home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Предвоенное братание

В 1933 году к власти в Германии пришел Гитлер со своим антисемитизмом, возведенным в ранг государственной политики. Чего он хотел? В перспективе – чтобы в Германии жили только немцы. (Но это в перспективе, на самом деле до конца войны Гитлер так и не удалил всех евреев не только из важных отраслей экономики, но даже из армии.) В Германии для евреев была создана атмосфера ограничений и даже издевательств – этим Гитлер стимулировал выезд основной массы евреев из Германии. Ему в принципе было все равно, куда они уедут – в Бразилию или США. Но не все равно было сионистам, Гитлер для сионистов был бесценным подарком, они сразу же оказали ему поддержку и установили тесные отношения, поскольку были заинтересованы, чтобы евреи выезжали исключительно в Палестину.

Союз сионистов и нацистов не мог не сложиться. Обе политических идеи ставили себе целью создание мононациональных государств: нацисты – для немцев; сионисты – для евреев. И государства эти строились на разных континентах, абсолютно не мешая друг другу, в связи с чем нацисты охотно пошли на союз с сионистами, а через них – с международным еврейством.

Американский историк, еврей по национальности В. Пруссаков сообщает об этом союзе следующее:

«Напомним о малоизвестном событии, весьма красочно иллюстрирующем тесное сотрудничество духовных собратьев. В начале 1935 года из германского порта Бремерхавен отправился в Хайфу большой пассажирский пароход. Его название „Тель-Авив“ было начертано на борту огромными ивритскими буквами, а на мачте того же парохода гордо реял нацистский флаг со свастикой. Судно, направляющееся в солнечную Палестину принадлежало видному сионисту, а капитаном был член национал-социалистической партии. (Американский журнал „Историкал ревью“ № 4, 1993 г.) Что и говорить: абсурдная картина! Но при всей ее внешней абсурдности она исключительно точно отражает реальные взаимоотношения сионистов и нацистов.

Никогда „сионистская работа“ не была более действенной и плодотворной, чем в Германии 1933-38 гг. Молодой берлинский раввин Иоахим Принд, перебравшийся впоследствии в США и ставший главой Американского еврейского конгресса, в книге „Мы, евреи“, опубликованной в немецкой столице в 1934 г., откровенно радовался национал-социалистической революции, „благодаря которой покончено с ассимиляцией, и евреи снова станут евреями“.

В 30-е годы значительно увеличился тираж журнала „Юдише рундшау“. „Сионистская деятельность достигла в Германии невиданного размаха“, – удовлетворенно отмечала американская „Еврейская энциклопедия“.

С особым энтузиазмом и пониманием к нуждам „новых израэлитов“ относились в СС. Одно из эсэсовских изданий в течение всего июня 1934 г. писало „о необходимости повышения еврейского национального самосознания, увеличения еврейских школ, еврейских спортивных и культурных организаций“, (ф. Никосия. „Третий рейх и палестинский вопрос“. Издание Техасского университета, 1985 г.).

В конце того же 1934 г. офицер СС Леопольд фон Мильденштейн и представитель сионистской федерации Германии Курт Тухлер совершили Совместный шестимесячный вояж в Палестину для изучения на месте „возможностей сионистского развития“. Вернувшись из поездки, фон Мильденштейн написал серию из 12 статей под общим названием „Нацист путешествует по Палестине“ для геббельсовской газеты „Ангрифф“. Он выражал искреннее восхищение „пионерским духом и достижениями еврейских поселенцев“. По его убеждению, „нужно всячески содействовать сионизму, ибо он полезен как для еврейского народа, так и для всего мира“. Видимо, для того, чтобы увековечить память о совместной поездке нациста и сиониста, „Ангрифф“ даже выпустила медаль, на одной стороне которой была изображена свастика, а на другой – шестиконечная звезда Давида. (Журнал „Истори тудей“. Лондон, № 1, 1980 г.).

Официоз СС газета „Дас Шварце Кор“ в мае 1935 г. посвятила свою передовую статью поддержке сионизма: „Недалеко то время, когда в Палестину вернутся ее сыновья, отсутствовавшие более тысячи лет. Мы от всего сердца приветствуем их и желаем им лишь самого наилучшего“.

В интервью, данном уже после войны, бывший глава сионистской федерации Германии Ганс Фриденталь говорил: „Гестапо делало в те дни все, чтобы помочь эмиграции, особенно в Палестину. Мы часто получали от них разнообразную помощь…“ (ф. Никосия. „Третий рейх и палестинский вопрос“).

Когда в 1935 г. конгресс национал-социалистической партии и рейхстаг приняли и одобрили нюренбергские расовые законы, то и „Юдише рундшау“ поспешила одобрить их: „Интересы Германии совпадают с целями Всемирного сионистского конгресса… Новые законы предоставляют еврейскому меньшинству свою культурную и национальную жизнь… Германия дает нам счастливую возможность быть самими собой и предлагает государственную защиту для отдельной жизни еврейского меньшинства“.

В сотрудничестве с нацистскими властями сионистские организации создали по всей стране сеть примерно из 40 лагерей и сельскохозяйственных центров, в которых обучались те, кто намеревался переселиться на „землю обетованную“. Над всеми этими центрами и лагерями гордо развевались бело-голубые флаги со звездой Давида.

Правильно утверждает современный британский историк Дэвид Ирвинг: „Гитлер хотел вынудить евреев уйти из Европы. Именно в этом он и усматривал „окончательное решение еврейского вопроса“.“

„Но союз сионистов с нацистами касался не только культурно-хозяйственных вопросов. В 1937 г. представители боевой еврейской организации „Хагана“ встретились в Берлине с Адольфом Эйхманом, отвечающим в Германии за еврейский вопрос, и в том же году Эйхман посетил „Хагану“ в Палестине. Было договорено, что „Хагана“ будет представлять интересы Германии на Ближнем Востоке. А в 1941 г. с Германией заключила договор о совместной войне с Англией еврейская террористическая организация „Лехи“ (Lochame Cheryth Israel), которой руководил Ицхак Шамир – будущий премьер Израиля“.» [289]

Поскольку здесь всплыло имя нациста Адольфа Эйхмана, непосредственно связывавшего Гитлера с сионистами, то интересна его дальнейшая судьба. После Второй мировой войны этот нацистский преступник с чьей-то помощью (кто бы это мог быть?) покинул побежденную Германию. Историк И. Галкин пишет:

«… Эйхман спокойно проживал в Буэнос-Айресе по адресу: Оливос, ул. Чакабуко, д. 4261. В Аргентину он перебрался почти сразу после войны, пройдя через американский фильтрационный лагерь, где ему была сделана операция по удалению его личного номера (63752), который татуировался на теле у каждого члена СС. Ему удавалось спокойно жить до осени 1957 г., когда агент „Моссад“ прокурор земли Гессен Ф. Бауэр сообщил директору „Моссад“ Исеру Харелу, что Эйхман собирается приступить к работе над своими воспоминаниями.

В официальной версии „Моссад“ о похищении Эйхмана не говорится о его мемуарах. Летописцы этой организации утверждают, что буквально с конца Второй мировой войны еврейские вооруженные организации (в частности „Ханокмин“ – бригада в составе английской армии, а позднее и „Моссад“) приложили массу усилий к отысканию этого военного преступника. Это не могло быть правдой. Найти его не представляло труда, поскольку Эйхман жил в Аргентине под своей собственной фамилией. Однако интерес со стороны Израиля был проявлен к нему только осенью 1957 г. после информации Бауэра о мемуарах. Как только тогдашний премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион узнал о них, он сразу же отдал приказ Моссад выкрасть: Эйхмана.

…Большие сомнения вызывает и версия непосредственных участников вывоза нациста из страны. Вот как: она описана офицерами „Моссад“: „Было решено выдать Эйхмана за одного из членов экипажа запасного самолета компании „Эль-Аль“, подгулявшего в Буэнос-Айресе. Нациста до самолета должны были вести под руки двое „подвыпивших пилотов“, громко распевая песни, смеясь и пошатываясь. Перед выездом с конспиративной квартиры Эйхмана одели в форму летчика израильской авиакомпании. Врач специальной иглой сделал ему укол, притупляющий чувства. Он плохо понимал, что происходит вокруг, но мог идти, поддерживаемый с двух сторон. Пленник настолько вошел в роль, что даже напомнил сотрудникам „Моссад“ о том, что нужно надеть на него пиджак, когда они забыли это сделать. „Будет подозрительно, если на вас будут надеты пиджаки, а на мне – нет“, – проинструктировал их Эйхман“.

Если человеку вкалывают сильный наркотик или транквилизатор, и он „плохо воспринимает, что происходит вокруг и может идти только поддерживаемый с двух сторон“, он обычно не помнит о своем пиджаке и не способен никого инструктировать. Значит: вся операция по вывозу была спланирована и проведена совсем по-другому (однако операция эта описана многими, в том числе и аргентинскими источниками); либо Эйхману ничего не вкалывали и он свободно мог вырваться из рук израильтян в аэропорту или привлечь к себе внимание криком, либо своих похитителей Эйхман воспринял как спасителей или, по крайней мере, как союзников.

Спустя сутки, 21 мая 1960 г., самолет с Эйхманом на борту приземлился в Израиле в аэропорту Лидда. А 11 апреля 1961 г., начался закрытый процесс (стоило ли красть человека, чтобы судить его закрытым судом?). 31 мая 1961 г., всего через полтора месяца после начала суда, Адольф Эйхман был казнен через повешение.

… Эйхман мог надеяться на снисхождение и помощь в государстве, которое объявило своей официальной идеологией сионизм, укреплению которого он так помог в годы существования Третьего рейха. Однако он ошибся. Он стал реальной угрозой, и его откровения могли сильно повредить новой политике Израиля. Получив от Эйхмана гарантии (его семья оставалась в Аргентине в пределах досягаемости Моссад) в том, что он не оставил на свободе никаких записей и дневников, его уничтожили. Нацизм выполнил свою задачу. Массы евреев из Европы были выдавлены нацистами в Палестину. Теперь перед сионистами стояла задача изобразить себя наиболее потерпевшими от фашизма и наложить оброк на ФРГ. Уже спустя полгода после казни Эйхмана между канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром и премьер-министром Израиля Давидом Бен-Гурионом был заключен секретный договор о поставках из ФРГ в Израиль в уплату за „зверства нацистов“ новейшего вооружения для войны с арабскими странами.»

Как видите, это та страница истории, которая сегодня старательно вычеркнута из учебников. В результате историки, чтобы связать концы с концами, в причинах начала Второй мировой вынуждены, как я уже писал, объявлять слабоумными не только Гитлера, но и всех остальных политиков Западной Европы. Иначе как объяснить, что Франция накануне войны с Германией снизила производство оружия и перешла на 40-часовую рабочую неделю? Чем объяснить, что премьер-министр Великобритании Невиль Чемберлен сначала объявил войну Германии, а потом начал к ней подготовку (у Англии даже винтовок не хватало), а Черчилль, призывавший готовиться к войне, считался экстремистом и в английском парламенте всегда был в меньшинстве? Почему нападение Гитлера на Польшу всех так ошарашило?


Холокост советских евреев | Крестовый поход на Восток. «Жертвы» Второй мировой | Союзники