home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

В восемь часов утра Ли разбудил звонок. Где-то в другой части дома Хильда подняла трубку.

Все квартирные телефоны имели три отдельные линии: основную и две личные — Ли и Логана. Этот звонок раздался на основной линии, и поскольку полицейские знали ее номер, она поняла, что звонят не они, но все же цеплялась за надежду, что у кого-то есть известия о Логане.

Молясь, чтобы замигал индикатор, означая, что Хильда попросила звонившего подождать и сейчас идет за ней, Ли не сводила глаз с крохотной лампочки. Но секунду спустя он погас, и она слезла с постели, опустошенная, доведенная почти до отчаяния.

К тому времени как она приняла душ и вымыла голову, телефон звонил непрерывно, и каждый звонок хлыстом ударял по натянутым нервам. Из зеркала на нее смотрело бледное, осунувшееся, залитое кровоподтеками лицо. Ее собственное и все же не ее, знакомое и совершенно чужое, словно ее нынешняя жизнь, с тех пор как она очнулась в больнице.

Швы на голове и скованность в движениях сделали всякую попытку высушить волосы тяжелой, почти невыполнимой работой, длившейся целую вечность. Подойдя к шкафу, она потянулась к первому попавшемуся свитеру коричневого цвета, но тут же поколебалась. На ближайшей полке лежал еще один, вишнево-красный. Логан просил ее надеть красное на субботнюю вечеринку. Может, если на ней и сегодня будет красное, их жизнь каким-то образом примет прежнее течение? Или удача переменится, если она наденет что-нибудь яркое и жизнерадостное.

Она натянула красный свитер и слаксы в тон.

К восьми сорока пяти, когда Ли вышла из спальни, телефон, казалось, раскалился. Обычно гостиная с полированными паркетными полами, взлетающими к небу мраморными колоннами и великолепным видом на Центральный парк мгновенно поднимал настроение Ли, но сегодня комната казалось еще одним ненужным, бессмысленным пространством, совершенно опустошенным исчезновением одного из владельцев.

Из кухни донесся голос Бренны, и Ли решила пойти туда.

Кухня была большим, просторным помещением с широким окном и свободным островком в центре. Облицованные кирпичом стены придавали ей вид уютный и несколько старомодный, несмотря на многочисленные приспособления и приборы из нержавеющей стали, заполнившие длинные полки. Бренна стояла у холодильника, разговаривая по телефону и делая заметки в блокноте. Хильда хлопотала у плиты, помешивая что-то в кастрюльке. Завидев в дверях Ли, она оторвалась, чтобы налить ей кофе.

— Я готовлю вам завтрак, — сообщила она.

Когда Бренна положила трубку, Ли знаком предложила ей сесть за стол и уставилась на блокнот в руке секретаря.

— О ком я хочу услышать? — пошутила она.

Бренна раскрыла блокнот, страницы которого были исписаны аккуратным мелким почерком.

— Сибил Хейвуд просила передать, что работает над вашим гороскопом и вскоре сможет предложить вам несколько полезных советов. Кортни Мейтленд хочет зайти, как только вы «сможете вынести чье-то общество». Сенатор Холленбек заверил, что он весь к вашим услугам. Судья Максвелл сказал…

Все время, пока продолжалось перечисление доброжелателей, Ли витала мыслями где-то далеко, но навострила уши, когда Бренна подошла к концу.

— Доктор Уинтерс звонила вчера и рано утром. Все твердила, что ни на секунду не перестает думать о вас и желала бы приехать и помочь вам «нести вахту», когда бы вы ни нуждались в ее компании. Она также продиктовала рецепт для вас и просила немедленно начать принимать лекарство.

— Какое именно?

— Что-то вроде транквилизатора, — поколебавшись, твердо ответила Бренна. — Она понимает, что вряд ли вам придется по душе эта идея, но лекарство поможет вам мыслить здраво и оставаться спокойной в тот момент, когда вам больше всего необходимо и то и другое.

— Я спокойна, — ответила Ли.

Недоверчивый взгляд Бренны переместился на лежавшие на столе руки Ли, сжатые так сильно, что кончики пальцев побелели. Ли поспешно разжала руки.

— Я послала Джо О'Хара в аптеку с рецептом.

Ли не сразу вспомнила, что Джон — ее новый шофер-телохранитель. В хаосе последних дней она не только забыла его имя, но и тот факт, что Мэтт и Мередит Фаррелы одолжили его ей, прежде чем отправиться в кругосветное путешествие. Он жил в их нью-йоркской квартире, но должен был возить Ли в лимузине Фаррелов и защищать от преследователя.

— Хотелось бы предупредить вас, — со вздохом добавила Бренна. — Он немного расстроен тем, что мы не попросили его вести вчера «блейзер».

Ли подняла руки в беспомощном признании постыдной правды:

— Это было бы совсем неплохо. Я… я просто забыла о его существовании.

— А по-моему, — рассерженно возвестила Хильда, — он просто не знает своего места. Ему положено возить вас, когда вы этого хотите, а не решать самому, что нужно и что нет!

В подтверждение своих слов она ожесточенно загремела кастрюлями.

— Он всего лишь водитель!

Ли вынудила себя сосредоточиться на возникшей проблеме, прежде чем она внесет еще большую дисгармонию в ее и без того расстроенную жизнь.

— Я понимаю вас, Хильда, но он считает себя не просто водителем. Джо много лет работал на Фаррелов, и они считают его верным и преданным членом семьи. Они просили его присмотреть за мной во время их отсутствия, и он скорее всего крайне серьезно отнесся к их просьбе, особенно теперь, когда все пошло кувырком.

Она хотела сказать еще что-то, но тут кухонная дверь распахнулась, и Ли приподнялась, прижав ладонь к губам, чтобы не вскрикнуть.

— Простите, наверное, нужно было постучать, — извинился Джо, выглядевший на редкость живописно в тяжелом черном пальто с поднятым до ушей воротником. Широкоплечий тяжеловесный мужчина ростом около пяти футов десяти дюймов, он обладал косолапой походкой медведя-гризли и почти уродливым лицом, носившим на себе следы многочисленных стычек то ли на боксерском ринге, то ли в уличных потасовках. Но его устрашающая внешность ни в малейшей степени не действовала на Хильду.

— И нечего вваливаться в мою кухню с грязными ногами! — рявкнула она через плечо.

Искорки досадливого удивления, мелькнувшие в глазах Джо, придали ему почти угрожающий вид, особенно когда он перевел тяжелый взгляд с разгневанной женщины на свои сверкающие туфли. Но, очевидно, решив проигнорировать несправедливые нападки, он пожал плечами и шагнул к столу, протягивая мясистый кулак с зажатым в нем маленьким пакетиком.

— Миссис Мэннинг, — прогудел он со спокойной решимостью, — понимаю, что вы мало меня знаете и, возможно, не хотите, чтобы в такое время под ногами путался чужой человек, но ваш муж и мистер Фаррел оба велели мне заботиться о вас и сделать все, чтобы вас никто пальцем не тронул.

Ли пришлось откинуть голову, чтобы рассмотреть его, и поскольку шея сразу заныла, она показала ему на стул рядом с Бренной.

— Просто вы вошли так неожиданно, что я испугалась. Но это не потому, что я хочу от вас отделаться, — пояснила она.

— Все в порядке, — кивнул он, усаживаясь на стульчик, казавшийся чересчур для него маленьким. — Но должен сказать, что если бы вы позволили мне отвезти вас в воскресенье в горы, уж не сидели бы сейчас сцепив зубы, чтобы никто не заметил, как вам больно.

— Спасибо за то, что свели мои усилия к нулю, — ответила Ли, не совсем понимая, нравится он ей или нет.

Но водитель пропустил упрек мимо ушей.

— Вчера вам тоже следовало бы позвонить мне, и я отвез бы вас, куда попросите. Не дело женщинам разъезжать по горам в такой снег. А если бы вы застряли?

— Но не застряли же! — возразила Бренна.

— И хорошо, что обошлось. Повезло, значит. А если бы нет? Что бы вы сделали? Отправились за помощью, оставив миссис Мэннинг одну в машине, больную, израненную и пытавшуюся согреться после того, как бензин кончится?

— Они прекрасно справились бы! — процедила Хильда, продолжая помешивать содержимое кастрюльки.

Ли наблюдала за перепалкой, разгоревшейся между ее тремя помощниками, словно откуда-то издалека. Все ее внимание было сосредоточено на телефоне и висевших на противоположной стене часах. Когда неожиданно загорелась лампочка на линии Логана и раздался звонок, она толкнула на стул Бренну, пытавшуюся встать, и ринулась к телефону, забыв про все свои болячки.

— Алло, — выдохнула она.

Мужской голос в трубке был низким и незнакомым:

— Миссис Мэннинг?

— Да, кто это?

— Майкл Валенте.

Ли мгновенно обмякла и безвольно прислонилась к стене, не в силах скрыть разочарование.

— Да, мистер Валенте?

— Простите, что побеспокоил. Судя по вашему тону, известий о Логане по-прежнему нет.

— Нет. Ничего.

— Мне очень жаль, — вздохнул он. И, поколебавшись, добавил:

— Понимаю, что сейчас не время, но у Логана остались мои документы. В субботу днем он позвонил и сказал, что взял их домой. Я всего в нескольких кварталах отсюда. Можно мне приехать и забрать их?

— Но я понятия не имею, где эти документы, — пробормотала Ли, вовсе не желавшая, чтобы кто-то рылся в вещах Логана в его отсутствие.

— Это планы и проспекты моего нового проекта, которые Логан позаимствовал на время.

Документы принадлежат ему. Не Логану. Он дал это понять вежливо, но достаточно твердо.

Ли проглотила досаду и неприязнь. Ничего не попишешь. Он прав.

— Понятно. В таком случае приезжайте и проверьте сами.

— Огромное спасибо. Буду через двадцать минут.

Ли вынудила себя оторваться от надежной стены, повесить трубку и обозреть присутствующих. Несколько моментов назад они казались просто служащими, препиравшимися из-за пустяков, но, глядя в эти такие непохожие лица, с одинаковым выражением тревоги, участия и беспокойства за нее, она почувствовала, как тает лед в сердце. Этим троим она в самом деле небезразлична, они действительно искренне и всеми силами хотят помочь. У нее сотни знакомых, но Ли понимала, что не может положиться на их преданность и умение хранить секреты, зато по опыту знала, что Хильде и Бренне можно целиком и полностью довериться. Кроме того, у нее почему-то возникло ощущение, что и Джо О'Хара — человек надежный. В эту минуту именно они были ее самыми верными друзьями и союзниками. Ее семьей.

Она слабо улыбнулась. Еще одна надежда, рухнувшая после разговора с Валенте, окончательно стерла краски с ее лица, и Бренна это заметила. Открыв пакетик, она вынула пузырек с таблетками и протянула Ли:

— Ли, доктор Уинтерс настаивала, чтобы вы приняли это. Но Ли, непреклонно качнув головой, отодвинула пузырек:

— Мне не нравятся лекарства, которые действуют на мозг. Пока что они мне не нужны. Позже, если почувствую, что не смогу без них обойтись, выпью таблетку. Даю слово.

Удостоверившись, что вопрос с лекарством разрешен, Джо поднял другой, который считал куда более важным:

— Если у вас есть свободная комната, я бы хотел пожить здесь, пока все не утрясется.

В квартире было шестнадцать комнат, включая два небольших помещения, которые предназначались для слуг. Одно занимала Хильда. Второе было свободным, но Ли охватило внезапное почти суеверное желание сохранить все так, как было до исчезновения Логана. В этом случае его отсутствие будет казаться чем-то временным. Но измени хоть что-то… и это сразу предполагает некое постоянство.

— Это очень мило с вашей стороны, но я не одна. Со мной Хильда.

— Да, и я уж точно уверен, что Хильда может взбить омлет или выколотить пыль из ковра, — издевательски ухмыльнулся Джо. — Но пока вашего мужа нет, я думаю, что вам необходим мужчина, чтобы справиться с проблемами. Холл так и кишит репортерами. На тротуаре толпятся фанаты, и не забывайте о маньяке, которому известно, что ваш муж пропал. Поймите же, они найдут способ пробраться сюда.

Видя, что Ли заколебалась, водитель поспешно выложил козырную карту.

— Да и ваш муж наверняка захотел бы, чтобы я побыл здесь и приглядел за его женщинами, — с выражением добавил он и, к полному потрясению Ли, обвел благосклонным взглядом кухню, разом включив негодующую гордую Хильду и недовольную самостоятельную Бренну в категорию «женщин Логана», которых обязан защитить.

Каким-то уголком мятущегося сознания Ли отметила, что О'Хара имеет несомненный и поразительный талант дипломата, способного коварно и расчетливо убедить любого сомневающегося, поскольку сумел выиграть неравный бой, переведя стрелки и превратив свои желания в желания Логана.

— Вы, возможно, правы, мистер О'Хара. Большое спасибо.

— Не за что. И пожалуйста, зовите меня Джо, — уведомил он. — Так меня зовет Мередит, то есть миссис Фаррел.

Ли кивнула и подняла глаза на Хильду, которая поставила перед ней на салфетку две мисочки.

— Что это? — спросила она, взирая на густую белую субстанцию, похожую на зернистую пасту. Во второй мисочке содержались омерзительные на вид темно-коричневые комки, от которых в желудке у Ли все перевернулось.

— «Крим оф Уит»и чернослив, — пояснила Хильда. — Я слышала, как мистер Мэннинг сказал, что отныне вы будете есть на завтрак именно это, и ничего больше. — И, видя, что Ли продолжает недоуменно таращиться на нее, добавила:

— Я сама слышала, как он говорил это в воскресенье утром, как раз перед тем, как уехал в ту горную хижину, где вы должны были встретиться.

Мучительно сладостные воспоминания нахлынули на нее.

— Никаких груш. Ты просто подсела на них, как на иглу, — подтрунивал он. — Отныне тебе полагаются только «Крим оф Уит»и чернослив.

Слезы заволокли ей глаза. Сама того не сознавая, она согнулась, обхватила мисочки, пытаясь прижать их к груди, продлить минуту счастья. Голова упала на стол, плечи затряслись от беспомощных рыданий, сконфузивших Ли и еще больше встревоживших остальных. Пытаясь взять себя в руки и сделать вид, будто ничего особенного не произошло, она отвернулась и правой рукой смахнула слезы со щек, а левую протянула Бренне. Та сразу же поняла и положила ей в ладонь одну из таблеток, прописанных Шейлой Уинтерс.

— Простите, — пробормотала Ли, но троица взирала на нее с таким горячим безмолвным сочувствием, что ей снова пришлось смаргивать слезы.

— Сейчас подам ваш обычный завтрак, — объявила Хильда, как всегда полагаясь на волшебное воздействие домашних мелочей, вносивших равновесие в этот хаотический, разупорядоченный мир.

— Пожалуй, я съем сегодня этот, — всхлипнула Ли, отдаваясь новой волне болезненной сентиментальности и наблюдая, как Бренна идет к телефону, чтобы ответить на очередной звонок.


Глава 11 | Наконец-то вместе | Глава 13



Loading...