home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 57

– Джулия, милая, с тобой все в порядке? – озабоченно спросила Флосси Элдридж, постучав по ветровому стеклу. – Ты сидишь в полной темноте уже почти полчаса и даже не выключила мотор.

Увидев склонившееся над ней доброе, встревоженное лицо соседки, Джулия торопливо выключила зажигание и вылезла из машины.

– Со мной все в порядке, мисс Флосси. Правда. Я… я просто задумалась о… кое-каких школьных проблемах и со всем забыла, где нахожусь.

Дрожа от холода на морозном воздухе, Флосси поплотнее запахнула пальто.

– Так недолго и застудиться до смерти. Пытаясь загладить неловкость от того, что соседка застала ее в таком состоянии, Джулия широко улыбнулась, изо всех сил стараясь, чтобы эта улыбка не выглядела слишком натянутой.

– У меня же был включен обогреватель, мисс Флосси, – сказала она неуверенно.

– Да нет же, Джулия, ты забыла его включить. Взгляни, как заиндевели стекла, – возразила мисс Элдридж и, заметив в руках у Джулии дипломат, добавила:

– Ты слишком много работаешь. Вот и сегодня засиделась допоздна. И это в воскресенье!

– Накопилось слишком много работы. – Чтобы избежать дальнейших расспросов, Джулия осторожно взяла мисс Флосси под руку и сказала:

– Позвольте я провожу вас домой. Вечер темный, а я не хочу, чтобы вы поскользнулись на обледенелой траве.

– Джулия, – нерешительно начала мисс Флосси, когда они вышли на освещенный пятачок перед входом в дом, – с тобой точно все в порядке? Ты чахнешь прямо на глазах. Можешь сказать мне правду, я ничего не расскажу Аде. Это из-за Захария Бенедикта, да?

Имя Зака, произнесенное Флосси Элдридж, моментально вывело Джулию из того полулетаргического состояния, в котором она пребывала целый день.

– Господи, почему вы так решили? – попыталась рассмеяться она, но смех получился жалким и сдавленным.

– Потому что, – сказала Флосси таким тоном, как будто ответ был совершенно очевиден, – ты полчаса сидела в полной темноте в собственной машине, в двух шагах от входа в дом. И при этом смотрела перед собой абсолютно невидящим взглядом. Когда я была молодой и сохла по Гер… по одному человеку, я вела себя точно так же.

– То есть, – попыталась отшутиться Джулия, – вы тоже по полчаса сидели в полной темноте в собственной матине в двух шагах от входа в дом?

– Нет, конечно, нет, – по-девичьи захихикала Флосси, и вокруг ее глаз собрались добрые морщинки, – ты же знаешь, что я никогда не умела водить машину. Я имела в виду, что точно так же, как ты, смотрела перед собой невидящим взглядом.

Джулии не хотелось ни лгать, ни отвечать на этот вопрос, а потому она избрала третий путь – просто ушла от ответа.

– Я не верю в то, что можно «сохнуть» по кому бы то ни было, мисс Флосси, – широко улыбнулась она. – Если я не могу добиться того, чего очень сильно хочу, то просто смиряюсь с неизбежностью и как можно скорее возвращаюсь к реальности.

Вопреки ожиданиям Джулии мисс Флосси не стала ни возражать, ни продолжать эту тему. Вместо этого она положила руку на плечо Джулии и мягко спросила:

– А что бы ты сделала, если бы то, о чем ты всегда мечтала, оказалось совсем рядом – только руку протяни? А ты все не решаешься это взять из боязни предстать перед окружающими тебя людьми в смешном свете? Или просто из страха? Или из, может быть, необоснованного чувства вины?

На этот раз смех Джулии звучал гораздо искреннее. Отсмеявшись, она покачала головой:

– Вы задали мне трудную задачу, мисс Флосси. Но все же рискну ответить: если бы я знала, что никогда не буду счастлива, то, наверное, все-таки взяла бы это, несмотря ни на что.

– А почему ты говоришь об «этом»в среднем роде? – не отступала мисс Флосси, и Джулия поняла, что разговор, по сути, только начинался.

– О чем? – не подумав, спросила Джулия, но тотчас же поправилась:

– То есть, я хотела сказать, о ком?

– О, это секрет.

Нет, с грустью подумала Джулия.. Это не секрет ни для кого. А потом, неожиданно для самой себя, только потому, что ей было нечего терять, а Флосси могла еще очень многое выиграть, добавила:

– Я думаю, единственное, что действительно необходимо Герману Хенкельману, – это хорошая женщина, которая бы поверила в него и тем самым дала ему повод для самоуважения. Конечно, – добавила она, глядя на насмерть перепуганную Флосси, – Герман никогда не осмелится сделать первый шаг. Особенно, если дело касается женщины, которую он когда-то любил и которая знает, что он сделал со своей жизнью за прошедшие годы. Вот почему этой женщине придется взять инициативу на себя, а это требует большого мужества.

Повинуясь внезапному порыву, Джулия наклонилась и поцеловала Флосси.

– Спокойной ночи, – сказала она и добавила про себя:

«И до свидания». Шесть из восьми дней, о которых говорил Зак, уже истекли.

У порога собственного дома Джулия остановилась, порылась в сумке в поисках ключа, открыла дверь и, войдя, плотно прикрыла ее за собой. Она потянулась было к выключателю, но мужской голос остановил ее:

– Не надо. – Крик ужаса застрял в горле у Джулии, когда неожиданный визитер поспешно добавил:

– Не боитесь. Я друг Зака.

– Почему я должна вам верить? – спросила Джулия. Ее голос дрожал, так же как и рука.

– Потому что, – насмешливо ответил Доминик Сандини, – я приехал сюда, чтобы обеспечить прикрытие одного путешествия, в которое вы неожиданно решили отправиться.

– Черт побери, вы напугали меня до смерти! – выдохнула Джулия, не зная, сердиться ей или смеяться.

– Прошу прощения.

– Как вы сюда попали? – спросила Джулия, чувствуя себя совершенно по-дурацки, оттого что вынуждена общаться с невидимым собеседником, скрывающимся где-то во тьме гостиной.

– Я вошел через заднюю дверь, после того как немного огляделся по сторонам. Вынужден вас огорчить, мэм. За вами хвост.

– За… за мной что?

Джулия была настолько сбита с толку, что чуть было не оглянулась назад в поисках хвоста, но Сандини тут же пояснил:

– За вами следят. Парочка в голубом фургоне, припаркованном ниже по улице, не спускает глаз с дома, а черный пикап вы всегда сможете увидеть в зеркале заднего обзора, куда бы ни поехали. Это точно фэбээровцы – только они ездят на машинах, на которые не позарится ни один уважающий себя вор. Но свое дело они четко знают. Машины, – с гордостью добавил Доминик, – моя специальность. Вот взять, к примеру, вашу. В ней полуторалитровый двигатель, радио заводского производства, нет телефона, а значит, если ее разобрать на запчасти, то больше двухсот пятидесяти баксов никак не выручить.

– Вы… вы работаете продавцом подержанных машин? – спросила Джулия. Она была так рада поговорить хоть с кем-то, кто называл себя другом Зака, что даже сообщение о ФБР не сильно омрачило эту радость.

– Можно сказать и так, – ухмыльнулся Сандини. – Правда, когда я их продаю, на них, как правило, бывают сбиты заводские номера.

– Значит, вы… воруете машины? – запинаясь, спросила Джулия. Она не верила собственным ушам.

– Угу. Вернее, воровал, – нимало не смутившись, уточнил Сандини. – Теперь я исправился.

– О Боже! – не сдержалась Джулия. Ее отнюдь не обрадовало известие о том, что друг Зака оказался вором. Но внезапно пришедшая в голову мысль заставила ее сменить тему. Может быть, хоть этот человек сумеет развеять ее страхи?

– Скажите, ведь Зак не в Лос-Анджелесе? Ведь это не он угрожал всем тем людям?

– Я понятия не имею о том, где он и что делает. Честное слово.

– Но вы же не можете этого не знать! То есть, я хочу сказать, что вы же говорили с ним и…

– Не-а. Я лично с ним не говорил. Да Зак мне бы надавал таких… Ну, короче, если бы он узнал, что я заявился сюда лично, то у него был бы припадок. По идее к вам должен был прийти совершенно посторонний человек. Но я не мог упустить такой шанс! Я же хотел сам встретиться с его девушкой. Наверное, вы его чертовски любите.

Доминик замолчал, и Джулия спокойно сказала:

– Да, я его действительно очень люблю. И для вас он Наверняка тоже очень много значит, если ради него вы так рисковали, приезжая сюда.

– Да ну, к черту, какой там риск? – преувеличенно беспечно возразил Сандини. – Я же не делаю ничего незаконного. Нет никакого закона против того, чтобы навестить подружку своего приятеля и немного подождать ее, не включая света. Между прочим, я даже починил замок вашей задней двери, а то раньше его мог открыть любой ребенок. Разве это противозаконно? – насмешливо поинтересовался он.

Джулии было очень интересно узнать, что значили слова ее незваного гостя о том, что он приехал «обеспечить прикрытие» ее поездки. Она уже собиралась было задать Сандини этот волнующий ее вопрос, но тот опередил ее.

– Вообще-то я здесь потому, что Зак хотел купить вам новую машину. Ну, знаете, на тот случай, если вы соберетесь куда-нибудь съездить в ближайшие пару дней. Я вызвался доставить ее. И вот я здесь.

Джулия тотчас же поняла, что эта машина необходима для того, чтобы избавиться от преследователей.

– Только не говорите мне, что вы ее украли! – произнесла она таким умоляющим тоном, что Сандини невольно рассмеялся.

– Не скажу. Я ведь вам уже говорил, что больше этим не занимаюсь. Ушел на покой. Машина куплена на деньги Зака, а я всего лишь пригнал ее вам. Ведь нет такого закона, чтобы запрещать беглым заключенным покупать машины для своих девушек на кровные, честным трудом заработанные деньги. А то, как она использует эту машину, – ее личное дело. Меня, например, это совершенно не касается.

– Но я не видела никакой машины, когда заходила домой.

– Естественно, вы ее не видели! – с преувеличенным ужасом воскликнул Доминик. – Не мог же я нарушить установленный общественный порядок, загромождая вашу чудную улицу какими-то посторонними машинами. Я оставил ее на стоянке позади одного милого заведения под названием «Галантерея Китона».

– Но почему? – спросила Джулия, чувствуя, себя полной дурой.

– Интересный вопрос. Даже не знаю, почему у меня возникло такое странное желание. – По-мальчишески задорный голос Сандини заставил Джулию вспомнить своих неисправимых восьмилетних сорванцов-учеников. – Наверное, просто подумал о том, что если однажды утром вы будете проезжать мимо этого магазинчика на своей старой машине, может, вам вдруг захочется зайти внутрь. А потом выйти через заднюю дверь и испробовать новую. Конечно, это может несколько удивить и даже рассердить тех парней, которые за вами следят. Ведь им будет чертовски трудно вычислить, куда вы поехали, на чем поехали и что было на вас надето – это, конечно, в том случае, если у вас вдруг возникнет внезапное желание сменить свитер на тот, который случайно окажется в вашем дипломате. Понимаете, что я имею в виду?

Джулия кивнула, совсем забыв о том, что в полной темноте ее кивок никто не увидит.

– Я понимаю, что вы имеете в виду, – попыталась рассмеяться она, но смех вышел несколько нервным и натянутым.

Заскрипело кресло-качалка, и Джулия догадалась, что ее гость встал.

– Было очень приятно познакомиться, – сказал Сандини, слегка коснувшись ее руки. – До свидания, Джулия, девушка Зака. Надеюсь, вы знаете, что делаете.

Джулия тоже на это надеялась.

– Не включайте свет в задней части дома, пока я не уйду. В тишине послышались удаляющиеся шаги, и Джулии показалось, что ее неожиданный гость немного хромает.


Глава 56 | Само совершенство. Том 2 | Глава 58



Loading...