home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Артиллерия-2

Но закончить в газете тему об артиллерии предыдущей главой не удалось.

Уважаемый Юрий Игнатьевич! Прочитал в «Дуэли» от 21-го июля статью об артиллерии и сразу решил написать ответ. Я не учел, что Вы являетесь главным редактором газеты и потому позволил себе несколько раз исправить положения Вашей статьи, которые мне кажутся неверными. К сожалению, статья об артиллерии по стилю близка к «Огоньку» конца 80-х, а не к патриотическому изданию 90-х. Нужно быть объективным в оценках прошлого, но наша артиллерия, на мой взгляд, это та область, по поводу которой даже немцы слова дурного не говорили. Если хотите, можете опубликовать мою статью, никакие гонорары мне не нужны, мне просто хотелось бы донести до людей правду. Если нужны исправления, дополнения – пишите.

Или я уже действительно много знаю о Великой Отечественной войне, или эта тема никак не хочет меня отпустить по другим причинам. Начал я ее в газете исключительно для того, чтобы в ходе дискуссии понять причины наших тяжелых потерь в ту войну и, поняв, не повторить их. Чтобы научиться хотя бы раз на ошибках своих отцов и дедов, а не на своих собственных.

Но есть проблема. Как только я задену наши недостатки того или иного аспекта войны, моментально возмущаются «специалисты» и начинают защищать честь своего мундира. Затронешь авиацию, кричат – не тронь: наши авиаконструкторы и наша авиация были лучшими в мире! Затронешь танки – не тронь: наши танки самые лучшие в мире! А что случается, когда затронешь самого лучшего в мире полководца Жукова? Уму непостижимо, сколько у нас на пенсии специалистов-полководцев с кругозором в пределах мемуаров Георгия Константиновича!

Короче – в ту войну все было очень хорошо! Одно непонятно – откуда же такие потери наших войск и отчего это мы до Кавказа отступали? На курорт захотелось?

Лучший полководец Жуков с лучшими танками, пушками и самолетами в 1941 г. под Москвой обеспечил смерть 51 советского солдата за смерть одного немецкого. Это что?! Оттого, что все было хорошо?

Я долго не находил места в газете статье «Артиллерия», наконец, дал ее, и… специалист тут как тут с данной статьей. Причем она такова, что я прошу извинения у ее автора – Алексея Исаева, – но комментировать ее буду частями. Итак, он начинает.

Неужели дела в отечественной артиллерии обстояли именно так, как написал уважаемый Юрий Мухин? Да, все было именно так прискорбно, но за 3 десятилетия до Великой Отечественной, в Первую мировую войну ядром русской артиллерии была трехдюймовка, в то время как у немцев заметную роль играли орудия с навесной траекторией стрельбы (в русском корпусе было двенадцать 122-мм гаубиц, а в немецком 12 легких 105-мм и 16 тяжелых 150-мм гаубиц). Трехдюймовки совершенно не годились для выкуривания немцев из траншей, а 122-мм гаубиц было мало. Первая мировая стала триумфом гаубиц, и немцы честно развивали этот вид артиллерии, создавая такие причудливые изделия, как упомянутая Мухиным 7,5 cm IeIG с раздельным заряжанием или 15 cm sIG короткоствольная гаубица (длина ствола всего 12 калибров) большого калибра. От дивизионной пушки немцы отказались. Примерно по такому же пути развивалась артиллерия и других стран, где в дивизионной артиллерии преобладали легкие гаубицы.

Однако прогресс не стоял на месте, и на полях сражений появились танки, борьба с которыми стала одной из первоочередных задач артиллерии. Потребовались орудия с настильной траекторией и высокой скорострельностью, способные поражать танки.

Что значит «одной из первоочередных задач артиллерии» стало уничтожение танков? Миномет – тоже артиллерия. Вы что – и ему ставите задачу борьбы с танками?

При этом хотелось бы заметить, что гаубица вовсе не является идеальным средством поражения такой «горизонтальной» цели, как залегшая пехота. Снаряд, падающий отвесно и разрывающийся на «остром конце», может и хорош, но настильная траектория позволяет стрелять еще эффективнее – на рикошетах. Сталкивающийся с землей под небольшим углом снаряд словно подпрыгивает вверх на несколько метров и разрывается в воздухе, засыпая пространство под собой осколками. Залегшая пехота поражается осколками сверху, это эффективнее, чем разрыв на земле, дающий небольшой процент «полезных» осколков, летящих вдоль земли. Учитывая в несколько раз больший темп стрельбы 76-мм дивизионки за счет унитарного заряжания, можно себе представить, какой град осколков обрушится на залегшего противника. В ходе войны к снаряду ЗИС-3 был даже создан специальный взрыватель, обеспечивающий наиболее эффективное использование рикошета.

Вам следовало бы дописать, что стрельба «на рикошетах» возможна только по живой силе вне укрытий, при идеальной местности (ровной и твердой) и при угле падения снаряда не более 15°. Вам следовало бы знать, т. Исаев, что враг – он тоже не дурак, и открыто на такой местности находился очень редко уже в начале века. На что русская шрапнель эффективнее стрельбы «на рикошетах», но и она вызывала сомнения уже в русско-японскую войну.

Вам не надо представлять себе «темп стрельбы» по таблицам ТТХ (тактико-технических характеристик), а лучше поинтересоваться реальным боем: сколько времени летит снаряд до цели, сколько требуется времени, чтобы внести корректировки в прицел, снова навести орудие на цель. Именно это время определяет темп боевой стрельбы, а не время заряжания унитарным выстрелом.

Да, несомненно, «тройной универсализм» по Тухачевскому, т. е. дивизионная пушка как средство поддержки дивизии, противотанковая и зенитная – это излишество. Но универсализм по двум направлениям – противотанковый и противопехотный огонь – вполне обоснован. Здесь же мне хотелось бы высказать свое удивление в отношении противопоставления нашей 76-мм ЗИС-3 и легкой пехотной пушки немцев 7,5 cm IeIG с раздельным заряжанием. Аналогом этой пушки у нас является полковая пушка обр. 1927 г., которая, хотя и больше по весу своего немецкого аналога (900 кг), но обладает возможностью стрельбы по танкам, такое орудие неплохо себя показало в этом качестве под Москвой в 41-м. На 1 июня 1941 г. «полковушек» было почти столько же, сколько 76-мм Ф-22.

Полковую пушку образца 1927 года с таким же успехом можно считать аналогом швейной машинки, а не немецкому пехотному орудию. И не надо вспоминать про успехи нашей артиллерии под Москвой – за эти «успехи» расплатились расчеты орудий, пехота и сотни тысяч московских ополченцев.

В конце 30-х оперился и другой «гадкий утенок» Первой Мировой – миномет. Минометы стали легким, скорострельным средством, способным вести навесной огонь. Это средство позволило накрывать цели, находившиеся в лощинах, на обратных скатах высот. В СССР был создан помимо 82-мм (аналогом которого был немецкий 81-мм) миномета крупнокалиберный 120-мм миномет, который не уступал немецкой легкой гаубице на коротких дистанциях и стрелял миной, содержащей больше взрывчатого вещества (3 кг против 1,5 кг в осколочно-фугасном снаряде 105-мм легкой гаубицы немцев), и при этом весил в несколько раз меньше (282 кг против 1,9 тонны). Как аргумент привожу данные гаубицы IFH и 120-мм миномета на коротких дистанциях.

1) 120-мм миномет: начальная скорость 272 м/с, осколочно-фугасная мина весит 16,2 кг, 3 кг тола, дальность стрельбы 5500 м.

2) 10,5 cm IFH характеризуется следующими данными:

Военная мысль в СССР и в Германии

Снаряд немецкой гаубицы весил 15 кг, содержал 1,7 кг ВВ.

Как «аргумент» Вы обязаны были бы привести все данные немецкой гаубицы, а не половину их. При 6 картузах заряда эта гаубица даже в начале войны стреляла на 10,7 км.

А это значит, что если установить миномет даже в опасной близости к переднему краю, то он сможет обстрелять цели по фронту едва ли на 8 км. А гаубица, даже в 5 км в своем тылу, накроет цели на фронте в 16 км, в том числе и наши 120-мм минометы. Причем сделает это в считанные минуты. А миномет придется перемещать к отдаленной цели, теряя время.

120-мм миномет потому и назван полковым, что как дивизионное оружие – не годится.


Военная мысль в СССР и в Германии

120-мм полковой миномет


Минометы взяли на себя значительную часть задач, которые решались в Первую Мировую войну гаубицами. Это и стрельба по траншеям противника, и разрушение проволочных заграждений, и пробивание проходов в минных полях, и стрельба по обратным скатам высот. Тем самым был закрыт основной недостаток пушечной артиллерии – невозможность работать по целям в складках местности.

Поэтому, на мой взгляд, армия Германии вступила во Вторую Мировую войну с артиллерией, предназначенной для сражений Первой Мировой и идеально подходящей именно для той, ушедшей к 1941-му в прошлое, войны.

А чем это Вторая Мировая война отличалась от Первой? Пехота перестала зарываться в землю и стала атаковать по ровному месту в плотных колоннах? Увеличилось количество кавалерии – идеальной цели для рикошетирующих снарядов? Вы что же – даже сегодня не понимаете, что потребность в гаубицах еще более возросла?

Напротив, артиллерия СССР, ориентированная на универсальные дивизионные пушки и крупнокалиберные минометы больше соответствовала требованиям Второй Мировой войны. И это был осмысленный курс советского руководства. И. В. Сталин на выступлении перед выпускниками военных академий 5-го мая 1941 г. сказал: «Раньше было большое увлечение гаубицами. Современная война внесла поправку и подняла роль пушек. Борьба с укреплениями и танками противника требует стрельбы прямой наводкой и большой начальной скорости полета снаряда…». Что имелось в виду под «борьбой с укреплениями»? Вовсе необязательно превращать ДЗОТ противника в скульптуру из торчащих из земли бревен. Достаточно несколько разрывов снарядов перед амбразурой, и влетевшие в нее осколки заставят пулемет замолчать. Не менее эффективна 76-мм пушка с настильной траекторией по бронедеталям ДОТов.

Это Вы кино насмотрелись. При нашей артподготовке немцы либо покидали укрепления, либо ложились в них на землю. И осколки летели мимо них. А когда наша артиллерия переносила огонь в глубину, чтобы дать подняться в атаку нашей пехоте, немцы поднимались и косили ее из пулеметов. Укрепления требовалось разрушать полностью и надежно – сверху, гаубичными снарядами.

Для того, чтобы выстрелить по «бронедеталям» ДОТа, надо выкатить пушку руками на прямую наводку в виду расчета ДОТа, который уже пристрелял всю местность, и под огнем ДОТа пристреляться к «бронедеталям». Это же Вам не кино! И если так делали в войну, то только потому, что в дивизиях не было гаубиц подавить ДОТ с безопасного расстояния.

История знает и другие примеры удачного решения задачи создания хорошего универсального орудия. Например, американская морская 127-мм пушка с длиной ствола 38 калибров, способная стрелять по морским и воздушным целям.

Напоминаю: море – не суша, оно гладкое, корабли не прячутся в оврагах и за кустами. Поэтому морские и зенитные орудия по мощности одинаковы, и наши корабли били по немецким самолетам из главного калибра безо всякой универсализации орудий.

Грабин, создатель ЗИС-3, недаром назвал свою книгу «Оружие победы», роль ЗИС– 3 и других грабинских «дивизионок» (Ф-22, УСВ) в войне сложно переоценить. Началось все с 41-го. Оказалось, что 76-мм дивизионки – это единственные орудия советской дивизии, способные эффективно бороться с немецкими танками. Нас постигла та же беда, что и немцев – основная противотанковая пушка оказалась неэффективна против средних и тяжелых (по немецкой классификации к ним относился Т-IV) танков немцев. 45-мм пушка получила прозвище «Прощай, Родина!» из-за того, что ее снаряды не пробивали брони немецких танков, хотя должны были это делать по ТТХ. Происходило это из-за перекалки снарядов. Это тема отдельного разговора, не буду на этом сейчас останавливаться. Фактически 76-мм дивизионные пушки были одним из основных противотанковых средств РККА/СА в ходе войны. В истребительной противотанковой дивизии 1942 г. ЗИС-3 составляли 60 % орудий. Такую же существенную роль 76-мм дивизионки играли в ИПТАП (истребительно-противотанковых артиллерийских полках), сдерживавших атаки немцев под Курском. Именно советская артиллерия была названа Сталиным победителем Курской битвы. По функциям противотанкового средства ЗИС-3 была истинно универсальной пушкой – в дивизиях она помимо функций дивизионного орудия решала задачи борьбы с танками, в ИПТАП ЗИС-3 привлекались для поддержки пехоты. Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов вспоминает: «… основная тяжесть в борьбе с танками противника падала на истребительно-противотанковую артиллерию. …Этот вид артиллерии мы полюбили не только за меткую стрельбу по танкам противника, но и за удары прямой наводкой по отдельным вражеским орудиям и пулеметам».

Итак, из-за того, что кабинетные умники отвергли предложение маршала Кулика (предсказывавшего увеличение брони танков) создать до войны 57-мм и 107-мм противотанковые пушки, стали использовать против танков 76-мм непротивотанковую дивизионную пушку! Хорош универсализм!

Нашим кабинетным стратегам как-то в голову не приходило из-за бредовых идей универсализма, что если вражеские танки подошли к позициям дивизионной артиллерии, то это означает, что наша пехота на переднем крае уже уничтожена из-за слабой артиллерийской поддержки, а если дивизионную артиллерию расставить на переднем крае на противотанковых рубежах, то своя пехота остается полностью без артиллерийского огня и будет уничтожена противником.

Универсализм советской дивизионной артиллерии – это кретинизм советской военной мысли.

Сталин ведь требовал насытить войска пушками для борьбы с танками, он ведь не требовал оставить пехоту без артиллерийской поддержки.

Еще одним разумным, на мой взгляд, решением советского командования является исключение из состава артиллерии стрелковых дивизий тяжелых 152-мм гаубиц МЛ-20. У немцев эти орудия присутствовали на дивизионном уровне (15 cm sFH), у нас только на корпусном и в РГК. Это позволяло концентрировать тяжелую артиллерию на направлении главного удара. Теперь посмотрим, так ли замечательно обстояли дела у немцев, как рисует Юрий Мухин. Немцы столкнулись в 41-м с той же проблемой, что и РККА – 37-мм ПТП не пробивала брони средних и тяжелых советскмх танков и получила нелестное прозвище «дверной молоток». При этом основное орудие немецкой пехотной дивизии – 105-мм легкая гаубица – была для борьбы с танками малопригодна.

Да, разумеется, некоторые немецкие артиллеристы умудрялись из нее попадать в советские танки, но, по данным статистики, от огня 105-мм орудий до сентября 1942 г. наши теряли всего 2,9 % танков. Использование против танков 88-мм зениток не решало проблему, да и эффект от такого более чем 4-тонного «противотанкового орудия» был не столь большим, как принято считать. По статистике, до сентября 1942 г. на долю 88-мм зениток приходится лишь 3,4 % потерь советских танков.

Эти цифры означают только то, что легкие советские танки, да и Т-34, очень редко в те годы доходили до позиций дивизионной немецкой артиллерии. И до зенитной – тоже. Немецкая 105-мм гаубица была в состоянии вести борьбу с любыми танками, для чего она имела в боекомплекте не только бронебойные, но и кумулятивные выстрелы. Но немцам хватало на переднем крае 37-мм и 50-мм противотанковых пушек, которых в немецкой дивизии было 75 шт.

Здесь никакого преимущества перед советскими войсками, тоже использовавшими против танков 85-мм зенитку обр. 1939 года, немцы не имели. Выручала Вермахт 50-мм противотанковая пушка ПАК-38 – 54,3 % потерь советской бронетехники до сентября 42-го. Но при всех ее положительных качествах – высокая бронепробиваемость, малый вес (968 кг) – немцев не устраивала… слабость осколочно-фугасного снаряда, содержавшего всего 170 г ВВ (для сравнения – в снаряде ОФ-350 для ЗИС-3 содержалось 710 г ВВ). В результате в крупносерийное производство пошла ПАК-40, гораздо более громоздкая (1425 кг) и обладавшая ненамного более высокой бронепробиваемостью. Вопреки утверждениям Ю. Мухина, немцы выпускали к ПАК-40 осколочно-фугасный снаряд, могу даже назвать точные цифры. Например, в 1943 г. было выпущено 1347,9 тыс. осколочно-фугасных снарядов Sprgr. против 1592,6 тыс. бронебойных Pzgr. 39; 40,6 тыс. подкалиберных Pzgr. 40 и 1197,9 тыс. кумулятивных HL.Gr. (Данные из книги Hahn Fritz, Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933—1945). Интуитивно немцы, как мы видим, чувствовали необходимость 75-76-мм дивизионной пушки.

Приятно читать человека, который не счел за труд разобраться в немецкой интуиции. По данным сборника «Пехота вермахта» (Tornado, Riga, 1997 г.) немцы не производили осколочно-фугасных снарядов к противотанковой пушке pak 40, а указанные Вами снаряды произведены к танковым пушкам 7,5 см kwk 37 l/24 и 7,5 см KwK 37 L/43.[11]

Необходимо сказать и о том, что немцы в 1942-м сняли с производства 37-мм ПАК-35/36, а у нас «сорокапятка» оставалась на вооружении до конца войны. Почему? Помимо противотанковых функций 45-мм ПТП выполняла функции батальонного орудия, успешно выполнявшего функции сбивания пулеметов, поражения ДЗОТ в амбразуру. У немцев такого «универсального» батальонного орудия не было.

Повторяю: у немцев хватало гаубиц, чтобы не заставлять своих солдат катить под огнем к ДОТу пукалку и нести бессмысленные потери.

В отношении другого советского ноу-хау – 120-мм миномета немцы поступили проще, скопировав его в 1943 г. Бичом немецкой артиллерии была и малая подвижность тяжелых орудий, даже ПАК-40, использовавшая лафет от 10,5 cm IeFH 18/40, могла буксироваться со скоростью не более 10 км/ч, иначе просто разваливалась. В СССР тоже были проблемы с подвижностью артиллерии, во многом объяснявшиеся невысокими ТТХ тракторов. Но советские ЗИС-3 и 45-мм ПТП на автомобильных колесах с хорошим подрессориванием могли буксироваться на вдвое-втрое большей скорости обычными грузовиками, которых было в избытке. Можно назвать только одну область, в которой наблюдалось превосходство немцев – это зенитные автоматы. Вследствие увлечения Тухачевского универсальностью дивизионной артиллерии, в направлении зенитных возможностей РККА была отброшена назад в развитии зенитных автоматов, и преодолеть промахи 30-х не удалось до конца войны.

Я думаю, мне удалось показать, что нет оснований предъявлять претензии к советской артиллерии Великой Отечественной. Три столпа, на которых держалась советская артиллерия – универсальность на полковом и дивизионном уровне, использование тяжелых минометов и концентрация тяжелых орудий на направлении главного удара, – в полной мере отвечали требованиям Второй Мировой. Советские артиллеристы сполна рассчитались с немцами за поражения Первой Мировой.

Профессионал, специалист никогда не пользуется универсальным инструментом. Только специализированный инструмент может дать настоящую продуктивность. А немцы были профессионалами войны и готовили себе специализированный инструмент: для борьбы с танками – противотанковые пушки, для борьбы с пехотой – гаубицы и минометы, с артиллерией – гаубицы и дальнобойные пушки, с авиацией – зенитные пушки.

И только наши довоенные «спецы» тухачевские и иже с ним (разве что – кроме Кулика) не сделали никаких выводов из опыта Первой Мировой войны. Поскольку, как пишет т. Исаев, и в других странах понимали, что к чему, и вооружали дивизионную артиллерию гаубицами.

Вот, скажем, универсальный инструмент – складной ножичек. В нем и собственно ножик, и отвертка, и шило, и ножницы, и масса другого. Но не только повар в ресторане, а и просто домохозяйка никогда не будут им работать на кухне. Ни один слесарь не будет работать его отверткой в мастерской, ни один портной не будет кроить ткань с его помощью. Почему?

Во-первых. Универсальный инструмент из-за универсализма гораздо хуже специального и создается исключительно для случаев, когда работа им маловероятна (не ожидается), но может случиться. В таких исключительных случаях можно помучиться и с универсальным инструментом. Но если работа предполагается, то тогда профессионалы возьмут специальный инструмент. О чем думали наши военные специалисты, заказывая универсальную дивизионную пушку? Что стрелять из нее не придется?

В. Г. Грабин создал «универсальную» дивизионную пушку ЗИС-3 и собственно противотанковую 57-мм ЗИС-2 на одном лафете – у них разные только стволы. «Универсальная» пушка ЗИС-3 при стрельбе по живой силе и артиллерии противника значительно уступала любой гаубице, а для борьбы с танками была в полтора раза менее пригодна, чем пушка ЗИС-2. Противотанковая ЗИС-2 своим 57-мм снарядом пробивала на дистанции 1000 м броню толщиной 96 мм, а ЗИС-3 своим 76-мм снарядом на этой дистанции могла пробить только 61-мм броню, хотя была даже тяжелее ЗИС-2. Получили универсальную пушку и не против пехоты, и не против танков. А если бы по требованию Тухачевского сделать эту пушку так, чтобы она и по самолетам стреляла курам на смех? Вернее – «мессершмиттам» на смех?

Во-вторых. Универсализм оружия в реальном бою – обман. Умный противник (а в уме немцам не откажешь) бой ведет всеми родами войск сразу – и пехотой, и танками, и самолетами. Стреляя по пехоте с закрытых позиций, универсальная дивизионная пушка одновременно стрелять по танкам и самолетам не имеет возможности. И те качества универсализма, которые конструктор по требованию военных закладывает в пушку, становятся просто бессмысленными, мешающими в реальном бою.

Претензий к советской артиллерии ни у кого нет, есть претензии к тем, кто ее заказывал у конструкторов. Да, советские артиллеристы сполна рассчитались с немцами, и не их вина, что рассчитались они кровью советской пехоты и расчетов артиллерийских орудий.


Артиллерия | Военная мысль в СССР и в Германии | Танковый бой