home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 60

У лифтов собралась небольшая толпа, поэтому Маккорд сразу направился к лестнице, и Сэм последовала за ним. Он шел в двух шагах впереди, что давало возможность любоваться волосами на затылке, спускавшимися до самого воротничка.

Маккорд все еще не мог успокоиться, переживая свою невольную роль ищейки, пытавшейся очернить невинного человека.

— Как же я чертовски рад, что не стал огульно обвинять Валенте сегодня утром! — саркастически заметил он. — Они пытались посадить его под замок на долгие годы, а я усердно помогал надеть на него смирительную рубашку за то, чего он не совершал. Интересно, насколько далеко может зайти злоупотребление силой и властью?

— А мне он кажется очень счастливым человеком, — заметила Сэм.

— Интересно почему? — пренебрежительно бросил Маккорд, когда они добрались до площадки второго этажа.

Правая рука Сэм сама собой потянулась к его плечу, но так же порывисто дернулась назад. Похоже, Сэм вполне была способна противостоять его магнетическому притяжению, когда Маккорд находился в своем обычном состоянии полной уверенности в себе, но, как выяснилось, забывала обо всем, видя его в таком состоянии.

— Потому что ты никогда бы не допустил такого. Ты не палач. Именно это делает тебя таким поразительным…

Он остановился и повернулся так резко, что Сэм не успела ни остановиться, ни удержать руку от столкновения с его рукой. Сердце оглушительно заколотилось, когда их лица оказались совсем близко, а пальцы словно срослись вместе. Судорожно сглотнув, она стряхнула с себя гипнотическое оцепенение и отступила вверх. Маккорд мигом оказался на той ступеньке, которую Сэм только что освободила, и перед ее глазами снова очутились загорелая колонна его шеи и треугольник кожи в распахнутом вороте сорочки. Страх, что сейчас их застанут в такой позе, заставил ее грудь неровно вздыматься, и его взгляд уперся в трепещущие холмики. Но то, что он сказал, абсолютно противоречило всем ожиданиям Сэм.

— Нет! — выпалил он с хриплым смехом, словно не мог поверить в то, что поднялся на ступеньку вверх. — Нет…

Повернувшись, он сбежал вниз. Сэм, униженная до слез и честно старавшаяся не показать этого, последовала за ним. Дверь с лестницы открывалась на крохотную, плохо освещенную стоянку за зданием.

— Прекрасная ночь, — жизнерадостно солгала она, ежась от ледяного ветра. — Пожалуй, мне стоит поехать на метро и по пути… кое-что купить.

Изобразив сияющую улыбку, она повернулась, и ее локоть тут же оказался в тисках его пальцев.

— Садись в мою машину, — приказал он.

Сэм освободилась поспешно, но не грубо, чтобы не показать, как расстроена. Не стоит никогда выказывать мужчине свои чувства, иначе он сделает кучу выводов, ни один из которых не придется вам по вкусу. А вот смех в таких случаях — лучший способ застать его врасплох.

Сэм добродушно рассмеялась:

— Спасибо за предложение, но мне действительно лучше спуститься в метро, а потом зайти в магазин.

— Садись в машину, — скомандовал он, подталкивая ее в спину.

Следующей вашей огромной ошибкой будет попытка наделать много шума из ничего, если мужчина отдает не допускающие возражений приказы, иначе он посчитает, будто «ничего» значит для вас очень многое.

Поэтому Сэм молча забралась в машину, после чего Мак-корд захлопнул и запер дверцу.

Сэм едва не разразилась смехом.

— Мы оба вооружены, если помнишь, — заметила она, когда он уселся за руль.

— Один из нас вооружен лучше другого, — буркнул он. Сэм вопросительно уставилась на него:

— Который именно?

Мак медленно повернулся, положил руку на спинку ее сиденья, и Сэм на секунду показалось, что он сейчас обхватит ее плечи и притянет к себе. Но Маккорд убрал руку и включил зажигание.

— Ты, — ответил он не сразу.

После того как Сэм рассказала, что именно узнала у Валенте, остаток пути они ехали в полном молчании, молчании, которого раньше никогда не бывало, потому что у них всегда находились темы для разговора. Сэм все больше становилось не по себе. Он ведет себя совершенно непредсказуемым образом. Впрочем, он и на лестнице вел себя так же. Ей не стоило говорить то, что она сказала. Не стоило расслабляться. Не стоило оставаться на этой ступеньке слишком долго. И следовало сразу же отдернуть руку.

— Спасибо, что подвез, — пробормотала она наконец, когда они подкатили к ее дому, почти ожидая, что он отметит тот факт, что для простого детектива она живет в чересчур роскошном доме.

Но он промолчал. Сэм потянулась к ручке, и Мак, к ее удивлению, выключил двигатель.

— Тебе не обязательно выходить, — отмахнулась она, выходя.

Мак все-таки последовал за ней.

Обычный спокойный рационализм в присутствии мужского пола сменился нервозностью.

— Что ты делаешь? — спросила она, когда он повел ее к дому.

— Провожаю тебя до двери.

— Шутишь? — выдохнула она смеясь.

— Ничуть, — коротко бросил он, проходя мимо швейцара.

Сэм вызвала лифт и решила, что лучший способ решить проблему — ринуться в атаку очертя голову.

— Надеюсь, ты не рассердился за тот дурацкий случай на лестнице?

Он ответил таким уничтожающим взглядом, что сердце Сэм упало.

— Это мы обсудим наверху.

Сэм ответила мимолетной веселой улыбкой, из тех, которые страшно бесили братьев и неизменно приводили в замешательство самых самоуверенных особ мужского пола.

— Никак, воображаешь, что я собираюсь пригласить тебя в гости?

— Не просто воображаю, я в этом уверен.

Судя по тону и манере себя вести, Сэм сделала единственно верный, по ее мнению, вывод: очевидно, он собирается сделать ей выговор за непристойное поведение. Заявить коллеге, мало того, мужчине, мало того, непосредственному начальнику, что он «невероятен»и при этом коснуться его руки — полное пренебрежение уставом, граничащее с действительно неприличным поведением, но… но честно говоря, это слишком далеко заходит!

Сэм отперла дверь, вошла и включила свет. Маккорд остановился на пороге, сложил руки на груди и прислонился к косяку.

Охваченная неожиданным желанием хотя бы выглядеть получше, если уж все идет прахом, Сэм дрожащими руками коснулась ленты, державшей узел волос на затылке.

Маккорд молча наблюдал за ней, прежде чем пояснить:

— Между нами не будет никаких краденых поцелуев на грязных лестницах или обжиманий в машинах, припаркованных в переулках потемнее.

Он помедлил, чтобы дать ей время осознать сказанное, и Сэм даже рот приоткрыла в негодующем удивлении. Превратить случайное столкновение на лестнице и двадцать минут поездки в машине в намеренную попытку с ее стороны соблазнить его?! Да ведь ничего же не случилось! Оказывается, у Маккорда не только безобразно раздутое эго, но и, как она поняла, весьма интересные методы подхода к женщинам, с которыми он работал: сначала приглашение на ужин, упоминание о «любовной» ссоре, подпись уменьшительным именем на записке. И ведь получилось! Даже с ней получилось, а ведь раньше она никогда не опускалась до состояния восторженного обожания героев. Все, что ей в нем нравилось, бледнело по сравнению с этим открытием.

— Мы не только работаем вместе, но я еще и твой начальник, — совершенно без нужды напомнил он. — Я хочу, чтобы ты поняла: это никак не отразится ни на наших деловых отношениях, ни на твоей карьере. Я достаточно ясно выразился?

— Вы очень добры, — солгала Сэм, сохраняя на лице идеально холодную полуулыбку и, в подражание ему, складывая руки на груди. — Я все поняла. Спасибо, лейтенант.

Его глаза чуть сузились.

— Я пытаюсь заверить тебя, что не стоит бояться никаких последствий того, что собираюсь сделать сейчас.

Сэм начинала терять терпение, чего с ней в жизни не бывало!

— Не соизволишь объяснить, что именно ты собираешься сделать?

— У меня целый план, — ответил он, похоже, несколько забавляясь ее тоном.

— В таком случае каков твой план?

— Прежде всего я собираюсь вытащить эту ленту из твоих волос, зарыться в них руками и наконец обнаружить, каковы они на ощупь: как шелк или как атлас. Я уже несколько недель умираю от желания проверить.

Руки Сэм бессильно упали. Рот снова раскрылся, но слова не шли с языка.

— А потом, — продолжал он хрипловато, — я собираюсь целовать тебя, а прежде чем уйду, прижму к стене… — он кивком показал на стену рядом с дверью, — и из кожи вон вылезу, чтобы оставить отпечаток своего тела на твоем.

Кровь в жилах Сэм уже дошла до точки кипения, но мозг, казалось, лишился притока кислорода, потому что она никак не могла согласовать его вступительные реплики с последующими.

— Почему? — выпалила она, сводя брови. Очевидно, он не совсем осознал масштаб ее вопроса, но ответ заставил Сэм растаять:

— Потому что завтра нам придется делать вид, будто ничего не произошло, и так будет, пока дело Мэннинга не завершится или один из нас не получит новое назначение. Если же не подождать… если все начнется раньше, мы кончим грязными лестницами и чем-то подобным, пытаясь улучить несколько краденых минут и боясь, что нас поймают. Это не грязная гнусная интрижка, и я не желаю, чтобы ты считала ее таковой!

Сэм молча таращилась на его грубовато-красивое, непроницаемое лицо, пытаясь осознать тот поразительный факт, что Маккорд действительно хочет ее… хотел с самого начала и в то же время пытается уберечь ее карьеру и заверить в своих чувствах. И если раньше он для нее был чем-то вроде героя, сейчас все, что она ценила в нем, казалось ничтожным по сравнению с тем, кем он был на самом деле.

— И пока мы притворяемся, — продолжал он, дав ей свыкнуться со сказанным, — у тебя будет время решить, хочешь ты или нет быть со мной, когда это дело закончится. Если нет — я сразу пойму, и мы больше не станем говорить на эту тему. Просто останемся в самых наилучших отношениях, и ты сможешь убедить себя, будто все, что я собираюсь сделать с тобой… и сделаю… всего лишь фантазия и ничего никогда не было.

Он остановился, чтобы оценить ее реакцию.

— Ну, как это звучит?

До чего же похоже на него: оптимальное планирование и талант организатора в полном расцвете… в самых сложных ситуациях.

Не в силах сдержать подрагивавшую на губах улыбку и притушить свет в глазах, Сэм прошептала:

— Звучит… очень похоже на тебя, Мак.

Он отмахнулся от этой реплики как от чего-то, не имеющего значения, и поднял брови, ожидая ответа. Впиваясь в ее глаза настойчивым взглядом.

В ответ она вытащила из волос ленту и шпильки и тряхнула головой. Он сжал ладонями ее лицо, запустил пальцы в волосы и зажмурился.

— Сэм, — тихо прошептал он, словно обожествляя ее имя, и, опустив голову, коснулся ее губ своими. — Сэм, — с мучительной нежностью повторил он.

После его ухода Сэм закрыла дверь, проверила, все ли заперто, потом повернулась и прислонилась к той же стене, к которой он прижимал ее. Улыбаясь, медленно сползла на пол, прижала колени к груди и закрыла глаза, наслаждаясь воспоминаниями о прикосновении его рук и губ, жесткого возбужденного тела…

Длинные волосы, всего час назад аккуратно скрученные в узел, закрыли ноги беспорядочной массой, смятой и спутанной его пальцами.

Она последовала за Митчеллом Маккордом прямо по воображаемой тропинке, словно твердо зная, что делает.

И упала прямо с обрыва…

О, что это было за падение!


Глава 59 | Наконец-то вместе | Глава 61



Loading...