home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 47

Удобно расположившись в кресле, лицом к двери, Митчел со своего наблюдательного пункта продолжал рассматривать квартиру, о которой Кейт рассказывала на Ангилье. Совершенно не похожа на темное маленькое жилище, которое он представлял. Очевидно, его расширили и отремонтировали, все было новым и ярким, включая резьбу по дереву и окна с мелкими переплетами, идущие по трем сторонам квартиры и частично прикрытые светлыми гардинами, раздвинутыми и подхваченными лентами.

Квартира представляла большой прямоугольник, занимавший целый этаж здания. Современная кухня с новейшими приборами и гранитными столешницами была отделена от гостиной большой стойкой с четырьмя табуретами. Гостиная была достаточно просторна, чтобы вместить пару кожаных диванов, между которыми стоял журнальный столик Диваны были расположены под прямыми углами к большому легкому креслу, в котором сидел Митчел. За гостиной находилась большая игровая зона с детскими стульями и столиками, школьной доской и длинными ящиками для игрушек у подоконников, одновременно служивших и сиденьями. Коридор, проходивший параллельно лестнице, вел к спальням.

Митчел взял экземпляр журнала «Гурме» с приставного столика и стал листать отчасти для того, чтобы не дать священнику возможности цитировать Писание, читать мораль и затрагивать другие темы, интересующие служителей церкви, и отчасти для того, чтобы не смотреть в сторону кухни. Не пытаться представить семилетнюю девочку, распростертую на старом деревянном столе, подобно салунной певичке на рояле.

В комнате воцарилась тишина, и Митчелу неожиданно захотелось встать, пройти в игровую зону и взглянуть на вещи сына.

Но уже через минуту все изменилось. По лестнице трусцой взбирался Макнил, пыхтя и отдуваясь. Зато вид у него был торжествующий.

Он подошел прямо к Грею Эллиоту и стал шепотом что-то докладывать. Выслушав ответ, он кивнул и поспешил вниз. Эллиот поднялся и подошел к Митчелу. К величайшему изумлению последнего, он обратился не столько к отцу Доновану, сколько к нему:

— Кажется, у нас прекрасные новости. Родители молодой девушки, которая ходит на групповую психотерапию вместе с Билли Уайаттом, недавно увидели объявление о пропаже ребенка. Дело в том, что их дочь сегодня полдня просидела в гостевом домике, приглядывая за маленьким мальчиком, якобы сыном подруги. Они уверены, что это Дэнни. Мы немедленно выслали туда машины и минут через десять точно узнаем, он ли это. А пока не стоит ничего говорить Кейт. Кто знает, что с ней будет, если надежды окажутся напрасными. Она в очень тяжелом состоянии. До звонка похитителей еще целый час. Лучше посидеть спокойно, без лишнего шума, делая вид, что ничего не случилось. Кто знает, а вдруг похитители наблюдают за происходящим из окон другого здания?..

Отец Донован кивнул, но Эллиот явно ждал ответа Митчела. Очевидно, он относился к нему с уважением, подобающим настоящему отцу мальчика, что шокировало Митчела, поскольку в последний раз расстались они отнюдь не друзьями.

— Похоже, так будет лучше всего, — согласился Митчел и, не в силах противостоять искушению, поднялся и напра— вился в игровую зону. Рассмотрел каракули на доске и решил, что художник из сына вряд ли выйдет. И поскольку, кажется, никто не обращал на него внимания, он нагнулся и открыл крышку одного из сидений. Ящик был набит игрушечными грузовиками и машинками. Из этого Митчел заключил, что будущее сына, возможно, связано с транспортной индустрией. Он не знал, что сын разделяет его любовь к самолетам, пока не заглянул во второй ящик. Там, кроме других игрушек, оказалось с полдюжины самолетов, все реактивные. Ни одного с пропеллером, и ни одного вертолета. Митчел с детства увлекался реактивными самолетами.

Он посмотрел на часы, гадая, почему полицейские так долго не могут подтвердить, действительно ли Дэнни держат в гостевом домике.

Но через четверть часа на лестнице поднялась суматоха, и Эллиот, вскочив, почти побежал к двери.

— Какого черта вы не позвонили? — рявкнул он, но в голосе не звучало надлежащей злости, и Митчел, мгновенно напрягшись, выпрямился.

Эллиот снова появился в гостиной, улыбаясь во весь рот и неся на руках малыша. Отец Донован подошел к двери спальни и крикнул:

— Кейт, немедленно выходи! Кто-то очень хочет тебя видеть!

Эллиот поставил ребенка на пол как раз в тот момент, когда из коридора вышла Кейт. В гостиной появлялись все новые и новые люди: вопили, орали, плакали от радости.

— Дэнни! — охнула Кейт, и ребенок громко засмеялся. Мать, разразившись слезами, бросилась перед ним на колени. — Дэнни, — прошептала она и, проведя ладонями по еголицу и груди, стиснула в яростных объятиях. — Дэнни, Дэнни, Дэнни…

Имя ребенка в ее устах звучало как молитва, и у Митчела перехватило горло. За всю свою жизнь он не видел столь откровенного проявления материнской любви, тронувшего сердце и оставившего отпечаток в мозгу. Он с трудом осознавал, что рыдающая счастливая мать, крепко сжимавшая сына, — та женщина, которая когда-то лежала в его объятиях на Сен-Мартене.

Кейт подхватила сына и отнесла к двери, чтобы показать собравшейся толпе. Только сейчас до Митчела дошло, что люди были одеты либо в белое, как повара, либо в черное, как официанты.

— Кейт, — прошептал отец Донован, — думаю, Митчел имеет право побыть наедине с тобой и Дэнни.

Кейт тупо уставилась на него, медленно выплывая из бездумной эйфории.

— Я забыла, — сказала она вслух, словно не веря, что действительно могла забыть о присутствии Митчела. Или о том, как велела ему убираться из спальни Дэнни. Или о том, как через два часа после ее звонка Мэтгу Фаррелу он послал адвокатов с десятью миллионами долларов выкупа.

Красная от стыда, она обвела взглядом счастливые лица в поисках одного, жесткого и неулыбающегося. Но не нашла.

Она повернулась, не выпуская Дэнни из рук, и увидела Митчела, стоявшего в дальнем конце комнаты. Он молча ждал, сунув руки в карманы. Ждал встречи с сыном.

Благополучное возвращение Дэнни стало самым счастливым мгновением в жизни Кейт. Вернее… вернее, вторым самым счастливым мгновением. И это было очень странно. Она никогда не позволяла себе надеяться на новую встречу с Митчелом или на то, что он захочет повидать сына, но чудеса случаются. Он здесь. Рядом.

С мыслями о Митчеле Кейт поблагодарила собравшихся за их молитвы и подождала, пока дядя проводит всех вниз. Обняла на прощание Грея Эллиота, а тот пообещал позвонить, как только Билли Уайатта задержат и привезут в участок. Детектив Макнил смущенно покраснел, когда она порывисто поцеловала его в щеку.

Наконец она закрыла дверь и опустила Дэнни на пол. Он выглядел сонным, взъерошенным и немного помятым. Поэтому она наклонилась, пригладила его волосы и расправила рубашку и джинсовый комбинезончик. И скорее почувствовала, чем услышала, как Митчел шагнул вперед.

— Прежде чем познакомить тебя с сыном, — начала она, оглядываясь и словно впервые видя красивое лицо того, кого она едва различала сквозь слезы всего полчаса назад, — я хочу кое-что прояснить.

— Что именно? — бросил он, и сердце куда-то покатилось при звуках памятного любимого голоса.

— Во-первых, извини за то, что выгнала тебя из спальни. Мне было так плохо, что я не могла ни думать, ни видеть, ни слышать. Честно говоря, в этом ужасном отупении я совсем забыла, что ты здесь.

— Что же, ты была права, — бесстрастно заметил он.

— И во-вторых, — продолжала она, вставая и намеренно загораживая собой Дэнни, — приготовься к некоторому потрясению.

— Это еще почему?

Глаза Дэнни сами собой закрывались, но любопытство и желание увидеть обладателя незнакомого голоса перевесили. Он попытался выглянуть из-за ног матери, но не успел.

Вместо ответа Кейт еще раз пригладила кудри сына и с гордостью объявила:

— Митчел, это твой сын, Дэниел Митчел Донован. Я хочу, чтобы ты знал, как его зовут, но думаю при этом, что ты узнал бы его даже в толпе, так что представлять его не надо.

Взяв мальчика за руку, она отступила, чтобы Митчел смог наконец понять, о чем идет речь.

Сцена, последовавшая за этим, оказалась настолько трогательной, что Кейтв который раз за этот день залилась слезами. Митчел с выражением, весьма напоминавшим благоговейно-счастливое, во все глаза смотрел на свою миниатюрную копию и, похоже, не верил тому, что видит.

Дэнни, задрав голову, точно с таким же выражением разглядывал высокого незнакомца. Но вскоре ему стало не по себе от столь пристального изучения. Маленький подбородок задрожал, и Дэнни покрепче ухватил мать за руку, явно готовясь зареветь.

— Все хорошо, милый. Все хорошо, — успокоила его Кейт. — Как насчет того, чтобы пожать друг другу руки?

К ее невероятному изумлению, Митчел посчитал, что она успокаивает его, и поэтому он, благодарно кивнув, шагнул вперед и протянул Дэнни свою большую руку. Дэнни торжественно вложил в нее маленькую ладошку, и пальцы Митчела рефлекторно сжались и разжались, словно он боялся причинить малышу боль.

Он совсем не умел обращаться с детьми и сейчас понятия не имел, что делать дальше. Это немного встревожило Кейт, но тут Митчел присел на корточки и, словно на него снизошло вдохновение, широко улыбнулся сыну и похвастался:

— У меня есть самолет.

— У меня тоже. Много, — не сдавался Дэнни, в свою очередь, улыбаясь отцу.

— Я люблю реактивные, — хрипло прошептал Митчел.

— Я тоже, — удивился сын.

— И сколько их у тебя?

Дэнни поднял ручонку, растопырил пальцы и гордо провозгласил:

— Вот! Целых пять!

И поскольку незнакомец, кажется, напрочь лишился дара речи, Дэнни, в свою очередь, поинтересовался:

— А у тебя сколько?

— Всего один, — развел руками Митчел и поднял палец. Кейт поспешно отвернулась, боясь, что выдаст обуревавшие ее чувства.

Дэнни стал показывать Митчелу игрушки, и тот старательно восхищался каждой. Но вскоре стало ясно, что мальчик засыпает на ходу и его нужно срочно вести в спальню.

— Хочешь уложить Дэнни в постель, когда я его искупаю? — неожиданно спросила она.

— Спасибо, — просто ответил он.

— А пока ты будешь его укладывать, я приму душ и переоденусь, — решила Кейт и за руку повела Дэнни в ванную.

— Есть у меня шанс немного поесть, когда Дэнни заснет? — окликнул ее Митчел.

— Вполне реальный, — заверила Кейт. — Это все же ресторан…

Она вдруг осеклась. По спине прошел ледяной озноб.

— Но наверху нет никакой еды, — пробормотала она с таким страхом, что Митчел насторожился.

— Как ты сказала, это все же ресторан.

— Я не могу оставить Дэнни одного. Даже если бы он был достаточно взрослым, все равно не могу. После того, что случилось сегодня…

— Он не будет один. Внизу сидит телохранитель, который не оставит Дэнни ни на минуту, пока Билли Уайатт не окажется в тюрьме. И не важно, сколько времени для этого потребуется.

Кейт нахмурилась, не слишком одобряя присутствие телохранителя в доме все двадцать четыре часа в сутки, но прежде чем успела высказать свое мнение по этому поводу, Митчел непререкаемо бросил:

— Это не подлежит обсуждению, Кейт.


Глава 46 | Еще одно мгновение, или Каждый твой вздох | Глава 48



Loading...