home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двенадцатая

Жук сиял как медный котелок.

– Что ни говори, а Чубайс был прав. По две «Волги» за один ваучер...

Все правильно, за одну приватизационную бумажку он платил трудягам ровно столько, сколько в «Детском мире» стоили две дешевые игрушечные машинки.

Жук развернул бурную деятельность. Скупал ваучеры, паковал их в чемоданы. Родион занимался нефтью. Держал на прицеле соответствующие предприятия. Как скоро их будут приватизировать, он точно не знал. Зато готовил под них ваучеры, наличность, обрабатывал дирекцию. Ну и, конечно же, продолжал заключать сделки и переправлял товар на Запад. Импортом торговал вовсю. Жека насел на местных чиновников, ведающих вопросами приватизации. За живые деньги скупал помещения под магазины, рестораны, под все такое прочее... Словом, их общее дело крутилось на больших оборотах. И с каждым днем набирало мощность.

– Да с работягами проблем нет, – кивнул Жека. – С ними просто – ты им бабки, они тебе ваучер... С Боксером посложней.

– Что такое? – напрягся Родион.

– Тут кинотеатр на Ленинском. Боксер на него глаз положил. Я с Тульцевым насчет него договорился. На лапу ему дал, все такое. Ну все, думаю, здание наше...

– А что, разве оно не наше?

Кинотеатр на Ленинском проспекте – это не абы что. Новое, современное здание с большим и малым залом, с просторным вестибюлем. Его еще в прошлом году собирались в эксплуатацию запустить. Еще бы чуть-чуть, и закончили. Но не хватило финансирования, чтобы устранить недостатки. Кинотеатр остался мертвым грузом на городском балансе. Было принято решение выставить его на торги. Но Жека тут как тут. Поговорил с кем надо, отстегнул, сколько просили. И все, никаких конкурентов. Кинотеатр вот-вот должен был отойти к ним. На законных основаниях. А виды на него у Родиона большие. Центр города, отличное место. Цены этому кинотеатру не будет, если переоборудовать его под ночной клуб с казино. А тут, оказывается, какие-то проблемы.

– Да Боксер не в тему выеживается. Волну поднять хочет. Мол, на каких это основаниях кинотеатр нам отходит. Грозится прокуратуру подключить...

Родион помрачнел.

– Оборзел Боксер. По тупости своей на грубость нарывается? Или специально?

До сих пор их интересы в сфере приватизации не пересекались. Боксер делал бизнес в своем районе, Родион в своем. Кинотеатр – это его территория. Значит, Боксер вонять не должен. Но, видно, мало ему своего. На чужое полез.

– «Стрелу» надо забить, – сказал Жук.

– Да, поговорить с ним нужно, – кивнул Родион.

Можно было с Горобцом состыковаться, чтобы он развел их с Боксером по понятиям. Но вор сидел в тюрьме. Или натурально под ментовскую раздачу попал, или нарочно на нее нарвался, чтобы на «кичу» попасть. Горобец за городом с «крытки» смотрел. Только ни у Родиона, ни у Боксера не было никакого желания ехать в СИЗО на воровской суд. Хотя возможность была.

– Сами разберемся. «Стрелу» Боксеру забьем, все как положено, – решил Родион.

Они не находятся в состоянии войны. Поэтому лучше встретиться с Боксером где-нибудь в ресторане. Поговорить с ним в тихой, мирной обстановке. Война никому не нужна. Вопрос с кинотеатром можно решить дипломатически...

А если Боксер хочет войны? Что, если кинотеатр всего лишь повод для кровопролития?

Что ж, Родион не кисейная барышня. Он не жаждет вражеской крови, но всегда готов ответить ударом на удар. Для этого у него есть все... Но лучше, конечно, обойтись без войны...


* * * | Я не бандит | * * *