home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Его окружали шкалы измерительных приборов, кнопки и тумблеры. На главной панели сияли лампочки.

Парсонс уселся на одно из двух кресел и увидел дымящийся окурок сигареты в пепельнице. Считанные минуты назад двое людей покинули эти кресла и поспешили к тюремному кораблю. Теперь они мертвы. А он, Парсонс, здесь, на их месте.

"А так ли, мне повезло больше, чем им?" - подумал он.

Панель тихо загудела. Дрогнули стрелки приборов.

- Корабль перемещен назад во времени, - сообщил голос.

Во времени? На сколько? Но он способен перемещаться и в пространстве. Ему доступны оба измерения.

"Что тут к чему?" - подумал Парсонс, изучая пульт управления. Над консолью выступали две большие полусферы.

"Кому-то я понадобился, - сказал он себе. - Меня перенесли сквозь время. На сотни лет вперед. Из моего общества - в их. С какой-то целью. Узнаю ли я когда-нибудь, что это за цель?

Но, по крайней мере, я встретился с ними. Лицом к лицу. Хоть и всего на миг...

Господи Боже! - подумал он. Я потерялся не только в пространстве, но и во времени. В обоих измерениях".

В гул пульта управления врывались знакомые шорохи. Он еще раз окинул взглядом кабину и обнаружил мембрану динамика. Радио? Значит, есть связь. Но с кем?

Он протянул руку и щелкнул первым попавшимся тумблером. Вроде бы ничего не изменилось. Он нажал кнопку на краю пульта.

Ожили все приборы. Корабль задрожал, приглушенно взревели дюзы. "Движемся", - подумал Парсонс. На шкалах очумело дергались стрелки, цифры на табло мелькали так быстро, что их невозможно было разглядеть. Мигнула красная лампа, и приборы сразу присмирели. Вероятно, сработал какой-то предохранитель.

Видеоэкран над панелью по-прежнему показывал звезды. Но теперь одно яркое пятнышко бросалось в глаза. Парсонс отчетливо увидел красный оттенок. Марс?

Он глубоко и неровно вздохнул, а затем, не теряя ни секунды, стал методом проб и ошибок осваивать управление.

***

Планета приближалась. Вскоре под ним расстелилась безводная красная равнина. Он видел ее впервые в жизни.

Справа вдалеке - горы. Парсонс осторожно попытался скорректировать курс. Корабль камнем полетел вниз. Неопытному навигатору едва удалось выровнять полет, и наконец корабль завис над опаленной солнцем землей. Сушь... Куда ни глянь - спекшаяся, иссеченная бесчисленными трещинами глина. Никакого движения. Ни единого признака жизни.

После многих неудачных попыток ему удалось посадить корабль. Он осторожно раз драил люк.

В кабину ворвался едкий ветер. Пахло эрозией. Ветхостью. Воздух был так разрежен, что едва годился для дыхания. И все же Парсонс ощутил слабое прикосновение тепла. Он вышел из корабля. Ноги вязли в легко крошащейся песчаной корке.

Впервые в жизни он стоял на чужой планете. Он окинул взглядом небо и заметил на горизонте легкую дымку. Облака? И что это за черная крапинка исчезла в них? Птица?

Тишина пробуждала страх.

Он шагал. Камни под ногами, камни и пыль. И ни капли воды кругом. Он нагнулся, зачерпнул горсть песка. Сухие, жесткие крупицы...

Поблизости он увидел груду валунов и выветрелого щебня. И в холодной тени камней - редкие серые пятнышки лишайника.

Он взобрался на самый большой валун и заметил вдалеке явно искусственное образование - след глубокого рва. К нему-то он и направился.

"Нельзя упускать из виду корабль", - предостерег он себя.

Ступая по песку, он обнаружил новый признак жизни. На запястье села муха. Пробежала по руке и скрылась. Муха - одно из самых вредных насекомых. Но все-таки лучше ее общество, чем полное одиночество в этой мертвой пустыне. В таком контексте судьба ее биологического вида жалка и вместе с тем трагична.

Между прочим, если муха сумела выжить, значит, тут есть органика. Что, если где-нибудь - возможно, на другой стороне планеты - поселение? Колонии для заключенных. Да, как насчет них? Если, конечно, он не прибыл задолго до или многим позже. Ну, ничего.

Как только он научится управлять кораблем...

Вдали что-то блеснуло. Приблизившись, он различил поставленную на попа каменную плиту. Ориентир?

Затаив дыхание, увязая в сыпучем песке, он вскарабкался на бархан.

В слабых лучах рубинового солнца стоял гранитный блок, покрытый зеленоватой коркой окислов. На одной из граней блока Парсонс с трудом разглядел привинченную в центре металлическую пластину.

Пластина была с гравировкой. Письмена, некогда глубокие, успели стереться почти начисто. Парсонс опустился на корточки и попытался прочесть. Большую часть текста разобрать было невозможно, но крупные буквы наверху он узнал.

ПАРСОНС

Его фамилия.

Совпадение? Он всматривался в надпись и не верил собственным глазам. Затем торопливо снял рубашку и принялся счищать ею грязь. Перед фамилией появилось другое слово:

ДЖИМ

Никаких сомнений. На этом куске гранита посреди пустыни - его имя. Мелькнула безумная, дикая мысль: быть может, он стал исторической личностью, настолько знаменитой, что его, словно некое божество, почитали даже на другой планете?

Торопливо очистив рубашкой текст под именем, он уловил смысл отдельных фраз.

Пластина хранила не эпитафию, а послание. Ему, Парсонсу. Ничего не понимая, он сидел на песке и водил по металлу скомканной рубашкой.

Это же инструкция! Как управлять кораблем вручную!

Каждое предложение было продублировано. Очевидно, создатель пластины учитывал разрушительное воздействие времени. Он хотел, чтобы плита простояла готни, а может, и тысячи лет. "Пока я не приду", - подумал Парсонс.

Тени далеких гор вытягивались. Солнце клонилось к закату. Зыбкое тепло сгинуло без остатка. Парсонс стучал зубами.

Он поглядел в небо и увидел над горизонтом серый диск. Спутник, бредущий своей небесной стезей. Парсонс долго всматривался в него и прислушивался к тяжелым ударам своего сердца.

Он казался гораздо ближе, чем Луна. Наверное, оттого, что Марс намного меньше Земли.

Ладонью прикрыв глаза от косых лучей солнца, он всматривался в темные кляксы на поверхности спутника, плывущего за дымкой.

Луна.

Она не изменилась. На видимой стороне - прежний рисунок. Значит, Парсонс не на Марсе.

Он стоит на родной планете. На умирающей от старости Земле. Подобно Марсу, на склоне своих дней она превратилась в безводную унылую пустыню. Остались только черные песчаные мухи, лишайники и камни. И этой пустыне, наверное, уже не один век. Давным-давно исчезли последние следы человеческой цивилизации. Сохранилась только эта пластина, созданная, скорее всего, такими же путешественниками во времени, как Парсонс. Людьми, которые его искали. Этот текст - для того, чтобы восстановить разорванную связь. Возможно, они оставили немало таких меморандумов.

Последние слова, начертанные рукой человека. Чтобы их прочитал тот, кому суждено пережить всех остальных.

***

На закате он вернулся к кораблю. Прежде чем войти в шлюз, оглянулся на пустыню. В последний раз.

В сумерках она выглядела не так страшно. Можно было вообразить животных, снующих по барханам, насекомых, выползающих из песка. Наконец он задраил люк и включил освещение кабины. Белые лампы вспыхнули на стенах, красные - над пультом управления.

Над головой задумчиво потрескивал динамик, напоминая, хоть и слабо, живое существо.

А под затвором шлюза на палубе копошилась уховертка - настоящее живое существо проникло на борт, пока Парсонс был снаружи. Уховертки - очень жизнестойкий биологический вид, подумал Парсонс. Возможно, они вымрут последними.

Он смотрел, как представительница самого жизнестойкого вида заползает в щель между палубой и дверцей встроенного шкафа. "Возможно, несколько особей будут еще живы, - подумал он, - когда доска с моим именем превратится в пыль".

Он сел за пульт и нашел указанные в инструкции кнопки. Затем тщательно подготовил кассету с программой и вставил ее в курсопрокладчик.

Показания приборов изменились. Управление кораблем перешло к людям, которые искали Парсонса. На видеоэкран вновь скачком вернулось звездное небо. Так же внезапно оно уступило дневному свету. День и ночь сменяли друг друга все быстрее; некоторое время спустя на экране исчез красный оттенок, зато появились зелень и синева. "Земля возродилась, - хмуро подумал Парсонс. - Исчезла пустыня, восстановилось плодородие почвы". Прошли тысячи, да что там - миллионы лет. Корабль возвращался в прошлое. Это казалось непостижимым. Пытаясь освоить управление, он, похоже, добрался до конца времен. Вернее, до "темпорального потолка" машины.

Внезапно стрелки приборов и цифры на счетчиках замерли.

"Я вернулся", - мысленно проговорил Парсонс. Он поднял руку и коснулся клавиши на пульте. Автопилот отключился. Парсонс встал и подошел к выходу.

Несколько мгновений постоял в нерешительности. Затем раздраил и открыл люк.

На него смотрели мужчина и женщина с пистолетами в руках. За ними буйствовали краски. Он увидел деревья. Цветы. Здание.

- Парсонс? - спросил мужчина.

С неба лился горячий золотистый свет.

- Да, - сказал он.

- Добро пожаловать, - гортанно, с хрипотцой произнесла женщина. Но пистолет не опустила. - Выходите, доктор.

Он подчинился.

- Вы нашли меморандум? - спросил мужчина. - Инструкцию, которую мы отправили в будущее?

- Похоже, она долго меня прождала, - сказал Парсонс.

Незнакомцы вошли в кабину. Женщина взглянула на приборы и повернулась к мужчине.

- Хельмар, он побывал в далеком будущем. В самом конце. - И взглянула на Парсонса:

- Вам повезло, что меморандум сохранился до того дня.

- Вы так и будете держать меня на мушке? - спросил Парсонс.

Женщина прошла мимо него в узкий коридор и сказала, пряча пистолет:

- Шупо не видно. Похоже, все в порядке.

Хельмар тоже убрал оружие, а затем пожал Парсонсу руку.

- Дамы тоже подают руки? - Женщина протянула Парсонсу кисть. - Я слышала, в вашу эпоху это не было общепринято.

- Как вам понравилось далекое будущее? - спросил Хельмар.

- Никак.

- Да, - кивнул Хельмар, - картина безрадостная.

Но до этого еще не один век, Земля будет меняться очень медленно. И к тому же человечество обживет другие планеты.

Собеседники с нескрываемыми интересом и волнением разглядывали Парсонса. Он и сам был изрядно взволнован.

- Доктор, не хотите ли чего-нибудь выпить? - спросила женщина.

- Нет, спасибо. - Он увидел на ближайших лозах деловитых пчел. А дальше, за виноградными шпалерами, шеренгой стояли кипарисы. К ним-то он и направился, а мужчина и женщина пошли следом. Парсонс остановился на полпути, набрал полную грудь воздуха - насыщенного пыльцой и запахами цветов воздуха середины лета.

- Перенос во времени - процесс труднопредсказуемый, - сказала женщина. - Во всяком случае, для нас.

С точностью нам упорно не везет. Вы уж простите.

- Ничего, все в порядке. - Парсонс, в свою очередь, внимательно рассмотрел мужчину и женщину.

У него еще были свежи воспоминания о городе молодых, здоровых и красивых людей, но она была настоящая красавица. Медная кожа слегка лоснилась на полуденном солнце. Скулы были широки, как и у всех, кого Парсонс встретил в будущем, а глаза черны, зато нос - иной формы, гораздо прямее. Необычность проглядывала в каждой ее черте, а главное, эта женщина выглядела старше всех. За тридцать, предположил Парсонс. Хорошо сложенное, мускулистое тело, пышные и длинные, до талии, темные волосы, ниспадающие на плечи и грудь. На дорогом платье с закрытым воротом, на груди, - сложный вышитый рисунок. Голова волка мерно поднималась и опадала вместе с дыханием женщины.

- Вы Лорис, - сказал Парсонс.

- Верно.

Он понял, почему она стала матерью-настоятельницей племени, почему так высоко ценился ее вклад в Духовный Куб. Об этом Парсонсу сказали ее глаза, изящные линии тела, высокий лоб. Стоящий рядом с ней мужчина во многом походил на нее. Точно такая же медная кожа, четко очерченный нос, роскошная черная шевелюра. И все-таки он проигрывал в сравнении. Простой смертный, подумал Парсонс.

Красивые, элегантные люди смотрели на него с пониманием и сочувствием. С присущей разумам высшего порядка готовностью помочь. А он глядел в их темные глаза, точно в зеркала собственной души; сверхчеловеческая воля, таящаяся в их глубине, заставляла его подняться на иной уровень сознания.

- Пойдемте в дом. - Хельмар указал на ближайшее серое каменное здание. - Там прохладней и можно сесть.

- И нет лишних глаз, - добавила Лорис, когда они шли по садовой дорожке.

Помахивая хвостом, к ним приблизился колли и запрокинул узкую морду. Хельмар задержался, чтобы почесать собаку за ухом. Свернув за угол здания, Парсонс увидел уходящий вниз террасированный склон, где ухоженная зелень сливалась с дикими зарослями.

- Здесь мы одни, - сказала Лорис. - Это наш Вигвам, ему триста лет.

Посреди ухоженного газона Парсонс увидел еще один корабль для путешествий в пространстве и времени, вокруг него трудилось несколько человек.

- Вам это может показаться интересным. - Лорис приблизилась к кораблю и взяла у одного из техников гладкий шар размером со спелый грейпфрут. Шар словно по собственной прихоти взмыл над ладонями Лорис, и она поспешила его поймать. - Готов к отправке в будущее. - Она указала на корабль. - Там их тысячи.

- Наверное, когда вы нашли один из них, он выглядел не слишком новым, - предположил Хельмар.

Парсонс взял у Лорис шар, внимательно осмотрел.

- Я его впервые вижу.

Хельмар и Лорис переглянулись.

- Это радиобуй с инструкциями, - сказала Лорис. - Один из них вы услышали в далеком будущем.

- Они передают на сотни миль, - уточнил Хельмар.

Они выжидающе смотрели на Парсонса.

- Разве вы не по радио узнали, как привести корабль обратно?

- Нет, - ответил Парсонс. - Я нашел гранитный обелиск с металлической пластиной. А на пластине был текст.

Наступило молчание. Через некоторое время Лорис тихо произнесла:

- Это очень странно. Мы не отправляли в будущее никаких обелисков. Вы говорите, на нем были указания?

- Как проложить курс корабля? - спросил Хельмар.

- Да, - ответил Парсонс. - И послание было адресовано мне. Я прочел на нем свое имя.

- Мы отправили сотни передатчиков, - сказал Хельмар. Значит, вы так и не услышали ни один?

- Нет.

Мужчина и женщина заметно растерялись и смутились, и Парсонс задал себе тот же вопрос, что поставил их в тупик: куда подевались шары? Если плиту с гравировкой оставили в будущем не эти люди, то кто?


Глава 6 | Доктор будущее | Глава 8