home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 63

Джулия проснулась с тяжелой, тупой головной болью, все еще одурманенная лекарствами, которыми ее накачали сутки назад. Она с трудом встала и, пошатываясь, направилась на кухню. Открыв дверь, она застыла на пороге, не веря собственным глазам, – Тед и Кэтрин стояли у мойки, сжимая друг друга в объятиях. Но через некоторое время смысл происходящего проник в ее затуманенный мозг, и Джулия широко улыбнулась.

– А кран, между прочим, открыт, – сказала она, напугав и их, и в первую очередь себя каким-то скрипучим, осипшим голосом.

Тед радостно улыбнулся в ответ, но Катрин аж подпрыгнула от неожиданности и покраснела, как будто ее застали на месте преступления.

– Джулия, извини! – выпалила она, отстраняясь от Теда.

– За что? – поинтересовалась Джулия, наполняя стакан водой. Ее мучила странная жажда.

– За то, что ты застала нас, когда мы… мы…

– А почему ты должна извиняться? – спросила Джулия, вновь наполняя стакан. Казалось, что вода помогает не только утолить жажду, но и немного разогнать туман в голове. Правда, лучше бы она этого не делала. Потому что на смену туману тотчас же нахлынули воспоминания.

– Потому что, – бессвязно лепетала Кэтрин, – мы здесь не для того, чтобы обниматься, а чтобы помочь тебе прийти в себя после… после того, что произошло в Мехико и…

Стакан выскользнул из рук Джулии и со звоном разбился об пол. Кэтрин испуганно умолкла.

– Не надо! – Джулия облокотилась о стойку и закрыла глаза, стараясь не вспоминать разъяренное выражение лица Зака, мелькающие в воздухе дубинки и глухой звук, с которым его тело ударилось о каменный пол аэропорта. Ее сотрясала неудержимая дрожь, и прошла почти минута, прежде чем она смогла что-либо сказать.

– Никогда больше не говорите мне об этом, – уже спокойно попросила она и добавила:

– Я в полном порядке. Все уже закончилось. И прошу только об одном – никогда больше не напоминать мне об этом.

Джулия посмотрела на настенные часы.

– Мне нужно позвонить, – сказала она и, ни на секунду не задумываясь о том, что делает нечто прямо противоположное тому, о чем просила Теда и Кэтрин менее минуты назад, начала набирать рабочий номер Пола Ричардсона.

Она чувствовала себя совершенно опустошенной. Глядя на свои дрожащие руки, Джулия не на шутку испугалась. «С этим нужно кончать», – подумала она. Причем немедленно. В конце концов, жизнь большинства людей никак нельзя назвать вечным праздником, но это не значит, что они оказываются на грани сумасшествия после каждого удара судьбы. Конечно, можно продолжать глотать транквилизаторы и вскоре превратиться в зомби, но если она хочет остаться человеком, то придется взять себя в руки и вновь научиться думать головой. Время – лучший лекарь. Хватит слез. Хватит истерик. Хватит боли. У нее есть о ком заботиться. Она нужна своим ученикам. Она нужна тем женщинам, которых пыталась вытащить из трясины невежества и избавить от унижений. Они смотрели на нее. Они брали с нее пример. И она должна показать и доказать им, что умеет с честью выходить из любой, самой сложной ситуации.

Ей срочно необходимо чем-то себя занять. Нет, нужно загрузить себя до предела. Нельзя, ни в коем случае нельзя распускаться.

– Пол, – сказала она, когда на том конце провода взяли трубку, – мне необходимо увидеться с ним. Я должна объяснить…

Пол был мягок, но категоричен:

– В данный момент это совершенно невозможно. Некоторое время начальство амариллской тюрьмы не позволит ему принимать посетителей.

– Он в Амарилло? Но ты же обещал, что его отправят в психиатрическую лечебницу! Его же необходимо обследовать и лечить!

– Я обещал, что постараюсь добиться этого. И я действительно сделаю все от меня зависящее, но на это необходимо некоторое время и…

– Не нужно рассказывать мне о «необходимом времени», – начала Джулия, но чувствуя, что снова срывается на истерику, быстро взяла себя в руки. – Этот начальник тюрьмы – самое настоящее чудовище. Он – садист. Ты сам имел возможность в этом убедиться. Зака будут избивать до тех пор, пока…

– Хэдли не тронет его и пальцем, – мягко перебил ее Пол. – Это я могу тебе твердо пообещать.

– Но как ты можешь быть уверен в этом? Ты же не знаешь…

– Я знаю. Я предупредил Хэдли, что мы собираемся допросить Бенедикта в связи с делом о похищении и я хочу, чтобы к этому допросу он был в форме. Хэдли знает, что я его терпеть не могу, и прекрасно понимает, что в случае чего у него могут быть большие неприятности. Он не захочет ссориться ни с ФБР вообще, ни со мной в частности, особенно теперь, когда и без того проводится служебное расследование в связи с недавним бунтом в его тюрьме. Хэдли слишком дорожит своей шкурой и своей работой.

– Никакого дела о похищении не будет, – напомнила ему Джулия, подчеркивая каждое слово.

– Я знаю, – успокоил ее Пол. – Я сказал это лишь для того, чтобы нейтрализовать Хэдли. Правда, не думаю, что это было необходимо. Как я уже сказал, он и без того сейчас находится под постоянным контролем.

Джулия облегченно вздохнула, и Пол добавил:

– Кажется, сегодня ты уже чувствуешь себя получше. Отдыхай. Тебе нужно побольше спать. Я приеду навестить тебя в эти выходные.

– Мне кажется, что тебе не стоит… – начала было Джулия, но Пол твердо перебил ее:

– Я приеду независимо от того, хочешь ты меня видеть или нет. Ты можешь сколько угодно беспокоиться о Бенедикте, но я в данный момент беспокоюсь о тебе. Он – убийца, и ты всего лишь выполнила свой долг. Ты сделала это и ради многих невинных людей, и ради него самого. Тебе не за что себя казнить.

Джулия кивнула, безуспешно пытаясь убедить себя, что он совершенно прав.

– Со мной все в порядке, – вслух сказала она. – Правда.

Повесив трубку, она повернулась к Теду и Кэтрин и робко улыбнулась:

– Со мной действительно все будет в порядке. К тому же, глядя на вас, приятно сознавать, что из этого кошмара вышло хоть что-нибудь хорошее.

Джулия послушно проглотила завтрак, который приготовила Кэтрин, и вновь подошла к телефону.

Ей было необходимо позвонить Мэтту Фаррелу и попросить его употребить все свое влияние на то, чтобы перевести Зака из тюрьмы в психиатрическую лечебницу. Секретарша соединила ее с Фаррелом, но его реакция на звонок превзошла самые худшие ожидания Джулии.

– Слушай, ты, подлая маленькая интриганка! – задыхаясь от ярости, прошипел он. – Оказывается, ты прекрасная актриса. Надо же мне было быть таким идиотом, чтобы поверить тебе! Если бы не моя тупость, Зак сейчас был бы на свободе! – С этими словами Мэтт швырнул трубку.

Джулия ошарашенно смотрела на стоящий перед ней телефон, и вдруг до нее медленно начало доходить, что друг Зака, очевидно, не поверил в то, что убийство Тони Остина – его рук дело. Теперь желание хоть как-то оправдаться и объяснить свои поступки стало совершенно непреодолимым. Джулия узнала телефон основного магазина «Бэнкрофт энд Компания в Чикаго, позвонила туда и сказала, что хочет поговорить с Мередит Бэнкрофт. Секретарша настояла на том, чтобы Джулия назвала свое имя. После этого надежды на то, что Мередит захочет взять трубку, практически не осталось.

Однако через несколько минут она услышала холодный и сдержанный голос:

– Мне кажется, что нам с тобой не о чем говорить, Джулия, – сказала Мередит. Но она по крайней мере подошла к телефону!

Джулия изо всех сил старалась сдерживаться, но в ее голосе все равно звучала мольба:

– Пожалуйста, выслушай меня! Я звонила твоему мужу несколько минут назад, но он не стал меня слушать и повесил трубку.

– Это неудивительно. Он тебя ненавидит.

– А ты? – спросила Джулия, сглатывая застрявший в горле ком. – Ты тоже веришь в то, что в тот вечер, когда вы были здесь, я притворялась и использовала вас обоих для того, чтобы заманить Зака в западню?

– А разве это не так? – спросила Мередит, но Джулия уловила нотку сомнения в ее голосе и судорожно ухватилась за возможность хоть немного выговориться.

– Ты не можешь верить в это. Нет. Умоляю. Позволь мне объяснить, – речь получалась сбивчивой и бессвязной, но в данный момент это не имело никакого значения. – После того, как вы были здесь, я поехала навестить бабку Зака. И она рассказала мне правду о том, как погиб его брат. Мередит, Зак застрелил его! Подумай, три человека, которые чем-либо оскорбили или рассердили его, мертвы! Я не могла ему позволить убивать и дальше. Ты должна поверить мне и понять…

В нескольких сотнях километров от Китона Мередит Фаррел откинулась на спинку кресла и потерла пальцами виски, вспоминая атмосферу веселья и любви, которая царила в тот вечер в доме у Джулии.

– – Я… я верю тебе, – наконец сказала она. – В тот вечер, когда мы были у тебя в гостях, ты не притворялась. Ты действительно любила его и даже не помышляла о том, чтобы заманить в западню.

– Спасибо, – прошептала Джулия. – До свидания.

– С тобой там все в порядке? – вдруг спросила Мередит.

– Я уже забыла, что это такое —» все в порядке «, – горько рассмеялась Джулия, но тотчас же взяла себя в руки и спокойно добавила:

– Но я справлюсь. Я сильная.


Глава 62 | Само совершенство. Том 2 | Глава 64



Loading...