home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Кейт уже взялась за ручку двери, но приостановилась. Сейчас она окажется лицом к лицу с фактически незнакомым человеком. Человеком, с которым она в момент явного безумия согласилась провести ночь. Наконец она растянула губы в при-ветливой улыбке, на случай если он собрался сразу же поцеловать ее в знак приветствия, и спокойно отступила на три шага, одновременно открывая дверь.

На пороге возникла высокая фигура Митчела. Одетый в простые черные слаксы и черную тенниску, подчеркивающие загар и придающие глазам цвет синей стали, он выглядел убийственно красивым и невероятно сексуальным.

Кейт осторожно отступила еще на шаг.

— Вижу, вы вовремя, — жизнерадостно объявила она.

Он немного помедлил, измеряя взглядом расстояние, которое она так поспешно установила между ними, прежде чем понимающе кивнуть и медленно ступить в комнату.

— Пунктуальность — одна из моих немногих добродетелей, — пожал он плечами, словно между делом оглядывая комнату. Очевидно, он сразу заметил синюю сумку, после чего перевел взгляд на стоявшего перед ним пса. — Как Макс?

— По-моему, чудесно. Надеюсь, в вашей сумке лежат ошейник и поводок. Мне пришлось связать два пояска от халатов, чтобы вывести его сегодня утром.

— Я заметил. Выглядит он так, словно сбежал с собачьего курорта, — пошутил Митчел, вручая ей пакет.

На нее внезапно нахлынули воспоминания о вчерашних шутках и дружном смехе… нахлынули и утопили неловкость, которая все утро не давала ей покоя.

— Я запру двери, — вызвался Митчел, направляясь к террасе.

— На столе много чего осталось от завтрака. Если хотите есть, не стесняйтесь, — бросила Кейт ему в спину, разворачивая плоский, почти невесомый бумажный пакет.

— Я не смог найти магазин товаров для животных, а времени уже не оставалось, так что пришлось купить это, — сообщил он, выходя на террасу и поднимая крышки на блюдах.

Кейт извлекла из свертка два невероятно безвкусных галстука. Где он их только раздобыл? Один — с рисунком из пальмовых листьев, другой — с пронзительно-желтой надписью «Сен-Мартен» на ярко-синем фоне. Кейт, едва сдерживая смех, села на корточки перед Максом, загородила его от Митчела и быстро сняла поводок. Она научилась завязывать виндзорскийузел, когда на студенческих каникулах работала в ресторане, и сейчас, ловко работая пальцами, завязала галстук с пальмами на шее Макса.

Оглянувшись, она увидела, как Митчел закрывает крышкой блюдо.

— Назовите меня чересчур брезгливым, — пробурчал он, — но я отказываюсь грызть уже кем-то объеденную кость от бифштекса.

С этими словами он закрыл и запер дверь террасы, как раз в тот момент, когда она расправила концы галстука, сняла солнечные очки и пристроила на макушке Макса, предварительно погладив его, чтобы он не вздумал их стряхнуть.

— Не уверена, что имидж туриста лучше, чем имидж курортника, — заметила она, когда Митчел остановился у нее за спиной, и, быстро повернувшись, отступила в сторону.

— По крайней мере галстуки ничего не весят… — начал он, но тут же согнулся пополам от хохота и весело покачал головой: — Ну и ну!

Кейт, не сводя с него глаз, улыбнулась и почувствовала, как очарование вчерашней ночи вновь завладевает ею. Очевидно, он тоже это ощутил, потому что легко обнял ее за талию и хрипловато прошептал:

— Привет!

— Привет! — повторила она.

Звякнул телефон, и она подскочила от неожиданности, но тут же виновато оглянулась. Митчел поморщился. Нужно же было чертову адвокату позвонить именно в это время! Вместо того чтобы поцеловать ее, как он намеревался, пришлось опустить руки и отойти.

— Пойдем отсюда, — сурово приказал он.

Кейт послушно кивнула и нагнулась, чтобы снять галстук с Макса, после чего связала концы галстуков. Получился длинный многоцветный поводок.

— Ему было явно не по себе, когда я вывела его в сад. Бедняга не привык ходить на поводке, — сообщила она Митчелу, когда они шли к главному зданию отеля. — Но он ни разу не попытался убежать от меня. — Что доказывает его способность оценить хороший бифштекс, — кивнул Митчел, но про себя заметил, что большой пес спокойно идет рядом с новоявленной хозяйкой, не пытаясь натянуть поводок. Поразительно, как легко дикий бездомный зверь готов подчиняться этой девочке. Очевидно, Кейт Донован производила то же воздействие на всех «бродячих» особей мужского пола, как людей, так и собак. — Будем надеяться, что он так же смирно влезет в машину, а после и на катер, — добавил он.

Митчел уже поднял крышу кабриолета, чтобы собака не смогла выпрыгнуть на ходу. Но никакие уговоры и даже толчки не могли заставить Макса войти внутрь. Бросив свою сумку в багажник, Митчел подошел было к дверце, чтобы помочь Кейт, но вскоре отодвинулся, любуясь редкой сценой. Кейт нагнулась над Максом, стараясь поставить его передние лапы на днище машины, и Митчел впервые увидел, какой восхитительной выглядит Кейт Донован сзади в облегающих джинсах.

— Если вы сядете первой, Макс не будет так бояться, — посоветовал он.

План сработал, и Митчел закрыл за псом дверь, после чего обошел машину и открыл дверь со стороны водителя, чтобы Кейт смогла выбраться с заднего сиденья и перейти на переднее.

Сидя на парковке отеля, детектив Чиддресс увидел, как машина Уайатта отъезжает от обочины, взглянул на часы, потянулся за журналом наблюдений, лежавшим на сиденье маленького белого прокатного автомобильчика, и отметил время отъезда. Из вестибюля вышел детектив Макнил и рысцой потрусил по дорожке.

— Узнал, кто эта рыжая? — спросил Чилдресс, включая зажигание, едва Макнил успел прыгнуть в машину.

— Пока что нет. Швейцар отшил меня, в точности как вчера управляющий и второй швейцар. Давать имена постояльце в идет вразрез с политикой отеля.

Кабриолет Уайатта уже сворачивал на шоссе, и Чилдресс резко увеличил скорость.

— А ты сунул швейцару пять баксов, перед тем как расспрашивать?

— Ха! Не пять, а десять, — хмыкнул Макнил, — и это все, чего мне удалось добиться за такие деньги. Однако сегодня дежурит помощник управляющего, мистер Орли, а он сейчас крайне расстроен. Пока я торчал в вестибюле, прибыли некие Уэйнрайты, а он никак не мог докопаться, какие номера предназначены для них. Наконец, уладив все, он послал за рассыльным проводить их на виллу и обратился к ним «мистер и миссис Рейнрайт». Я не стал расспрашивать его о рыженькой, потому что он все равно бы не сказал, но, может, «мистер Уэйнрайт» сумеет что-то из него вытянуть.

Макнил немедленно вытащил из кармана мобильник и набрал номер клуба «Айленд».

— Я бы хотел поговорить с мистером Орли, — сказал он портье.

После долгого ожидания трубку поднял Орли, судя по голосу, такой всполошенный и расстроенный, что, не делая пауз, громко затараторил:

— Это мистер Орли, простите, что заставил ждать, чем могу служить?

— Это Филип Уэйнрайт, — солгал Макнил, пытаясь изобразить властный тон человека, готового, однако, посмотреть сквозь пальцы на сегодняшние неприятности с процедурой вселения в отель, если управляющий не посмеет ему перечить. — Когда мы с женой шли на завтрак, нам встретилась молодая женщина, которая поздоровалась с нами как со старыми знакомыми. Мы вспомнили, что прошлой весной провели с ней приятный вечер, и решили пригласить ее выпить коктейль на пляже, но, как ни старались, не смогли припомнить ее имя. У нее рыжие волосы, и, кроме того, она упомянула, что остановилась на вилле номер шесть. Как ее зовут, черт возьми?

— Мне очень жаль, мистер Уэйнрайт, но правила отеля строго запрещают сообщать имена гостей кому бы то ни было.

— Я не «кто бы то ни было», а тоже гость! — негодующе воскликнул Макнил. — И позвольте мне поговорить с Мо-рисом, — потребовал он, прекрасно зная, что управляющий отсутствует. — Я много лет его знаю, и он не задумался бы сказать, кто она!

Помощник управляющего поколебался.

— Морис уехал… однако если вы уверены, что он не задумался бы вам сказать…

Макнил улыбнулся, услышав шелест переворачиваемых страниц, но, к сожалению, Орли ничем не смог его обрадовать.

— Вилла номер шесть зарегистрирована на джентльмена, а имя леди даже не упоминается. Простите, но мне звонят по другой линии…

— А имя джентльмена? — быстро спросил Макнил. — Это скорее всего его жена.

— Его зовут Бартлетт, и не хочу показаться грубым, но я действительно должен ответить на звонок…

— Ну? — с надеждой спросил Чилдресс. Макнил закрыл телефон и сунул в карман.

— Виллу номер шесть снял некий Бартлетт. Имя дамы нигде не записано.

Движение на острове было небольшим, и черный кабриолет ушел от них всего на милю.

— Бьюсь об заклад, Уайатт движется к Блоуин-Пойнт, — предсказал Чилдресс, имея в виду причал, откуда паромы и туристические суда забирали пассажиров и возвращали их на остров. И верно, через минуту у черного кабриолета замигал правый поворотник. — Черт, я был прав. Уайатт направляется прямо к Блоуин-Пойнт, и нам суждено очередное плавание на чертовой шлюпке. Меня уже тошнит.

— Прими таблетку.

— Не могу, меня от них в сон тянет.

—Тогда нужно было принять одну прошлой ночью, вместо того чтобы выхаркивать свои внутренности, перегнувшись через борт шлюпки.

— Когда будешь докладывать окружному прокурору Эллиоту, не забудь сообщить, что если нам придется сегодня спать в лодке, потому что яхта Уайатта стоит посреди гавани, потребуется катер побольше, а не такая скорлупка, которая подпрыгнвает как бешеная, даже если по воде идет просто рябь. Я еще смирился бы с морской болезнью при условии, что придется терпеть не больше чем полчасика, пока мы гоняемся за ним с острова на остров, но я не могу выполнять работу, когда меня всю ночь выворачивает наизнанку.

Макнил мгновенно сник, потому что второго такого мастера наружного наблюдения, как Чилдресс, было трудно найти, особенно если речь шла о преследовании машины. За рулем ему не было равных, и он легко обходил любую пробку, лавировал, вливался в поток и отрывался от общей массы машин. Кроме того, он каким-то шестым чувством угадывал, куда собирается свернуть Уайатт и когда можно спокойно держаться на расстоянии, подальше от его зеркальца заднего обзора.

Поэтому Чилдресс в основном водил машину, а Макнил управлял катером. Из предосторожности они каждый день брали новую машину и новый катер, но Макнил был гораздо больше уверен в способности Чилдресса выполнять работу, чем в своем умении управлять судном чуть подлиннее, чем двадцатичетырехфутовое рыболовное суденышко с подвесным мотором, которое они арендовали сегодня.

— А какая лодка сегодня у Уайатта? — спросил Чилдресс, включая правый поворотник.

— Не знаю. Тридцать шесть — тридцать восемь футов.

— Если мне придется снова спать в шлюпке, я желаю такую же, — объявил Чилдресс и, подождав, пока Макнил повернулся к нему, упрямо добавил: — Я не шучу, Мак.

Макнил открыл было рот, чтобы отпустить шуточку, но прикусил язык. На лбу Чилдресса уже выступили капли пота только при мысли об очередной поездке по морю, и, несмотря на свежеприобретенный загар, кожа казалась серовато-земной. Вместо того чтобы признаться в полном неумении управлять большим катером, Макнил ободряюще объявил:

— Утром Уайатт оставил вещи в отеле на Сен-Мартене. Вряд ли он собирается ночевать сегодня на яхте Бенедикта.


* * * | Еще одно мгновение, или Каждый твой вздох | Глава 14



Loading...