home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 48

— Тебе повезло, — шепнула Кейт. — В кухне все еще горит свет.

— С каких пор это считается удачей? — удивился Митчел, следуя за ней по широкому коридору, где с обеих сторон располагались офисы.

— Просто это означает, что кто-то готовит нам ужин, и этот ужин наверняка будет съедобным, — пояснила она, бросив через плечо смеющийся взгляд и распахивая широкие двери из нержавеющей стали, скрытые за антикварным дубовым экрадом с инкрустацией черного дерева. Митчел увидел небольшую компанию, по-видимому, все еще праздновавшую благополучное возвращение Дэнни. Вместо того чтобы идти за Кейт, он вернулся в коридор, где висели фотографии в рамках, таблички и вырезки из газет и журналов, которые он успел заметить, пока шел сюда.

Выставка показалась ему весьма впечатляющей, судя по многочисленным наградам, которые получил ресторан, и статьям, посвященным самим владельцам. Экспонаты были расположены в хронологическом порядке, так что он добрался до хвалебных рецензий о Кейт, только оказавшись в самом конце коридора. Судя по статьям, Кейт еще больше повысила репутацию ресторана, а прочтя последнюю, Митчел ощутил странную гордость, хотя, если разобраться, какое ему дело до того, что ее назвали чикагским ресторатором года?

Кейт вернулась с кухни, когда он еще только дочитывал статью из «Трибюн». Он лишь сейчас заметил, что на ней рыжевато-коричневые джинсы и зеленый свитер того же цвета, что и глаза, с широким вырезом лодочкой, то и дело норовившим обнажить плечи. Длинные волнистые волосы и мягко покачивающиеся на ходу бедра придавали ей вид женственный, величественный и одновременно неотразимо сексуальный.

— Помню, как ты тряслась от страха, что не сможешь управлять рестораном, — заметил Митчел, кивнув в сторону статьи, — но взгляни только, чего добилась!

— Первые несколько месяцев я натворила дел и наверняка бы сдалась, если бы не Дэнни. Я должна была добиться всего ради нас обоих, — пояснила она, прежде чем повести его в ближайшую к входу часть ресторана.

Они прошли мимо стола метрдотеля, Кейт щелкнула выключателем, и мягкий свет озарил стильный вестибюль с резной стойкой бара, занимавшей две стены. Несмотря на размеры, помещение было очень уютным.

— Я попросила Тони принести ужин сюда, — бросила она на ходу. Направляясь к бару, Митчел неожиданно вспомнил, ак она выглядела за столом на вилле во время ужина при свечах у моря. Теперь, глядя на нее, он понял, почему в ту ночь она казалась такой хладнокровной и уверенной в себе.

Кейт украдкой наблюдала, как он осматривается. Поверить невозможно, что Митчел стоит всего в нескольких футах от нее! День, начавшийся жутким кошмаром, заканчивался как лучший в ее жизни. Он успел снять наверху галстук и пиджак, закатать рукава, и это еще больше усиливало ощущение скрытого притяжения и вновь зародившейся приязни. Правда, Кейт не менее остро чувствовала, что эти отношения пока еще очень хрупкие, почти несуществующие. Рожденные иллюзией и тоской по Дэнни, они тщательно поддерживались негласным соглашением избегать любых разговоров о прошлом.

— Хочешь выпить? — спросила она, зайдя за стойку. Митчел молча кивнул. Кейт очень хорошо помнила, что Митчел предпочитает водку, но решила сделать вид, что они только познакомились:

— Что будешь пить?

Митчел перевел на нее взгляд:

— Ты прекрасно знаешь, что именно.

Всего пятью словами он намеренно сорвал все покровы притворства и толкнул их обоих в предательские зыбучие пески, именуемые их общим прошлым. Кейт потрясенно застыла, но, к счастью, сумела взять себя в руки.

— Ты по-прежнему крайне самоуверен, — упрекнула она, потянувшись за бутылкой лучшей водки.

— А ты по-прежнему неотразима.

Рука Кейт на миг замерла на горлышке бутылки. Осторожно сняв ее с полки, она взялась за стакан.

— Я не думала, что ты считаешь меня красивой.

— Черта с два ты не думала!

А вот это совершенно новый тон. Вовсе не из их прошлого. Кейт налила ему водку с тоником, положила ломтик лайма, как на Ангилье, и решила — учитывая направление, которое приняла их беседа, — что ей тоже следует выпить.

Болезненные вопросы теснились в мозгу, вопросы, которые она не желала задавать, ответы на которые не хотелось слышать и которым вряд ли поверит, даже услышав. Она была так счастлива и благодарна за все, что он сделал сегодня… так поражена нежностью в его глазах при виде сына, что уж лучше подавить эти эмоции, оставить Митчела в покое.

— Не сделаешь мне одолжение? — с улыбкой спросила она, протягивая ему стакан.

— Смотря какое, — осторожно ответил Митчел, хотя уже знал, о чем она попросит. Ее взгляд, как и раньше, был честным и откровенным, и в глубине души он был склонен согласиться с просьбой. Однако какой-то внутренний голос упрямо возражал, вызывая внутреннее сопротивление.

— Пожалуйста, давай не говорить о прошлом. И ни о чем не вспоминать.

Но Митчел взглянул ей прямо в глаза и почти грубо спросил:

— Почему, черт возьми, ты вообще могла согласиться выйти замуж за такую шваль, как Эван Бартлетт?

— Это что, очередной разговор по душам, где ты ведешь допрос, а на мою долю достаются ответы? — мрачно осведомилась она.

Загадочная улыбка коснулась его губ. Голос неприметно смягчился:

— Нет.

— Тогда начинай первым, — велела она.

Митчел кивнул, сделал глоток и оперся правым локтем о стойку.

— Задавай свой вопрос.

Кейт не хотела его сговорчивости. Ей всего лишь требовалось сохранить мир между ними.

— Нет у меня вопросов, — солгала она.

— В таком случае отвечай на мой. Почему, черт возьми, ты вообще могла согласиться выйти за такую шваль, как Эван Бартлетт?

— Боюсь, тебе будет не слишком приятно это слышать, — вздохнула Кейт, показывая на столик у окна и направляясь прямо туда. — Не уверена, что могу привести хотя бы одну вескую причину, по которой я обручилась с Эваном. Скорее, это неудачное сочетание всех тех подробностей, что я узнала о тебе. Оно и привело к нашей помолвке.

— Обо мне? — скептически обронил он.

— Именно о тебе, — подтвердила Кейт, глядя на него с недоуменной грустью. — Скажи, разве тебе доставило удовольствие узнать, что я была полностью и абсолютно очарована и одурачена тобой? Как ты можешь быть таким талантливым и необыкновенным во многих отношениях и в то же время… таким бессердечным эгоистом?

— На это мне очень трудно ответить, но обещаю серьезно подумать, как только пойму, к чему ты клонишь. Кстати, к чему ты клонишь? — резко спросил он.

Изнемогая от тоски и отвращения, Кейт неожиданно решила выложить все, что ему давно следовало бы услышать:

— О'кей, Митчел, слушай, как все было. Попрощавшись, я оставила тебя в «Энклейв», а сама уехала с Сен-Мартена, отправилась прямо на виллу и сложила вещи, как послушная маленькая дурочка. И стала ждать Эвана. Не успел он войти, как я объявила, что встретила тебя и уверена, что между нами возникло нечто особенное.

— И как же он отреагировал? — процедил Митчел.

— Не пытаясь перечислить откровения в порядке их душераздирающего эффекта, Эван объяснил, что встречался с тобой на дне рождения Сесила Уайатта, назвал тебе мое имя и упомянул, что мы вместе собираемся отдохнуть на Ангилье в клубе «Айленд». Он также рассказал мне о твоем детстве и причинах, по которым ты ненавидишь его отца и его самого. Потом спросил, знаю ли я, что ты гостишь на яхте Зака Бенедикта, строишь дом на Ангилье и живешь в Чикаго вместе с Кэролайн Уайатт? — До сих пор поражаясь собственной глупости, она тихо докончила: — Но я так сходила с ума по тебе, что не придала значения его словам… если не считать одной вещи, для которой не смогла найти извинения.

— Какой же именно? — сухо поинтересовался он. Кейт, помолчав, поставила на столик свечу.

— Я никак не могла взять в толк, почему ты позволил мне распространяться о Чикаго, будто сам там никогда не был. Даже спросил меня, сколько часов лёта из Чикаго до Сен-Мартен». Насколько я знаю, существуют только две причины, почему мужчина скрывает от женщины тот факт, что живет в одном с ней городе: либо он женат, либо не собирается встречаться с ней, когда оба вернутся в этот самый город. Мне очень хотелось верить, что у тебя имеется третья причина, поэтому знаешь, что я сделала?

Митчел подошел сзади, положил руки ей на плечи, чтобы помешать сесть, и притянул к себе.

— И что ты сделала? — спросил он, касаясь губами ее волос.

Отказываясь сопротивляться, Кейт стояла неподвижно и смотрела прямо перед собой.

— Позвонила тебе в «Энклейв», узнать, в чем дело. Мне сказали, что ты выписался. Я посчитала это ошибкой, потому что помнила, как ты стоял на лоджии и просил, чтобы я «поспешила», — продолжала Кейт, безуспешно стараясь сохранять спокойствие. — И вот я, с чемоданами и сумками, стою на вилле лицом к лицу с гнусной правдой: ты соблазнил меня, чтобы сквитаться с Эваном. Отослал на виллу, чтобы порвать с ним. Твердил, чтобы я скорее торопилась назад, а тем временем выписался из отеля.

Она с трудом перевела дыхание, едва найдя в себе силы договорить до конца.

— Я выплакалась на плече Эвана, и когда слез уже не осталось, заснула. Проснувшись, я обнаружила на своем пальце обручальное кольцо, которое Эван привез на Сен-Мартен.

Руки Митчела сжались, почти грубо поворачивая ее лицом к себе и крепко прижимая к груди.

— Сразу после того как ты уехала на виллу, Билли позвонил мне и сообщил, что найдено тело моего брата. Я немедленно выписался из отеля, договорился с Заком устроить тебе круиз по островам на его яхте.

Он оперся подбородком на ее макушку и, не переставая гладить Кейт по спине, прошептал:

— У меня свой самолет, так что я намеревался каждый вечер прилетать из Чикаго, добираться до того места, где пришвартована яхта, чтобы мы могли проводить ночи вместе. Вот и ждал тебя на пристани в Филипсбурге, пока не стемнело, а потом догадался позвонить ветеринару и узнал, что ты и какой-то мужчина забрали Макса еще днем. Я долго не верил, что ты могла меня обмануть.

— Знаешь, на четвертом месяце беременности я поехала в офис Грея Эллиота, и он показал мне твои снимки. На них были дата и время. Вот тогда я поняла, что ты меня ждал, — призналась Кейт. — Не представляешь, как я была счастлива. В то время для меня это означало все на свете. По крайней мере я убедилась, что ты вовсе не желал, чтобы я вернулась в отель и там узнала о твоем отъезде.

Митчел ладонью прижал ее щеку к своей груди.

— Когда ты узнала, что беременна?

— Недели через две после благотворительного вечера. Ты, должно быть, гадаешь, каким образом я умудрилась забеременеть…

— Поверь, я прекрасно знаю, каким именно образом ты умудрилась забеременеть, — хрипло бросил он. — Я даже с точностью до минуты знаю, когда это случилось.

— Понимаешь, я пила противозачаточные таблетки и одновременно принимала средство от мигрени, ослабившее действие таблеток, — добавила Кейт, бессовестно наслаждаясь его близостью. Ей все равно, даже если он не до конца откровенен. Она готова довольствоваться полуправдой! — Но почему ты так обошелся со мной на вечере?

Митчел коротко мрачно рассмеялся:

— Я скажу почему: в тот момент, сам того не сознавая, я чувствовал себя брошенным любовником, которому безжалостно разбили сердце. И поверь, до того как ты появилась под руку с Эваном Бартлеттом, я понятия не имел, что он и есть твой таинственный бойфренд.

Он приподнял ее подбородок и посмотрел в глаза. Прямо и нежно.

— Мы лежали в постели, любуясь восходом, хотя глаза сами собой закрывались. И все потому, что боялись расстаться хотя бы на минуту. Даже для того, чтобы немного поспать.

Опустив голову, он коснулся губами уголка ее губ.

— Я так тосковал без тебя. И мне так недоставало нашей магии…

Кейт поняла, что пропала.


Глава 47 | Еще одно мгновение, или Каждый твой вздох | Глава 49



Loading...