home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 52

Сэм, поставив локти на стол, лениво массировала пальцами затылок, одновременно читая последний отчет в досье Ли Мэннинг — утомительно-длинный список адресов, имен и телефонных номеров всех соседей, которые когда-либо были у Ли Мэннинг. Всех квартир, на которых она жила со времени приезда в Нью-Йорк.

Сэм уже пролистала досье один раз, но в свободное время снова и снова открывала документы, собранные на Майкла Валенте и Ли Мэннинг, пытаясь найти какую-то связь между ними, существовавшую до убийства Логана. Записка, оставленная Валенте в корзине с грушами, служила некоторым доказательством, но окружной прокурор стремился привлечь Валенте либо за умышленное убийство, либо за сговор с целью совершения умышленного убийства. Однако после пятинедельного расследования у них не было даже самой ненадежной косвенной улики, доказывавшей, что так называемые сообщники хотя бы разговаривали по телефону до дня смерти Мэннинга.

Мимо стола прошел Шредер, нагруженный, как всегда по утрам, двумя пончиками и чашкой кофе.

— Эй, Литлтон, — окликнул он с ехидной улыбкой, садясь за свой стол, — не видела нашу скорбящую вдову во вчерашних вечерних новостях? Разряженная в пух и прах и как раз отправлялась на ужин со своим дружком.

— Видела, — буркнула Сэм. Она уже проходила все это чуть раньше, с Уомэком, и была готова признать, что поведение Ли Мэннинг в кабинете доктора Уинтерс было не чем иным, как фантастически убедительным спектаклем.

— Совсем обнаглела, верно? — жизнерадостно пролаял Шредер.

— Они не держат в секрете свои отношения, — пробормотала Сэм, сдвинув брови.

Шредер откусил пончик, отхлебнул кофе и взял прислоненный к телефону листок бумаги.

— Тут записка от Маккорда. Он хочет нас видеть у себя без четверти десять. Не знаешь зачем?

— Знаю, — кивнула Сэм, переворачивая последнюю страницу досье на Ли Мэннинг. — Парень из отдела борьбы с экономическими преступлениями расскажет о том, что они обнаружили после ревизии книг и финансовых документов Мэннинга. Эксперты прислали последний письменный отчет по собранным в хижине уликам, но там, очевидно, нет ничего такого, чего мы уже не знали бы из предварительных докладов. Маккорд хочет полного обзора, последних версий и уточненных данных расследования.

Покончив с «историей жизни» Ли Мэннинг, Сэм подтащила к себе толстый справочный том по досье Валенте и откинула обложку. Трудно представить людей более разных, чем Валенте и Ли Мэннинг. Ли, кажется, даже ни разу не штрафовали за не правильную парковку. К тому же она была членом городской комиссии по борьбе с преступностью. Майкла Валенте обвиняли в целом ряде преступлений, более того, он был одним из первых в специальном списке комиссара полиции в компании известных преступников, чья деятельность находилась под строгим надзором.

Пока Шредер разговаривал с помощником окружного прокурора, который посвящал его в подробности предстоящего процесса по делу об убийстве, раскрытом детективом, Сэм взяла ручку и принялась составлять список дат каждого иска, предъявленного Валенте, основных обвинений и исхода расследования.

Она начала с самого недавнего дела, время от времени справляясь со справочным томом, чтобы прояснить дополнительные данные и подробности преступлений, которые Валенте предположительно совершил против законов города, штата и государства. При этом она заметила, что обвинители частенько обращались к большому жюри за получением обвинительного акта, а это означало, что у них не было достаточно веских доказательств, чтобы заставить судью выписать ордер на арест.

Наконец у нее получился достаточно впечатляющий список арестов и обвинительных актов, накопившихся за последние десять лет, причем все преступления относились к разряду ненасильственных: попытка подкупа, обман, намерение совершить мошенничество, похищение имущества в крупных размерах, выдача конфиденциальной информации, уклонение от уплаты подоходного налога и различные варианты основных тем.

Правая сторона колонки, где были записаны результаты каждого дела, пестрела однообразными пометками: «Дело закрыто», «Обвинение снято», «Оправдан».

В суде Валенте представляла едва ли не лучшая адвокатская контора, специализирующаяся по уголовным делам, но трудно было поверить, что даже «Бьюкенен, Пауэлл и Линч»

Могли с таким постоянством вытаскивать явного преступника, добиваясь десятков оправдательных приговоров.

Кроме того, в деле имелись и обвинения в мелких правонарушениях: владение психотропными препаратами, превышение скорости при вождении автомобиля и нарушение общественного порядка. Сэм уже прочла все протоколы и была поражена мстительностью полицейских. Особенно смехотворной казалась история с психотропными препаратами. Если верить тому, что было написано, арест производился на основании того, что у Валенте при задержании за превышение скорости на шесть миль был обнаружен рецепт на болеутоляющее.

И в этих случаях исход был одинаков: «Дело закрыто», «Обвинение снято», «Оправдан».

Единственным исключением был самый последний пункт в ее списке: умышленное убийство, случившееся, когда Валенте было семнадцать лет. Судя по протоколу, он застрелил некоего Уильяма Т. Холмса. В отличие от остальных преступлений это было насильственным, и Валенте признал себя виновным: единственный раз, когда он сдался, вместо того чтобы бороться и победить. Его приговорили к восьми годам с возможностью досрочного освобождения после отбытия половины срока.

Сэм пролистала папки на своем столе в поисках документов по этому делу. Ее интересовала причина убийства. Может ли так случиться, что в этой истории замешана какая-то женщина?

Не найдя папки, она порылась на столе Шредера, но и там не заметила ни одной красной наклейки. Стол Уомэка стоял позади стола Шредера, и она повернулась к нему.

— Что ты копаешься? — недовольно пробурчал Уомэк, возвращаясь из кабинета Маккорда с охапкой папок в руках.

— Ищу приговор Валенте по тому, давнему, убийству, — пояснила Сэм.

— У меня его нет.

Сэм поднялась и направилась в кабинет Маккорда. Его там не оказалось, поэтому она спокойно подобралась к столу, где были аккуратно сложены остальные документы на Валенте. Подойдя ближе, она заметила, что одна папка валялась отдельно, словно ее в гневе швырнули на стол. В глаза бросался явный беспорядок: из нее даже вываливались бумаги. Сэм по наитию проверила наклейку, и оказалось, что именно это она и искала!

Она написала Маккорду записку прямо на желтом блокноте, пояснив, что на время взяла документы, и вернулась к себе.

Внутри Сэм обнаружила рапорт производившего арест офицера, но там было сказано только, что Валенте поссорился с Холмсом и застрелил его из незарегистрированного полуавтоматического пистолета сорок пятого калибра, принадлежавшего Валенте. Свидетелей стрельбы не оказалось, но полицейский, проезжавший мимо в патрульной машине, услышал выстрел и оказался на месте преступления прежде, чем Валенте успел сбежать. Маккорд обвел кружком имя полицейского и написал рядом адрес.

Согласно имевшимся сведениям, Уильям Холмс был порядочным парнем, не состоявшим на учете в полиции. В отличие от него за Валенте уже числилось несколько подростковых правонарушений, которые и принял в расчет судья, учтя одновременно при вынесении приговора и возраст преступника.

Сэм закрыла папку.

В семнадцать лет Валенте отнял жизнь у подростка. Значит, он способен на такое… но судя по тому, что она прочитала, убийство было совершено в порыве гнева. Заранее обдуманное убийство — преступление совершенно иного рода.

Погруженная в невеселые мысли, она машинально чертила что-то в записной книжке, пытаясь понять: кто же Валенте на самом деле? Чем он живет? Что заставило его взяться за оружие? И почему Ли Мэннинг предпочла его пусть неверному, но в остальном вполне респектабельному мужу?

Она все еще витала мыслями где-то далеко, когда Шредер встал.

— Уже девять сорок, — сообщил он и полушутя добавил:

— Не будем опаздывать и с самого утра давай» лейтенанту причину для упреков.

— Не дай Бог, — поддержала Сэм и, не теряя времени, схватила папку, взятую у Маккорда, блокнот, карандаш и поспешно вскочила. Вчерашнее мрачное настроение Мак-корда совпало с визитом в кабинет капитана Холланда. Как потом сплетничали, входя, он закрыл дверь перед носом секретаря. Выходя, он хлопнул дверью так, что едва не обвалился потолок.

— Обычно здесь холодно, как в морозилке. Сегодня хоть загорай, — заметил Шредер, скидывая пиджак и бросая его рядом с усыпанной крошками салфеткой.

Сэм, надевшая с утра легкую блузку цвета ржавчины, замшевый пояс и шерстяные брюки в тон, оставила блейзер на спинке стула и направилась к кабинету Маккорда.

Она считала, что вчерашняя вспышка Маккорда — результат нахлобучки, полученной от начальства за то, что следствие продвигается слишком медленно, но пять недель не такой долгий срок для расследования убийства, особенно если принять во внимание пристрастие лейтенанта к тщательному ведению документации и проверке каждой версии. Для него каждый, кого они опрашивали, был либо невероятно важным свидетелем, который мог помочь им, либо, наоборот, крайне опасным свидетелем, действующим на руку защите, а он хотел знать все до малейшей мелочи и притом любым способом.

Несколько недель назад Уомэк показал швейцару Валенте снимок Ли Мэннинг и поинтересовался, видел ли тот когда-либо эту женщину входящей в дом. Швейцар все отрицал. Когда Уомэк несколько дней спустя доложил об этом, Мак-корд обрушился на него за то, что не догадался спросить, сколько чаевых сунул ему Валенте.

Уомэк снова поехал к швейцару, получил информацию и сообщил цифру Маккорду. Тот велел провести проверку доходов швейцара и понаблюдать за его образом жизни, на случай если в карман старику попало не несколько сотен, а несколько тысяч долларов.


Глава 51 | Наконец-то вместе | Глава 53



Loading...