home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

— Мы можем говорить? — спросил Рой, кивая на Изидора. Прис, которая буквально трепетала от счастья, ответила гостям:

— В определенном смысле да. — И повернувшись к Изидору сказала: — Извините нас. Она увела супругов Бати в другой угол комнаты и о чем-то пошепталась с ними; затем втроем они присоединились к Дж. Р. Изидору, который явно не находил себе места.

— Это мистер Изидор, — представила его Прис. — Он ухаживает за мной. — Слова прозвучали с легким оттенком злого сарказма. Изидор растерянно заморгал. — Хотите посмотреть? Он принес для меня натуральной еды.

— Еда. — Ирмгард Бати эхом повторила за Прис и торопливо двинулась в кухню. — Персики, — убедившись собственными глазами, сообщила она и, не дожидаясь приглашения, схватила миску и ложку; улыбаясь Изидору, она откусывала и, не жуя, заглатывала пищу маленькими кусочками: так обычно едят изголодавшиеся животные. Ее улыбка отличалась от улыбки Прис: она выражала дружбу и признательность, без всяких скрытых намеков. Следя за ней — он чувствовал, что его тянет к ней как магнитом, — Изидор проронил:

— Вы прилетели с Марса?

— Да, мы сбежали с Марса, — Ее голос дрогнул, будто вспорхнула птица; она посмотрела на него, ее голубые глаза искрились. — В каком жутком здании вы живете! Никто, кроме вас, здесь не живет, или я не права? Мы не заметили ни одного светящегося окна, кроме вашего.

— Я живу этажом выше.

— О, а я подумала было, что вы и Прис, живете вместе. — Голос Ирмгард Бати прозвучал без намека на недоброжелательность: она, несомненно, имела в виду именно то, что сказала.

— Сурово, — хотя улыбка не сходила с его лица — Рой Бати сообщил:

— Вот, они прихватили Полокова. Улыбка Прис мгновенно растаяла; ее лицо, повеселевшее с появлением друзей, вновь помрачнело.

— Кого еще? — спросила она.

— Они прихватили Гарленда, — сообщил Рой Бати. — Они прихватили Андерса и Гитчел, а потом, несколько часов назад, они прихватили Любу. — Он сообщал новость за новостью так, будто испытывал при этом некую извращенную радость: как будто ему нравилось это сообщать. Как будто он извлекал удовольствие из транса, в который впала Прис. — Я считал, что им не удастся прихватить Любу; помните, я постоянно говорил об этом во время полета.

— И теперь нас осталось… — прошептала Прис.

— Только трое, — уточнила Ирмгард с каким-то зловещим предчувствием.

— Вот почему мы здесь, — прогрохотал голос Роя Бати, наполнившись неожиданной теплотой; казалось, чем хуже ситуация, тем большее удовольствие он из нее извлекает. Изидор никак не мог его понять.

— Боже, — в ужасе произнесла Прис.

— У них есть ищейка — охотник за премиальными, — добавила Ирмгард, — по имени Дейв Холден. — Злоба исказила ее губы. — Полоков почти прихватил его, но тот все-таки выжил.

— Он почти прихватил его, — эхом повторил Рой, расплываясь в улыбке.

— Сейчас он в госпитале, этот Холден, — продолжала Ирмгард. — И он, очевидно, передал список другому охотнику за премиальными; Полоков едва не прихватил и его. Но охотник все же усыпил Полокова и тут же отправился за Любой; мы знаем это, ей удалось связаться с Гарлендом, и он прислал подмогу, охотника арестовали и доставили в здание на Мишен-стрит. Понимаешь, Люба сообщила нам сразу же после того, как помощник Гарленда забрал охотника за премиальными. Она не сомневалась, что все будет О'кей; она была уверена, что Гарленд убьет охотника. — Она вздохнула и добавила. — Но, очевидно, на Мишен-стрит произошло нечто непредвиденное. Что именно, мы не знаем. Возможно, что никогда уже не узнаем.

— У охотника есть список с нашими данными? — спросила Прис.

— Да, дорогая. Скорее всего — да, — ответила Ирмгард. — Но он не знает, где нас искать. Рой и я, мы не вернемся в старую квартиру: мы набили кар вещами и увезли, сколько могли. Мы решили поселиться в одной из квартир в вашем жалком полуразвалившемся доме.

— Вы считаете, это разумно? — осмелился спросить Изидор, собравшись с духом. — В-в-всем в одном месте?

— Они прихватили всех, кроме нас, — уточнила Ирмгард, подытоживая. Она, как и ее муж, казалась теперь чужой и холодной, несмотря на возбужденное состояние. Они все, думал Изидор, они все выглядят очень странно. Он чувствовал это, хотя и не мог определить, что именно странно. Как будто в их мыслях доминировала какая-то особая и пагубная для них формула. Исключая, возможно, Прис; несомненно — она глубоко напугана. Прис казалась почти настоящей, почти естественной.

— Почему ты не живешь у него? — Рой поинтересовался у Прис, указывая на Изидора. — В определенном смысле он мог бы защищать тебя.

— Пустоголовый? — удивилась Прис. — Я не собираюсь жить с придурком! — Ее ноздри от возмущения задрожали.

— Глупо проявлять снобизм в такой момент, — быстро сказала Ирмгард. Охотник торопится; он может попытаться покончить с нами даже сегодня вечером. Возможно, ему пообещали дополнительную премию, если он прихватит нас к ночи…

— Закрою дверь в холл, — сообщил Рой; он подошел и захлопнул ее одним мощным ударом ладони, так что щелкнул замок, закрыв дверь. — Думаю, тебе следует пойти с Изидором, Прис; я и Ирмгард устроимся где-нибудь в этом же здании; только так мы сможем помочь друг другу. Я захватил с собой кое-что из электронного оборудования; хлам, конечно; я раздобыл его на корабле. Я установлю двусторонние «жучки», так чтобы ты, Прис, слышала, что происходит у нас, и мы бы слышали тебя; и еще я установлю систему сигнального оповещения на случай опасности, так чтобы ее мог включать любой из нас. Совершенно очевидно, что синтетические удостоверения личности не срабатывают, даже у Гарленда. Конечно, Гарленд сам накинул себе петлю на шею, попросив доставить задержанного охотника на Мишен-стрит: непростительный промах. И Полоков, вместо того чтобы убраться как можно дальше от охотника, рискнул на него напасть. Мы не повторим их ошибок; мы останемся здесь. — Голос его звучал спокойно, казалось. Рой ничуть не взволнован; наоборот, ситуация прибавила ему сил, наполнила его почти маниакальной энергией. — Я считаю… — Он глубоко и шумно задышал, притягивая к себе внимание присутствующих в комнате, включая Изидора. — Я считал, что мы трое остались в живых неспроста. Я думаю, что, если у охотника есть информация о том, где мы можем находиться, он появится именно сейчас. Основное правило охотника — работать дьявольски быстро. Стремительность непосредственно влияет на прибыль.

— А если он медлит и чего-то выжидает? — кивнула Ирмгард. — Мы ускользнем от него, как сегодня. Я уверена, что Рой прав; я уверена, что охотнику известны только наши имена, но не местонахождение. Бедняжка Люба — устроиться на работу в оперный театр «Мемориал Войны», да еще перед самым открытием сезона!

— Она сама того хотела, — произнес Рой, — она мерила, что окажется в безопасности, если завоюет популярность в обществе.

— По крайней мере, ты предупреждал ее, — напомнила Ирмгард.

— Да, — согласился Рой. — Я предупреждал ее, я также предупреждал Полокова, чтобы он не выдавал себя за сотрудника ВПУ. И я предупреждал Гарленда, что он плохо кончит, что его усыпит один из охотников, находящийся в его же подчинении. Что, вероятнее всего, и произошло. — Рой покачивался взад-вперед на каблуках; его лицо было задумчивым. Изидор, заикаясь, произнес:

— Я т-т-так п-п-понял, с-слушая мистера Бати, ч-что он д-д-действительно ваш лидер.

— О да, Рой — наш лидер, — согласилась Ирмгард.

— Это он устроил наш побег, — объяснила Прис, — и перелет с Марса на Землю.

— Значит, — сказал Изидор, — вам л-лучше с-согла-ситься с ним. — В его голосе была и надежда, и напряжение. — Думаю, будет п-п-потрясающе, Прис, если ты п-п-поживешь у меня. Я пару дней п-п-посижу дома; у меня п-приближаются выходные, я не п-п-пойду на работу. Я п-п-позабочусь, чтобы с тобой было все О'кей. Возможно, Милт, отличающийся изобретательностью, свинтит для него оружие. Что-нибудь потрясающее, что-нибудь, что остановит любого охотника за премиальными… кем бы он ни оказался. Неожиданно Изидору представилась туманная картина: какой-то страшный, безжалостный тип со списком жертв в одной руке и ружьем в другой; он быстро движется по выжженной равнине, механически, как робот, переставляя ноги, следуя бюрократическим законам. Тварь без эмоций и даже без лица. Если убить эту тварь, то ее место тут же займет другая — столь же безликая и хладнокровная. И так будет продолжаться до тех пор, пока все настоящее и действительно живое не будет убито. Просто невероятно, думал Изидор, что полиция бессильна против охотников. Он никак не мог поверить, что убийцы сильнее правоохранительных органов. Но, быть может, продолжал размышлять Изидор, — эти люди, стоящие сейчас рядом со мной, совершили нечто противозаконное. Возможно, они нелегально эмигрировали на Землю. Изидор вспомнил, что по ТВ обращались ко всем телезрителям — а значит, и к нему! — с просьбой сообщать о любой случайно замеченной посадке корабля «вне установленных законом посадочных площадок». Соблюдение этого постановления правительства, судя по всему, — в компетенции полиции. Но даже если полиция стоит на страже законности, убийства не должны происходить. Они противоречат идеологии мерсеризма.

— Я нравлюсь пустоголовому, — подтвердила Прис.

— Не называй его так, — попросила Ирмгард; она с явным сочувствием посмотрела на Изидора. — Подумай, как он мог бы назвать тебя. Прис не ответила, она замерла — сама загадочность.

— Я, пожалуй, начну устанавливать «жучки», — сказал Рой. — Ирмгард и я — мы останемся в этой квартире; Прис, ты пойдешь… вместе… с мистером Изидором. Рой Бати двинулся к двери с подозрительной, для человека его комплекции, быстротой. Он распахнул дверь и исчез, слившись с темнотой холла; дверь тут же звонко за ним захлопнулась. Стоило Рою уйти, Изидору мгновенно явилась странная галлюцинация: он увидел, потрясающе отчетливо, характерный металлический блеск; платформа с блоками, шкивами, турелями и натянутыми проводами, соединявшими энергобатареи с неизвестным устройством… а затем все расплылось и на месте платформы появились неясные контуры человеческой фигуры, которая постепенно обрела четкий облик Роя Бати, вернувшегося в комнату из темного холла. Изидор почувствовал, как в нем поднимается волна нервного смеха; он с трудом подавил приступ. И удивился этому.

— Человек действия, — произнесла Прис, — ее голос донесся как из соседней комнаты. — Жаль, что он не умеет работать руками — собирать разнообразные механизмы, которые придумывает.

— Если нам удастся спастись, — произнесла Ирмгард очень строго, будто в упрек Прис, — так только благодаря Рою.

— Не знаю, может ли нам быть хуже, чем сейчас, — тихо сказала Прис, обращаясь сама к себе; она задумчиво пожала плечами, потом повернулась к Изидору, посмотрела на него и, что-то решив для себя, кивнула: — О'кей, Дж. Р. Я иду вместе с вами, и вы с этой минуты, можете начинать охранять меня.

— В-в-всех в-в-вас! — незамедлительно уточнил Изидор. Торжественно и с некоторым оттенком официальности Ирмгард Бати ответила ему:

— Я хочу, чтобы вы знали. Мы очень вам признательны, мистер Изидор. Вы наш друг. Вы — первый, кого мы действительно можем назвать своим другом на Земле. Очень мило с вашей стороны, и я надеюсь, когда-нибудь мы сможем отплатить вам тем же. — Она подошла к нему и с признательностью погладила руку.

— У в-вас случайно нет доколониальной беллетристики? Мне п-почитать? — спросил он ее.

— Простите, не поняла? — Ирмгард Бати вопросительно оглянулась на Прис.

— Ну, тех старых журналов, — уточнила Прис; она уже собрала кое-что из вещей. Изидор забрал у нее пакет, чувствуя внутри себя сияние, которое вспыхнуло благодаря достигнутой цели. — Нет, Дж. Р. Мы не смогли захватить с собой ни одного номера; причины я уже объяснила вам.

— Тогда я з-за-завтра же схожу в библиотеку, — кивнул он, выходя в холл. — И п-принесу журналов для чтения, и вам, и с-с-себе, чтобы у вас было чем заняться, а не только с-сидеть и ж-ж-ждать. Он помог Прис подняться по лестнице в свою квартиру, мрачную, пустую и захламленную настолько, что проветрить ее было невозможно; положив вещи на диван, он включил обогреватель, свет и правительственный канал ТВ.

— Неплохо у тебя, — сказала Прис, но таким же безразличным и неопределенным тоном, что и прежде. Она осмотрела комнату, переходя с места на место и засунув руки в глубокие карманы юбки; выражение недовольства застыло на ее лице, но вскоре оно все больше стало напоминать откровенное отвращение.

— Что случилось? — спросил он, раскладывая ее вещи на диване.

— Ничего, — она застыла у окна, раздвинула шторы и отрешенно уставилась во мрак улицы.

— Если вы думаете, что они уже ищут вас… — начал он.

— Все это лишь галлюцинация, — ответила Прис. — Рой дал мне наркотик, и теперь мне кажется…

— П-п-простите?

— Ты действительно думаешь, что охотники существуют?

— Но мистер Бати сказал, что они убили ваших друзей.

— Рой Бати такой же псих, как и я, — сказала Прис. — Какое еще путешествие с Марса! Выдумки. На самом деле — побег из психиатрической клиники на Западном побережье — сюда, в Сан-Франциско. Мы все — шизофреники, страдающие маниями на почве эмоциональных расстройств. Это называется — сглаживание аффекта. Мы давно вместе, поэтому наше состояние отягощено групповыми галлюцинациями.

— Я не думаю, что вы говорите мне правду, — убежденно возразил он.

— Почему вы не верите? — Она как-то неестественно вывернула шею и внимательно на него посмотрела; взгляд ее казался столь пронзительным, что он весь затрепетал под ним.

— П-п-пытамушто в-вещи, ты-такое случается к-край-не редко, если ва-ваще случается. П-п-правительство никогда никого не убивает, ни за какие п-преступления, И мерсеризм…

— Но поймите, — тихо сказала Прис, — если вы не человек, то законы вас не защищают. И вы живете в ином мире.

— Нет, это не так, даже животные… даже угри и крысы, даже змеи и пауки… даже они неприкосновенны. Прис, продолжая неподвижно разглядывать Изидора, сказала:

— Значит, этого не может быть? Или может? Как вы сказали? Закон защищает даже животных? Закон защищает все живое? Все, что состоит из органических молекул, все что скачет и ползает, роет норы и летает, плавает и откладывает яйца или… — Она прекратила нескончаемые перечисления, потому что в квартире появился Рой Бати, он резко распахнул дверь в квартиру и вошел, а за ним тянулся длинный хвост разноцветных проводов.

— Насекомые, — продолжил он, ничуть не смутившись, что подслушал часть разговора, — особенно священны! — Сняв со стены гостиной картину, он прикрепил к гвоздю небольшое электронное устройство, отступил на шаг, оценивающе посмотрел на результат своей работы, затем вернул картину на прежнее место. — Теперь сигнальное устройство. — Он подтянул волочившиеся за ним провода, присоединил их к сложному устройству. Он подозвал Прис и Джона Изидора, показал им устройство, при этом продолжая улыбаться своей неестественной улыбкой. — Сигнализация. Провода запихнем под ковер. Они будут выполнять роль антенны и улавливать наличие… — он на секунду задумался, — разумного существа и фиксировать появление постороннего индивидуума.

— Ну и что делать, когда мы услышим сигнал? — спросила Прис. — Охотник вооружен пистолетом. Мы ведь не можем все сразу наброситься на него и заклевать до смерти?

— Мое устройство, — продолжал Рой, — снабжено «Пенфилдом». Сирена автоматически включит модулятор настроения, который вызовет у незваного гостя состояние страха и паники. Разве только он будет действовать чрезвычайно быстро, что не исключено. Но я установил «Пенфилд» на максимальную мощность. Человек не может находиться вблизи источника дольше двух секунд. После этого у человека проявляются симптомы панического состояния: он зацикливается на одних и тех же движениях, у него возникает непонятное возбуждение, а в итоге наступает мышечные и нервные судороги. — Рой подвел итог: — Что даст нам возможность прихватить его. Вероятно. Все зависит от того, в каком он физическом и психическом состоянии.

— А сигнал не повредит нам? — спросил Изидор.

— А он прав, — Прис посмотрела на Роя Бати. — Сигнал подействует на Изидора.

— Если да, что из того? — отмахнулся Рой, продолжая прикреплять провода к устройству. — Он выбежит из дома в панике, только и всего. А нам это даст время действовать. Охотники не станут убивать Изидора; его нет в их списке. Поэтому он — наше лучшее прикрытие.

— Ничего другого ты, конечно, придумать не мог, Рой? — резко произнесла Прис.

— Нет, — ответил он. — Не мог.

— В-возможно, з-завтра я д-достану оружие, — напомнил Изидор.

— Ты уверен, что система не будет реагировать на Изидора? — спросила Прис. — В конце концов, он ведь… ну, сам знаешь.

— Я добавил в устройство компенсирующую схему, которая не станет аналогизировать его личные эманации, — объяснил Рой. — Сигнал тревоги прозвучит только при появлении человека, настоящего человека. — Нахмурившись, он внимательно посмотрел на Изидора, даже не задумываясь над тем, что только что сказал.

— Вы — андроиды, — произнес Изидор. Но он уже не боялся; ему было уже все равно. — Теперь я понимаю, почему они хотят убить вас, — добавил Изидор. — Вы действительно неживые. — Теперь ему стало все совершенно ясно. Охотник за премиальными, убийство их друзей, бегство на Землю, приготовления и предосторожности…

— Употребив слово «человек», — Рой Бати пояснил Прис, — я использовал неточный термин.

— Может, и так, мистер Бати, — вздохнул Изидор. — Но какая, собственно говоря, разница? Лично для меня? Я хочу сказать: я — специал; и не то чтобы надо мной очень уж издевались, но я, по крайней мере, не смогу эмигрировать. — Он почувствовал, что его понесло, как folletto [Folletto — сумасброд (итал.)]. — Вы не можете прилетать сюда, я не могу улететь… — Он одернул себя, замолчал. После некоторой паузы Рой Бати лаконично сообщил Изидору:

— Вам бы не понравился Марс. Можете считать, что вы ничего не потеряли.

— Я с удивлением раздумывала, сколько времени тебе понадобится, — Прис повернулась к Изидору, — чтобы разобраться. Мы сильно отличаемся от людей, да?

— Возможно, это и есть та ловушка, в которую попали и Гарленд, и Макс Полоков,

— уточнил Рой Бати. — Они были так чертовски уверены, что никто ничего не заметит. Как и Люба.

— Вы слишком умны! — Изидор очень удивился, неожиданно разобравшись в них, удивился, почувствовав необычайный прилив сил и радости. Восхищения и признательности. — Вы оперируете абстрактными понятиями, и вы не… — Он запутался, он не мог подобрать соответствующие слова, чтобы состыковать их в понятные предложения. Обычная история для Изидора. — Моя мечта — иметь такой же ум, как у вас, чтобы пройти тест, чтобы меня не называли пустоголовым. Я считаю вас, если можно так сказать, своими родителями; и я стараюсь многому у вас научиться… Через несколько минут, закончив работу, Рой Бати сообщил:

— Все готово.

— Но он все еще не понял, — сказала Прис, голос ее прозвучал с надрывом, но очень громко, будто она надеялась, что звук заглушит неприятные воспоминания,

— как нам удалось сбежать с Марса. И что для этого пришлось сделать.

— Но у нас не было иного выхода, — проворчал Рой Бати. Около распахнутой двери в холл стояла Ирмгард Бати; они обратили на нее внимание, только когда она присоединилась к общему разговору.

— Ну, не думаю, что нам стоит беспокоиться из-за мистера Изидора, — честно призналась она; торопливо подошла к нему, заглянула Изидору в лицо. — С ним они обращались так же плохо, как с нами; его не интересует, как нам удалось сбежать с Марса; он знает нас, и мы ему нравимся, а наша эмоциональная поддержка значит для него больше, чем все остальное, вместе взятое. Конечно, нам непросто понять его, но я все говорю правильно. — Потом она, стоя почти вплотную, вновь обратилась к Изидору, внимательно на него глядя. — Ты можешь заработать чертову уйму денег, если сообщишь в полицию. Ты понимаешь? — Резко повернувшись, она сказала мужу: — Он все понимает, но он нас не выдаст.

— Вы настоящий человек, Изидор, — сказала Прис, — вы гордость расы людей.

— Будь он андроидом, — откровенно признался Рой, — нас бы прихватили завтра утром за десять минут. Он бы отправился на работу, и… охотники тут как тут. Я благодарен ему. — Изидор не мог понять, серьезно говорит Рой или, как обычно, насмехается над ним. — Мы не надеялись встретить на Земле друзей. Даже одного друга. Мы ожидали натолкнуться на толпу враждебных лиц, на ненависть и злобу, направленные против нас. — Рой скорее закашлялся, чем рассмеялся.

— Я абсолютно спокойна, — заявила Ирмгард.

— Вместо того чтобы дрожать от страха, — заявил Рой.

— Давайте проголосуем, — предложила Прис, — как мы поступили на корабле, когда не могли договориться.

— Хорошо, — согласилась Ирмгард. — Я молчу. Но предупреждаю: нет другого человеческого существа, которое пустит нас к себе и поможет нам. Ведь мистер Изидор просто… — Она запнулась, подбирая слово.

— Специал, — подсказала Прис.


Глава 13 | Мечтают ли андроиды об электроовцах? | Глава 15