home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Думать или верить

Во-первых. Если мне во имя России потребуется угробить «Дуэль», то я немедленно ее угроблю. Но не об этом речь.

Определить умственное расстройство у человека очень непросто. Пациента помещают в стационар и опытные психиатры долго с ним работают. А вот Вам, т. Костенко, и вашим друзьям не составляет труда моментально определить, что я спятил. Специалисты вы, оказывается, лучше Бехтерева.

Но когда Вам своим собственным умом нужно оценить размеры на фотографиях, оценить, что больше – 7 или 8 см – то вы вдруг становитесь «не специалистами». Интересно, в каком институте учат такой премудрости? Ваш ум оказывается бессилен оценить одинаковые ли по длине пальцы, шеи, челюсти и т. д. Вы бежите за консультацией к человеку с таким же умственным развитием, как у Вас – к судмедэксперту, – и он Вам авторитетно заявляет, что внешность подделать трудно. А ведь ее и не сильно старались подделать. Зачем?

Ведь если Вам завтра в качестве Ельцина покажут негра, что Вы будете делать? Правильно! Вы побежите к соседям, к судмедэксперту, а Вам скажут: «Да Мухин спятил, разве можно заменить Ельцина? Это Ельцин от болезни почернел. Такое бывает!»

И Дума, и редакторы оппозиционной прессы укомплектованы людьми с Вашими мозгами. Ведь они точно так действуют во всех вопросах.

Возьмите Зюганова. У него череп, как у Сократа, а такое впечатление, что мозгов в нем, как у месячного ребенка. «Ельцин» отделил Чечню, а Зюганов «не специалист» понять – отделил или нет? И обращается к «специалистам», чтобы те ему объяснили. Но поскольку он и «не специалист» прочесть Конституцию, то безошибочно обращается не в Верховный Суд, который по Конституции обязан дать ему это заключение, а в Минюст, который ему ничего не обязан.

Объясните, почему Вы с этим вопросом обратились к судмедэксперту? Он-то тут при чем? Какой из него «специалист» в области портретной идентификации личности? Лучше бы спросили свою жену, она-то уж наверняка делает экспертизу Вашей личности и морального облика. Получше судмедэксперта эксперт будет, если Вы, с этим своим другом, сами соображать не способны.

Причем, Ваша уверенность – это ведь не плод Вашего ума, а лишь присоединение к молчанию большинства – раз все молчат, значит, Мухин спятил. А Вы прикиньте, сколько из тех, кто встречается с «ельциным», заинтересованы в том, чтобы говорить об этом? И что ждет осмелившихся свидетелей? Вспомните – в октябре 1993 г. пленных защитников Дома Советов расстреливал не ОМОН, а приглашенная московская «братва». Кому охота получить пулю от «братвы», по приказу, который даст Чубайс?

Теперь о моей смерти. С чего Вы взяли, что ЦРУ заинтересовано убить меня? Сегодня я объективно все еще работаю на них.

После того, как я начал об этом писать, сразу же о двойниках перестали писать газеты РНЕ, которые до этого держали эту тему на своих страницах. Почему? Давайте представим, что никто бы об этом не писал вообще. Тогда слухи о смерти Ельцина стали бы объективными, их невозможно было бы пресечь или опровергнуть заинтересованностью источника их распространения. Нельзя было бы вызвать сомнение в их подлинности заинтересованностью Мухина в поднятии тиража «Дуэли» или тем, что это фашистская пропаганда. А так все ясно – это Мухин, гад, их распространяет, чтобы деньжат заколотить.

Я нужен ЦРУ до тех пор, пока не возникнет угроза, что я могу проломить вашу тупость. Ведь сегодня ЦРУ прячется за тупостью «русских патриотов», как за каменной стеной. И я, получается, за вашей тупостью тоже в безопасности. Я помогаю ЦРУ компрометировать слухи о смерти Ельцина. Я понимаю, что, даже, когда меня убьют, то от моей смерти, к сожалению, моей Родине толку будет все равно мало и даже наоборот. Прибегут, узнав об этом, наши патриоты домой, и будут своим деткам и жене хвастаться: «Вы видите, какой у вас папа мудрый. Мухин вякал, и его уже пришили. А я молчал и живой! И буду бороться за счастье России до самой ее смерти!».


Верующие | Код Ельцина | Кто эксперт