home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 85

– Ты уверен, что в церкви все готово?

Глядя на то, как Зак в сотый раз счищает невидимые пылинки со своего смокинга, Мэтт Фаррел с трудом сдержал улыбку.

– Готово все, кроме тебя.

Накануне вечером Зак не смог связаться с Калифорнией из боязни, что его разговор может случайно услышать кто-нибудь из Мэтисонов. Так что ему в который раз пришлось полностью положиться на Мэтта и Мередит Фаррел, которые прилетели вчера и остановились в доме Джулии. Именно им он поручил роль связных между собой и Салли Моррисон.

– Из Калифорнии все прилетели?

– Они уже давно в церкви.

– Ты предупредил Мередит, чтобы она не позволяла Джулии заглядывать в церковь до начала церемонии? – продолжал допрашивать друга Зак, завязывая галстук. – Я не хочу, чтобы она раньше времени увидела гостей. Это должно быть сюрпризом.

– Не волнуйся, Мередит и Кэтрин Кахилл следуют за ней по пятам, как две тени. Бедная Джулия не сможет даже вздохнуть так, чтобы одна из них этого не заметила. Не удивлюсь, если Джулию уже заинтересовало столь пристальное внимание.

– – Ты уверен, что Барбра прилетела? – спросил Зак, надевая смокинг.

– Она здесь, вместе со своим аккомпаниатором. Я разговаривал с ней вчера вечером. В настоящее время она стоит на хорах и наверняка с нетерпением ждет, когда же все это начнется.

– А который час?

– Без десяти четыре. У нас всего десять минут, чтобы добраться до церкви. Тед Мэтисон уже там. Кстати, по дороге я собираюсь проверить, насколько хорошо ты запомнил то, что тебе втолковывали во время вчерашней репетиции.

– Если ты помнишь, то у меня уже был один генеральный прогон, – сухо напомнил ему Зак.

– Да, но здесь имеются некоторые весьма существенные отличия.

– В самом деле? И какие же именно?

– В тот раз ты был не так счастлив, зато совершенно спокоен.

Было и еще одно весьма существенное отличие. И Зак понимал это лучше, чем кто бы то ни было. Он понимал это даже до того, как оказался в переполненной церкви, перед своим будущим тестем, в окружении улыбающихся лиц, горящих свечей и благоухающих букетов белых роз, перевязанных белыми атласными ленточками. С чувством благоговения и совершенной радости он стоял у алтаря и ждал Джулию. Когда же наконец в проходе появились Мередит, Кэтрин и Сара в одинаковых платьях из нежно-зеленого шелка, красивые, улыбающиеся и спокойные, он испытал странное чувство абсолютной уверенности в том, что все, что сейчас произойдет, будет правильно и хорошо.

Орган заиграл громче, и сердце Зака учащенно забилось в предвкушении того, что сейчас совершится.

Утопая в облаке белого шелка, к нему по проходу приближалась женщина, которую он когда-то сделал своей заложницей, которая научила его смеяться и которую он любил. В теплом мерцании свечей ее глаза буквально излучали безмерную любовь. Зак видел в них и другое – обещание долгой счастливой жизни, дома, полного детей, смеха и радости. Он заметил, как эти родные, единственные глаза расширились от удивления, когда с хоров полился фантастический голос Барбры Стрейзанд. И песня была именно та, которую Зак попросил спеть, когда Джулия будет идти к алтарю.

Прежде – о как давно это было,

Был сном мой день.

Но сон стал явью – ведь ты явилась,

И бежала ночь.

Прежде небо скрывали тучи в стране «Без Тебя»,

Но ты со мною, и светел луч, и горит звезда.

Аладдинову лампу держу в руках,

И тело пронзает дрожь.

И под взглядом твоим оживает мечта,

И легка моя ноша.

Зак крепко сжал руку Джулии, и они повернулись лицом к алтарю.

Преподобный Мэтисон улыбнулся и раскрыл книгу, которую держал в руках.

– Друзья мои, мы собрались здесь, чтобы перед лицом Господа нашего…

Мэтт Фаррел повернулся и посмотрел в глаза жены. Тед и Кэтрин улыбнулись друг другу.

Сидя в одном из задних рядов, Генрих Хенкельман придвинулся поближе к Флосси Элдридж и взял ее за руку.

От находившегося прямо за ними Вилли Дженкинса не укрылись нежные взгляды, которыми обменялась пожилая парочка, и, толкнув в бок сидящую рядом девочку, он заговорил громким театральным шепотом: . – Голову даю на отсечение, что Хенкельман не согласится на условия преподобного Мэтисона. Он уже слишком стар для того, чтобы ждать…

Девчушка за словом в карман не полезла:

– Заткнись, Вилли. Я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь.

Нимало не смущенный такой реакцией, Вилли продолжал шептать заговорщическим шепотом:

– Мой старший брат рассказал мне, что Мэтисон никому не разрешает целоваться аж до самой свадьбы.

– Подумаешь! Целоваться! – фыркнула девчушка, но на всякий случай отодвинулась подальше.


Глава 84 | Само совершенство. Том 2 | Глава 86



Loading...