home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 77

Джулия вошла в гостиную и включила свет, но как только Зак коснулся ее руки, повернулась и бросилась в его объятия. Их поцелуи были лихорадочными и исступленными. Они прижимались друг к другу с такой силой, как будто стремились слиться в одно целое.

Резкий звонок телефона заставил их подпрыгнуть. Рука Джулии дрожала так сильно, что поднять трубку удалось лишь со второй попытки.

По-прежнему не сводя глаз с Джулии, Зак начал снимать пиджак и невольно улыбнулся тому, как, заметив это, Джулия потупилась, как смущенная школьница.

– Да, миссис Адлесон, – лепетала она в трубку. – Это правда. Он действительно здесь. – С минуту она молчала, очевидно, слушая то, что говорили на том конце провода, потом сказала:

– Я не знаю. Сейчас спрошу, – прикрыв рукой трубку, она подняла страдальческий взгляд. – Это звонит жена мэра. Она спрашивает, не мог бы ты… точнее, не могли бы мы поужинать у них сегодня вечером?

Закончив развязывать галстук, Зак категорично покачал головой и начал расстегивать рубашку, с удовольствием наблюдая за тем, как щеки Джулии заливаются ярким румянцем.

– Извините, но боюсь, что сегодня мы никак не сможем. Дело в том, что мы еще не успели обсудить наши планы на ближайшее будущее. Как только мы это сделаем, я сразу дам вам знать.

Джулия собралась было повесить трубку, но в последнюю секунду передумала и засунула ее под одну из диванных подушек. В ее голове проносились сотни вопросов, сомнения сменялись надеждой. Но главным было странное, хотя и радостное ощущение нереальности происходящего. Она до сих пор не могла поверить в то, что Зак здесь, и его взгляд снова нежен, и… очень, очень сексуален.

– Я не могу поверить, что ты снова со мной, – вслух прошептала она. – Еще пару часов назад все казалось таким, таким…

– Пустым? – подсказал Зак. – И бессмысленным? – добавил он, снова подходя к ней вплотную.

Джулия кивнула:

– И абсолютно беспросветным. Зак, мне столько нужно объяснить тебе… если ты, конечно, позволишь. Но я… – ее голос сорвался, а пальцы лихорадочно гладили любимое лицо. – Я так по тебе истосковалась!

А потом необходимость в словах отпала. Зак ответил поцелуем, жадно раздвигая губы Джулии и одновременно развязывая шарф, чтобы поскорее запустить руки в роскошную гриву волос. Джулия отвечала на его ласки с тем же пылом и страстью, воспоминания о которых преследовали его в Южной Америке и заставляли просыпаться в холодном поту а амариллской тюрьме. Наконец ему все же удалось оторваться от ее губ.

– Покажи мне свой дом, – попросил Зак охрипшим голосом, который сам с трудом узнавал.

Прекрасно понимая, какая именно часть дома интересует Зака, Джулия кивнула и повела его прямо в спальню. Но, ступив за порог и увидев белую плетеную мебель, буйно разросшиеся деревья в кадках, покрытую белым покрывалом кровать и туалетный столик, он застыл на месте. Эта комната настолько походила на ту, которую он создал в своем воображении долгими бессонными ночами в Южной Америке, что на некоторое время он просто онемел от удивления. Как будто прочитав его мысли, Джулия спросила:

– Похоже?

– Не то слово. Это именно то, что я себе воображал, когда…

Заметив, как напряглось лицо Зака, Джулия закончила фразу за него:

– Когда ты лежал в своей каюте, представляя меня в этой комнате, потому что я попросила тебя об этом по телефону. Когда, – добавила она, – ты верил в то, что скоро мы будем вместе… Когда ты не мог и мысли допустить, что я тебя предам и отправлю обратно в тюрьму.

– Да, именно тогда, – с невеселой улыбкой согласился Зак.

Джулия села на кровать и подняла на Зака серьезные и умоляющие глаза:

– Мы можем ненадолго просто прилечь и немного поговорить?

Зак заколебался. С одной стороны, ему больше всего на свете хотелось оказаться вместе с ней на девственно-белой, изукрашенной бесчисленными оборочками, складочками и рюшечками постели. Но с другой стороны он понимал, что у них не будет будущего, прежде чем они окончательно не покончат с прошлым.

– Конечно. Только очень недолго, – наконец согласился он.

Набросав у изголовья побольше подушек, чтобы они оба могли устроиться поудобнее, Джулия свернулась калачиком слева от Зака. Обняв ее, он невольно вспомнил, как они сидели в уединенном домике в горах Колорадо, и улыбнулся.

– А ведь я уже и забыл, как идеально ты умещаешься у меня под боком.

– Ты вспомнил о том, как мы сидели по утрам в Колорадо, да?

Это было скорее утверждение, чем вопрос, а потому Зак лишь легонько поцеловал ее в макушку и с улыбкой добавил:

– Я также забыл о том, что ты умеешь читать мои мысли.

– Чтение мыслей здесь ни при чем. Я просто подумала о том же самом. – Чувствовалось, что Джулия тоже оттягивает момент неизбежного объяснения. Но вот она сделала глубокий вдох и сказала:

– Не знаю, с чего начать. Нет, точнее… Точнее, я просто боюсь начать. Я ведь даже не знаю, что привело тебя сюда.

Зак удивленно приподнял брови.

– Не что, а кто. Пол Ричардсон. А ты что, не знала, что он собирается поехать ко мне?

Лицо Джулии выражало настолько непритворное изумление, что Зак счел нужным кое-что уточнить.

– Сегодня утром он ворвался в мой калифорнийский дом, одетый в костюм от Брукс Бразерс, галстук от Армани и с самым настоящим значком от ФБР.

– К тебе приезжал Пол? – Джулия была настолько потрясена, что не сразу смогла подобрать нужные слова. – Пол Ричардсон? Мой Пол? Но этого просто не может быть!

– Очевидно, это все-таки может быть, – довольно резко ответил Зак. Ему только что пришло в голову, что Джулия до сих пор не сказала ни слова о том, что любит его. Стараясь говорить как можно ровнее и безразличнее, он продолжал:

– Дело в том, что у меня создалось такое впечатление, что ты хочешь моего приезда не только и не столько для того, чтобы просто объясниться. Очевидно, я пришел к этому не совсем верному выводу, просмотрев видеозаписи. А теперь мы можем перейти в гостиную и продолжить наш разговор. – С этими словами Зак попытался высвободить руку.

Но не тут-то было. Джулия вцепилась в нее мертвой хваткой.

– Зак! – срывающимся голосом сказала она. – Не смей даже и думать о том, чтобы вылезти из этой постели! Этого я тебе не прощу. Никогда. Пол – мой друг. Он был рядом, когда я была безумно несчастна и очень, очень одинока. .Голова Зака упала обратно на подушку, руки крепко обняли Джулию, а в голосе зазвучали знакомые иронические нотки:

– Ты обладаешь просто фантастической способностью выводить меня из равновесия. Эти перепады настроения становятся просто опасны для моего мозга. Да, так возвращаясь к предыдущей теме: я приехал сюда, потому что сегодня утром в мой дом ворвался Ричардсон, размахивая фэбээровским значком и здоровым коричневым конвертом, в котором были две видеокассеты и письмо. В перерывах между не слишком цензурными высказываниями о моем происхождении и попытками завязать драку он также ухитрился сообщить, что, вопреки утверждениям Хэдли, ты не собиралась выдавать меня с самого начала. Он объяснил, что на этот шаг тебя толкнули смерть Остина и визит к моей дражайшей бабушке.

– А что было на кассетах и в письме?

– На одной была записана твоя пресс-конференция после возвращения из Колорадо. Письмо ты собиралась оставить родителям и братьям, перед тем как уехать ко мне. А вторая кассета, насколько я понимаю, из архивов ФБР – на ней полностью заснят мой арест в Мехико.

Почувствовав, как содрогнулась Джулия при одном упоминании о происшедшем в аэропорту, Зак решил временно сменить тему.

– Объясни мне, ради всего святого, зачем ты отправилась с визитом к Маргарет Стенхоуп?

Кто-то позвонил в дверь, но ни Джулия, не Зак не обратили на это ни малейшего внимания.

Тяжело вздохнув, Джулия начала объяснять:

– В своем письме ты сказал, что уже очень давно хочешь помириться с ней. Ты даже хотел, чтобы я, в случае чего, отдала ей на воспитание нашего ребенка. А по телефону ты что-то говорил о проклятии, которое мы можем навлечь на себя, так безжалостно сжигая все мосты. Вот я и решила поехать к ней и объяснить, что ты любишь ее и жалеешь о том, что произошло много лет назад.

– И она рассмеялась тебе в лицо?

– Хуже. В процессе разговора зашла речь о Джастине. Она сказала, что ты убил его, и протянула целую кучу документов, в которых ты сам признаешься в убийстве. И когда я узнала об этой ссоре, о выстреле, я… – Джулия сделала судорожный вдох, собираясь с силами. – Я поняла, что ты мне лгал, Зак. Я пыталась убедить себя, что ты солгал ей, а не мне, но после гибели Остина верить в это становилось невозможным! Ты только представь себе! Все выглядело так, как будто три человека, чем-то тебе не угодившие, погибли от твоей руки. Я подумала… Нет, я действительно поверила в то, что говорила твоя бабка. А она сказала, что ты безумен. И тогда я решила выдать тебя. Клянусь, я сделала это только потому, что считала, что так будет лучше для тебя.

– Я тебе не солгал о Джастине, Джулия. Я солгал риджмонтской полиции.

– Но почему?

– Потому что дед попросил меня об этом. Если бы всплыла история с самоубийством, то полицейские не успокоились бы, пока не докопались до его причин. А мы не хотели, чтобы эта злобная старуха узнала о том, что ее любимый внук был гомосексуалистом. Мне, право, не стоило принимать это так близко к сердцу, – горько добавил Зак. – Джастину уже ничто не могло ни помочь, ни навредить, а вот ей небольшая шоковая терапия могла бы пойти только на пользу.

– Но если ты знал, как она к тебе относится, то как ты мог даже подумать о том, чтобы отдать ей на воспитание нашего ребенка?

– Какого ребенка, Джулия? – с хорошо разыгранным удивлением поинтересовался Зак.

Лицо Джулии снова осветилось той заразительной улыбкой, которая скрашивала его жизнь в Колорадо.

– Того, которого я выдумала, чтобы ты позволил мне приехать к тебе.

– Ах, этого ребенка!

Джулия расстегнула еще одну пуговицу его рубашки и поцеловала в шею.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Если ты будешь продолжать в том же духе, то вместо ответа рискуешь получить настоящего ребенка.

Рассмеявшись, Джулия положила руки ему на грудь.

– Я ужасно жадная, Зак. Я хочу получить и то, и другое.

– Ты действительно хочешь этого? – нежно спросил Зак, сжимая в ладонях ее лицо. – Ты действительно хочешь ребенка от меня?

– Ужасно хочу.

– Тогда сегодня ночью нам придется над этим хорошенько поработать. Если ты, конечно, в настроении.

Закусив губу, Джулия тщетно пыталась сдержать смех.

– Насколько я помню физиологию, главное, чтобы в настроении был ты.

– Честно говоря, я в подходящем настроении с самого утра, с тех пор как прочитал твое письмо. Убедительное доказательство находится в пределах досягаемости.

В дверь снова позвонили, но с тем же успехом, что и в первый раз. Тем не менее Джулия торопливо отдернула руку от «убедительного доказательства», – Так ты все-таки собираешься ответить на мой вопрос или нет?

– Да, – вздохнул Зак, поняв, что от ответа уйти не удастся. – Если ты получше вспомнишь, что именно я написал тебе в письме, то вспомнишь и то, что я хотел предварительно написать ей, а потом уже посылать туда тебя с ребенком. Честно говоря, прежде чем написать ей, я собирался написать Фостеру.

– Фостеру? Старику дворецкому? Зак кивнул.

– В свое время дед взял с него слово, что он будет молчать о том, что произошло на самом деле. Но он все знает. Фостер был в холле, когда раздался выстрел, и видел, как я бежал из своей комнаты в комнату Джастина, который к тому времени был уже мертв. Я собирался освободить Фостера от данного тогда обещания и попросить его рассказать своей хозяйке правду.

– Она же твоя бабушка, Зак. Несмотря ни на что. Так почему бы тебе ее так и не называть. Мне кажется, что она любила тебя гораздо сильнее, чем ты себе представляешь. Если бы я могла встретиться с ней теперь и поговорить, то…

– Эта женщина умерла для меня, Джулия. – довольно резко перебил ее Зак. – И я не желаю больше никогда слышать о ней. Особенно от тебя.

Джулия открыла было рот, чтобы что-то возразить, но в последнюю секунду передумала и с улыбкой сказала:

– Ты никому и никогда не даешь второго шанса, да?

– Совершенно верно.

– Кроме меня.

– Кроме тебя, – согласился Зак, легонько потрепав ее по щеке.

– И сколько у меня еще шансов?

– А сколько тебе нужно?

– Боюсь, что очень много, – потупилась Джулия с таким преувеличенно-виноватым видом, что Зак невольно рассмеялся и порывисто обнял ее. В эту минуту он заметил тоненькую серебряную цепочку, выглядывающую из-под воротника.

– Что это?

– Где? – Вопрос был чисто риторическим, потому что Джулия сразу поняла, о чем идет речь, и инстинктивным движением попыталась поплотнее запахнуть ворот.

– Здесь, – Зак пальцем поддел цепочку и попытался вытянуть ее наружу.

Испугавшись, что кольцо лишний раз напомнит Заку о том кошмаре, который произошел в Мехико, Джулия судорожно прижала его к груди.

– Не трогай. Пожалуйста, не трогай, я тебя очень прошу!

Озадаченный ее волнением, Зак ощутил легкий укол ревности.

– Так что же это все-таки? – спросил он, стараясь не выходить из себя и говорить как можно спокойнее. – Подарок от старого поклонника?

– Что-то в этом роде. Я сниму.

– Но прежде я все же хотел бы на это взглянуть.

– Нет.

– Мужчина имеет право получить некоторое представление о вкусе своих предшественников.

– У этого человека безупречный вкус! Ты бы его полностью одобрил. И оставь цепочку в покос.

– Джулия, ты совершенно не умеешь врать. А теперь давай все-таки посмотрим, что же висит на этой цепочке. – С этими словами он отвел ее руки и вытащил цепочку.

На его ладони оказалось платиновое обручальное кольцо, усыпанное сверкающими бриллиантами.

– Почему ты не хотела, чтобы я его увидел?

– Я боюсь всего, что может напомнить тебе о Мехико. Я не знаю, смогу ли когда-нибудь забыть то, как ты на меня посмотрел, после того как понял, что… – Голос Джулии дрожал и срывался. – Точнее, я знаю, что никогда не смогу этого забыть. Этот взгляд будет преследовать меня всю жизнь.

С сожалением смирившись с необходимостью еще на некоторое время отложить занятия любовью, Зак отстранил Джулию и сел.

– Давай покончим с этим раз и навсегда.

– ( – чем? – испуганно переспросила Джулия. – Куда ты собрался?

– У тебя есть видеомагнитофон? Теперь страх в голосе Джулии сменился неприкрытым изумлением.

– Да, в гостиной.


– Что ты делаешь? – Глядя на то, как Зак достает из дипломата кассету и вставляет ее в магнитофон, Джулия снова начала нервничать, но попыталась скрыть это, перейдя на небрежно-шутливый тон. – Надеюсь, что это «Грязные танцы», а не постельная сцена одного из твоих старых фильмов.

Зак сел рядом с ней на диван, обнял ее за плечи и, притянув к себе, спокойно сказал:

– Эту запись я смотрел сегодня уже несколько раз. Она – одна из конфискованных ФБР в Мех…

Джулия не дала ему договорить. Судорожно вырываясь, она пыталась завладеть пультом дистанционного управления.

– Я не хочу этого видеть! Никогда!

– Мы должны посмотреть это вдвоем, Джулия. Ты и я. Тогда этот кошмар перестанет стоять между нами и тебе не нужно будет бояться.

– Пожалуйста, Зак, не заставляй меня снова проходить через это! – Джулию начала бить крупная дрожь. – Я этого просто не выдержу!

– Смотри на экран! – Зак был неумолим. – Хотя мы были там вместе, но до сегодняшнего дня я даже не подозревал, что делала ты в то время, как меня арестовывали. И мне кажется, что у тебя об этом тоже не очень четкое представление.

– Ошибаешься! Я очень хорошо помню, что именно они делали с тобой! Так же как помню и о том, что все это происходило по моей вине!

Зак насильно развернул ее лицом к экрану.

– А сейчас я попрошу тебя смотреть не на меня, а на себя. И тогда ты увидишь то же, что увидел я, – женщину, страдающую даже больше, чем я сам.

Джулия заставила себя смотреть на экран, на котором разворачивалась столь памятная ей сцена. Она слышала собственные истерические выкрики, видела, как Пол оттаскивает ее в сторону, приговаривая, что «все кончено», видела, как к ней подходит Хэдли и с гнусной ухмылкой передает ей обручальное кольцо. Видела, как она сама, рыдая, судорожно прижимает кольцо к груди.

– Джулия, – с нежностью прошептал Зак, привлекая ее к себе, – постарайся посмотреть на себя со стороны. И тогда ты увидишь то, что вижу я. Ведь это всего лишь кольцо – кусок металла и несколько камней. А посмотри, как много оно для тебя значит.

– Но ведь это было обручальное кольцо, которое ты выбрал для меня! Поэтому я так плакала.

– В самом деле? – легонько поддразнил ее Зак. – А я-то думал, что плачешь оттого, что бриллианты недостаточно велики.

Реплика подействовала. Правда, смех Джулии прозвучал еще несколько истерично, но слезы уже высохли.

– А теперь, – ухмыльнулся Зак, покрепче прижимая ее к себе, – начинается моя самая любимая часть. Не смотри на то, что они делают со мной, – быстро добавил он, чувствуя, как она вздрогнула, увидев занесенные дубинки. – Лучше обрати внимание на то, что происходит в правом углу экрана. Должен отметить, что у вас замечательный хук правой, леди.

Удивленно наблюдая за тем, как она с кулаками набросилась на Хэдли, Джулия испытывала странную смесь смущения и удовольствия. Значит, ей все-таки удалось хоть как-то поквитаться с этим мерзавцем.

– Честно говоря, я почти ничего не помню, – прошептала она.

– Неудивительно. Зато Хэдли, несомненно, запомнит это надолго. Особенно то, что произойдет сейчас. Когда Ричардсон попытался оттащить тебя и ты не смогла больше достать до Хэдли руками, ты…

– Заехала ему ногой! – закончила Джулия, не веря собственным глазам.

– И куда! Прямо в пах, – с гордостью констатировал Зак, наблюдая за происходящим на экране с нескрываемым удовольствием. – Ты даже не, представляешь, сколько людей в этом мире страстно мечтали бы повторить твой подвиг.

Джулия молча кивнула. Она наблюдала за разворачивающимся на экране действием. Дело шло к развязке – вот уже ее тело безвольно обмякло в руках Пола, а доктор вонзил ей в руку шприц. На этом кассета заканчивалась.

Не обращая внимания на продолжающий работать магнитофон, Зак повернулся к Джулии. Теперь его голос снова звучал совершенно серьезно:

– Перед тем как окончательно забыть об этой истории, мне еще предстоит свести счеты с Хэдли. После того как я с ним разделаюсь, он окажется в одной из собственных камер.

– Это не человек, а дьявол! Самый настоящий дьявол!

– Зато ты, – все так же серьезно сказал Зак, приподнимая ее подбородок, – самый настоящий ангел. Знаешь, что я чувствовал каждый раз, когда смотрел эту запись?

Джулия отрицательно покачала головой, и Зак продолжал:

– Я чувствовал себя любимым. Искренне, беззаветно, преданно любимым. Даже будучи уверенной, что я сумасшедший и убийца, ты продолжала любить меня и плакать из-за меня. Я никогда не встречал женщину, которая бы обладала твоим мужеством… – Его губы коснулись уголка ее глаза и переместились ниже, к уголку рта. – Или которая бы умела любить так, как ты. – Руки Зака скользнули под майку и начали расстегивать пояс на джинсах Джулии. Одновременно его язык жадно раздвигал ее губы, делая поцелуй все глубже и глубже. Пальцы гладили нежную обнаженную кожу. Когда же Джулия наконец дрожащими руками расстегнула его рубашку и коснулась груди, он не смог сдержаться и застонал. Но, к сожалению, оказалось, что звон, который он поначалу принял за шум в ушах, имел совершенно другой источник. Кроме того, этот очередной посетитель не ограничился звонком и начал попросту колотить в дверь. Чертыхнувшись, Зак сел и протянул руку Джулии, намереваясь увести ее в спальню.

– Джулия! – раздался за дверью голос Теда, после чего последовала очередная серия ударов.

– Это мой брат!

– Может, ты предложишь ему заглянуть к тебе завтра? Джулия уже собиралась именно так и поступить, но в это время за дверью снова послышался смеющийся голос Теда:

– Открывай немедленно. Я же знаю, что ты там. Тем более что это в твоих же интересах.

Поспешно приведя в порядок волосы и одежду, Джулия направилась к двери.

– Думаю, что мне все же лучше открыть и узнать, чего он хочет.

– Я подожду на кухне.

– Но я бы хотела, чтобы ты с ним познакомился, раз уж он здесь.

– Ты хочешь, чтобы я познакомился с ним прямо сейчас? – Зак выразительно опустил глаза вниз. – В таком виде?

Нежные щеки Джулии окрасились ярким румянцем.

– Теперь, по здравом размышлении, мне кажется, что тебе действительно лучше подождать на кухне.

Джулия распахнула дверь как раз тогда, когда Тед уже занес руку для очередного удара. Окинув сестру понимающим, смеющимся взглядом, он весело сказал:

– Прошу прощения за несвоевременный визит. Извините, что помешал. А где Бенедикт?

– На кухне.

– Понятно, – рассмеялся Тед.

– Что тебе понятно и зачем ты пришел? – Джулия была смущена и раздосадована, но в то же время испытывала огромную признательность по отношению к брату. Потому что теперь, пусть и с некоторым запозданием, она поняла, кто именно передал ее письмо Полу.

– Думаю, что мы сэкономим массу времени, если я объясню причину своего визита вам обоим одновременно. – С этими словами Тед направился прямиком на кухню, по пути лишь ненадолго задержавшись в спальне. Судя по всему, его что-то чрезвычайно забавляло.

– Зак, это мой брат Тед. – Тихий голос Джулии заставил Бенедикта вздрогнуть от неожиданности. Он резко обернулся и… увидел еще одно знакомое лицо.

Заметив его реакцию, Тед кивнул:

– Да, я был в Мехико вместе с Джулией. Немного придя в себя, Зак протянул руку.

– Рад встретиться с вами при более благоприятных обстоятельствах.

– Но не в данный момент, – улыбнулся Тед, пожимая протянутую руку. – И на вашем месте я бы приготовил себе выпить чего-нибудь покрепче. – Перехватив удивленный взгляд Джулии, он пояснил:

– Отец желает видеть вас обоих. Немедленно! – последнее слово Тед произнес самым зловещим тоном, на который только был способен. – Кэтрин уже там. Помогает маме убедить отца спокойно подождать, вместо того чтобы приехать прямо сюда, что он собирался сделать поначалу, когда не смог тебе дозвониться.

– Но к чему такая спешка? – удивленно спросила Джулия.

Проигнорировав вопрос сестры, Тед прислонился к стене, засунул руки в карманы и повернулся к Заку:

– А вы, случайно, не догадываетесь, почему отец Джулии так рвется поскорее перекинуться с вами парой слов? Зак налил в Стакан воды и залпом выпил.

– Думаю, что догадываюсь.

– Джулия, – с улыбкой повернулся Тед к сестре. – Тебе бы не мешало посмотреть на себя в зеркало. Ты выглядишь уж слишком… э-э… очаровательно-взъерошенно. А я пока позвоню отцу и скажу, что мы скоро будем.

Развернувшись, Джулия направилась в спальню. Тед, обнаружив телефон, извлек из-под подушки трубку и начал набирать номер.

Когда Тед вернулся на кухню, Зака там уже не было. Он появился несколько минут спустя аккуратно выбритый и причесанный. Тед, использовавший возникшую паузу для изучения содержимого многочисленных кухонных шкафчиков, спросил через плечо:

– Вы случайно не в курсе, куда Джулия на этот раз поставила водку?

– На этот раз? – рассеянно переспросил Зак, слишком поглощенный мыслями о предстоящей встрече со своим будущим тестем.

– У Джулии есть одна довольно необычная привычка, – пояснил Тед, на всякий случай заглядывая под раковину. – Когда ее что-то беспокоит, она начинает переставлять вещи, наводить порядок. Это помогает ей успокоиться.

– Я знаю, – улыбнулся Зак, вспомнив, как впервые застал ее за этим занятием в Колорадо.

– Ну в таком случае вы не будете сильно удивлены, – продолжал Тед, открывая холодильник в поисках выпивки, – узнав, что с тех пор, как вас выпустили из тюрьмы, она сделала полную перестановку во всех шкафах, шкафчиках и тумбочках. А также перекрасила гараж. На верхней полке все бутылки и банки расставлены по размеру. Самые высокие – слева. На следующей полке она выстроила их в обратном порядке, очевидно в эстетических целях. А на прошлой неделе все было подобрано по цветам. На это стоило посмотреть.

– Не сомневаюсь, – улыбнулся Зак, но улыбка получилась не слишком веселой. Ему было больно думать о том, какие страдания он причинил Джулии.

– И это еще не все. – С этими словами Тед распахнул дверцу ближайшего шкафчика. – Здесь она расставила все в алфавитном порядке.

– Что?..

– Посмотрите сами.

Заглянув через плечо Теда, Зак увидел, что все консервы, бутылки и коробки стояли ровными рядами, как солдаты на плацу.

– Анчоусы, апельсиновый сок, арахис, – не веря собственным глазам, бормотал Зак. – Артишоки, бекон, блинная мука, фасоль… Она не правильно поставила фасоль!

– Ничего подобного, – сказала вошедшая в кухню Джулия, тщетно пытаясь сохранять непринужденный вид под смеющимися взглядами мужчин. – Фасоль, как ей и положено, стоит на букву Б.

– На Б? – с преувеличенной серьезностью спросил Зак, из последних сил сдерживая смех.

– Конечно, – с достоинством ответила Джулия, снимая невидимую пылинку со своего безупречно чистого свитера. – Ведь слово «бобы» начитается на букву «б».

– В таком случае, где водка? – прошептал Зак, зарываясь лицом в ее волосы. – Тед ее никак не мог найти. Джулия подняла на него смеющийся взгляд.

– Естественно, она находится на букву С.

– И какого же черта она там делает? – поинтересовался Тед, наконец находя бутылку.

Давясь от смеха, Зак очень серьезно пояснил:

– На букву С стоит все спиртное. Это же совершенно естественно.

Джулия согласно кивнула, на этот раз и не пытаясь сдержать смех.

– Жаль, что на выпивку уже не осталось времени. – Тед с сожалением поставил бутылку обратно в шкаф.

– Я не хочу пить, – ответил Зак.

– Боюсь, что вы об этом очень пожалеете. Полицейская машина Теда была припаркована за поворотом. Зак неохотно скользнул на заднее сиденье. На его лице появилось напряженное выражение.

Джулия мгновенно почувствовала перемену в его настроении.

– Что случилось?

– Ничего. Просто полицейская машина не относится к моим любимым средствам передвижения.

Глаза Джулии на мгновение потемнели, но она почти тотчас же взяла себя в руки, решив, что единственный способ поднять настроение и Заку, и себе – это обратить все в шутку.

– Тед, – обратилась она к брату, стараясь говорить как можно серьезнее, но в глазах ее уже снова прыгали веселые чертики, – тебе следовало взять «блейзер» Карла. Заку он нравится гораздо больше, чем… чем твоя машина.

Мужчины весело рассмеялись.


Глава 76 | Само совершенство. Том 2 | Глава 79



Loading...