокойней и уверенней в себе, чем в прошлый раз; во взоре исчезли печаль и растерянность. Парсонс догадался, что для нее с момента расставания прошло намного больше времени, чем для него.

- Здравствуй, доктор.

Он промолчал. Он еще не оправился от потрясения.

- Я вернулась за тобой, - сказала она. - У нас прошло около месяца. Прости, что не могла раньше - были причины... А ты сколько здесь провел? Борода не отросла, одежда та же самая. Надеюсь, и день тот же самый?

- Да, - хрипло произнес он.

- Пойдем. - Она махнула ему рукой. - Входи, доктор, я тебя отправлю назад. В родной период. К жене. - Она невесело улыбнулась. - Не так уж и сильно ты виноват, чтобы бросать тебя здесь. Отсюда тебе никогда не выбраться в цивилизованный мир, Хельмар об этом позаботился. Сейчас тысяча пятьсот девяносто седьмой. Здесь еще очень, очень долго не будет европейцев.

Парсонса трясло, когда он входил в машину времени. Лорис закрыла люк, и Парсонс спросил:

- Почему ты передумала?

- Когда-нибудь догадаешься. Это связано с тем, чем мы с тобой занимались. - Снова ее полные темные губы растянулись в улыбке - на сей раз загадочной и почти ласковой.

- Забавно, - сказал он.

- Куда тебя перенести? - Она склонилась над пультом управления. Прямиком домой? Или в какую-нибудь другую дату из твоего периода? Кстати, твой чемоданчик здесь.

Она показала рукой, и Парсонс увидел на палубе знакомую серую вещь. С трудом шевеля языком, он произнес:

- Мне бы сначала в Вигвам... Вымыться, переодеться, отдохнуть слегка. А то в таком виде меня дома примут за обезьяну, сбежавшую из зоопарка.

- Хорошо, - ровным голосом ответила Лорис. Парсонс узнал этот тон: аристократическая вежливость. - В Вигвам, так в Вигвам. Но учти: тебе нельзя никому попадаться на глаза. Слишком рискованно. Я тебя отведу прямо к себе, там и ванная есть, и все остальное.

- Отлично.

"Я возвращаюсь из-за Корита, - подумал он со стыдом. - Чтобы довести дело до конца. Что она подумает обо мне, когда узнает всю правду? А может, и не узнает... Если я хоть на минуту завладею машиной времени...

Она меня спасает, - подумал он, - а я собираюсь убить ее отца. - Во второй раз".

Он молча смотрел, как Лорис крутит верньеры.


Глава 14 | Доктор будущее | Глава 16