home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Союзники

Союз сионистов и нацистов для Гитлера был очень ценен, ради него Гитлеру можно было пожертвовать и Польшей, поскольку за сионистами стояло влиятельное еврейство всего мира. Только зная об этом союзе, все события, предшествовавшие войне, и все события войны, можно связать в единую логическую цепочку.

Давайте повторим: Гитлер приходит к власти, начинает вооружаться, вторгается в демилитаризованную Рейнскую область, присоединяет Австрию. А во всей Европе тишь и спокойствие. Почему? Потому что все знают, что это подготовка к походу против коммунизма, против СССР. Какие-то телодвижения обозначила Франция, но ни Франции, ни Англии просто нет необходимости вооружаться или делать какие-то военные затраты, несмотря на призывы экстравагантного Черчилля.

Но вот и начало передела Европы, начало войны: Гитлер требует себе Судетскую область Чехословакии. Все понимают, что судетские немцы ему нужны для войны с СССР и чешская военная индустрия нужна для тех же целей. Ко всеобщей досаде, еще в 1924 г. Франция заключила с Чехословакией военный союз против тогда еще не гитлеровской Германии. Но это не беда, Франция и Англия в Мюнхене разрывают союз и заставляют Чехословакию сдаться Гитлеру.

В марте 1939 г. Гитлер захватывает всю Чехию, и теперь от него ожидают того, что он обещал, и того, что он обязан был сделать, – нападения в союзе с Польшей на СССР. Все были уверены, что Гитлер разгромит СССР и займется делами устройства немцев на новых землях. Война закончится, и Франции с Англией просто глупо тратить деньги на подготовку к войне – ведь их участие в ней никак не предусматривалось.

Это логично, и западные политики тех лет отнюдь не были идиотами.

Но вдруг, совершенно неожиданно для Запада, Гитлер нападает на своего союзника по предстоящей войне с СССР – на Польшу. Это абсолютно нелогично!

Англия теперь не может оставаться безучастной и обязана вступить в войну, невзирая на степень своей готовности к ней. Почему? Великобритания – великая империя, над ней никогда не заходит солнце. Но голова этой империи – остров у берегов Европы. Если на континенте возникнет очень сильное государство, оно сможет захватить остров и… конец империи! Поэтому во все времена политика Англии строилась на противовесах в Европе: не дать созреть на континенте очень сильному союзу без противовеса в виде другого союза. Если от какого-либо союза возникнет опасность (он станет очень сильным), Британия примкнет к другому. Сильна стала наполеоновская Франция – Британия примкнула к России и Германии против Франции. Стала сильна к 1914 г. Германия, Британия примкнула к Франции и России против Германии.

То, что Гитлер собирался покончить с коммунизмом в России и за счет ее территориально увеличиться, Британию не пугало. В противовес Гитлеру были Франция и Польша, которые численностью населения не уступали Германии. Но после разгрома Польши Англия на континенте уже не могла организовать союз, равный по силе Германии. Нападая на Польшу, Гитлер загонял Англию в угол. Он, казалось бы, сошел с ума – ведь он основой своей политики всегда ставил мир с Британией! Как это понять? Действительно – не понять. Если не вспомнить и об интересах сионистов – главного союзника Гитлера.

Что дает сионистам совместное нападение Гитлера с Польшей на СССР? Ничего! Палестина не освобождена от британского протектората, и евреи в нее не едут. А страны Европы, в которых сосредоточен максимум евреев, пригодных для заселения Палестины, – Польша и СССР.

В Польше 3,5 млн. некоммунистических евреев и, в отличие от немецких евреев, они, при нападении на Польшу Германии, окажутся в бесправном состоянии. Их можно будет против воли отправить в Палестину.

Вы скажете: евреи были полноправными гражданами Польши, как же их можно было без их согласия даже из уже покоренной Польши куда либо переселить, чтобы весь мир при этом не возмутился? Да, это проблема, и сионисты решили ее следующим образом. Историк Роже Гароди в «Мифах Израилита» пишет:

«5 сентября 1939 года, через два дня после объявления Англией и Францией войны Германии, Хаим Вейцман, председатель еврейского агентства, написал премьер-министру Англии Чемберлену письмо, в котором информировал его, что „мы, евреи, на стороне Великобритании и будем сражаться за демократию“, уточнив, что „еврейские уполномоченные готовы немедленно заключить соглашение, чтобы можно было использовать все наши людские силы, нашу технику, нашу материальную помощь и все наши способности“. Перепечатанное в „Джуиш Кроникл“ 8 сентября 1939 года, это письмо представляло собой настоящее объявление еврейским миром войны Германии и ставило проблему интернирования всех германских евреев в концлагерях как „выходцев из народа, находящегося в состоянии войны с Германией“.»[290]

Надеюсь, вы поняли из этой цитаты, что, объявив Гитлеру войну, сионисты дали ему юридическое право собрать всех евреев на подконтрольных территориях в концентрационные лагеря (интернировать), а затем выслать их из страны, куда Гитлер, а не они, пожелает. Это находится в полном соответствии с законами войны и нормами международного права. Как только в 1941 г. Япония и США вступили в войну, в США были арестованы и помещены в лагеря 112 тысяч лиц японского происхождения, из которых 78 тысяч были американскими гражданами. Объявив Гитлеру войну, сионисты прикрыли его юридически от всех возможных обвинений в насилии над евреями. После войны, на заседании Нюрнбергского трибунала, на котором судили руководителей Германии, об этом акте агрессии евреев против Германии и о праве Гитлера посадить евреев в лагеря в ответ на этот акт, все дружно «забыли».

Сконцентрировать евреев сначала в гетто, а затем в лагерях легко, поскольку объединенные сионизмом евреи за всю Вторую мировую войну не сделали ни единого выстрела по немцам, не произвели ни единого акта саботажа. И сдерживал евреев сионизм, больше ведь некому.

За всю войну имеется единственный факт еврейского сопротивления – это восстание евреев варшавского гетто в 1943 г. Дело в том, что немцам катастрофически требовались рабочие руки на оборонные заводы, а евреев из гетто в Варшаве привлекать на эти работы можно было только в добровольном порядке. Евреи от работы уклонялись. Тогда немцы их всех переселили из гетто в трудовые концентрационные лагеря и заставили работать силой на заводах синтетического каучука и бензина. В конце переселения часть евреев в варшавском гетто оказали немцам вооруженное сопротивление, при подавлении которого было убито 3 немецких солдата. Сейчас это Варшавское восстание считается величайшим актом сопротивления фашизму, и никакие партизанские движения Белоруссии или Югославии не могут сравниться в пропагандистской шумихе с этой еврейской доблестью. Но даже с этим восстанием не все так просто.

Еще раз дадим слово Роже Гароди: «Примечательно, что во время празднования 50-й годовщины восстания в варшавском гетто глава израильского государства потребовал у Леха Валенсы не давать слова Мареку Эдельману, помощнику руководителя восстания, одному из выживших.

Марик Эдельмандал в 1993 году интервью Эдуарду Альтеру, корреспонденту израильской газеты „Гаарец“, в котором он напомнил, кто были настоящие создатели и герои „Европейского боевого комитета“ варшавского гетто: социалисты из Бунда, антисионисты, коммунисты, троцкисты, Михаил Розенфельд, Маля Циметбаум, сам Эдельман и меньшинство левых сионистов из Поалей Цион и Гашомер Гацаир.

Они сражались против нацизма с оружием в руках, как это делали евреи-добровольцы интернациональных бригад в Испании: более 30% американцев из бригады Авраама Линкольна были евреи, которых порицала сионистская пресса, потому что они сражались в Испании, вместо того, чтобы ехать в Палестину.

В польской бригаде Домбровского из 5000 поляков 2250 были евреи.

Эти героические евреи сражались на всех фронтах в мире, вместе со всеми антифашистскими силами, а сионистские руководители в статье их представителя в Лондоне, озаглавленной „Должны ли евреи участвовать в антифашистском движении?“, отвечали „нет“ и указывали одну цель – „обустройство земли Израильской“.» [291]

Даже годы не сгладили ненависть евреев-сионистов к евреям-коммунистам. Это же надо – на уровне президентов вмешиваются, чтобы не дать ветерану сказать правду о войне. Закончим мысль Гароди о том, что пришлось претерпеть лидерам сионизма в борьбе за Гитлера: «Наум Гольдман, президент Всемирной сионистской организации, а позже Всемирного еврейского, конгресса, рассказывает в своей „Автобиографии“ о своей драматической встрече в 1935 году с чешским министром иностранных дел Эдуардом Бенешом, который упрекал сионистов в том, что они своей Хааварой нарушают бойкот Гитлера и что Всемирная сионистская организация отказывается организовывать сопротивление нацизму.

„За мою жизнь мне приходилось участвовать во многих неприятных беседах, но никогда я не чувствовал себя таким несчастным и пристыженным, как в течение этих двух часов. И чувствовал всеми фибрами, что Бенеш был прав“.»[292] Но ничего – справились сионисты со стыдом и в развязывании Второй мировой войны приняли самое активное участие.

Как видите, нападение Германии в союзе с Польшей на СССР сионистам (спасибо им!) ничего не давало, ведь и Палестина была не освобождена. А вот нападение Гитлера на своего союзника Польшу давало много.

Никому в мире нападение Германии на Польшу не было выгодно – ни самой Германии, ни Англии, ни Франции, – никому. Только сионистам и СССР (два противника – Германия и Польша – били друг друга). Но считать, что Гитлер осмысленно действовал в пользу своего врага Сталина, от которого он и потерпел впоследствии поражение, – глупо. Значит, он действовал в пользу сионистов.

И вот 1 сентября 1939 г. Германия нападает на Польшу, а 3 сентября Англия все же объявляет войну Гитлеру.

Гитлера можно считать авантюристом – очень рискованные цели он ставил перед Германией (захват России). Но его ни в коем случае нельзя назвать авантюристом по складу характера. Он по-немецки тщательно готовил все конкретные операции и действия. Предугадывая будущую войну как войну моторов, национал-социалисты еще до прихода к власти под эгидой партии создали Автомобильный корпус, что-то вроде ДОСААФ, в котором проходили обучение будущие кадры армии. К концу 30-х учебная база этого корпуса составляла 150 тыс. автомобилей и мотоциклов. Такая же организация была и для подготовки летчиков, да и создание военно-воздушных сил началось Гитлером с того, что каждый второй самолет строился учебным.

Экономика Германии была настолько хорошо продумана и созданы настолько высокие мобилизационные запасы, что никакие бомбардировки англо-американской авиации не смогли уменьшить производство оружия в Германии. Они даже не уменьшили темпов роста производства оружия.

Почти все гитлеровские генералы обвиняют Гитлера в том, что в августе 1941 г. он остановил наступление на Москву и предназначенные для этого войска отправил на север и на юг. Генералы считают, что Гитлер допустил грубейшую ошибку. Но дело в том, что Гитлер боялся фланговых ударов по группе армий «Центр» с севера и с юга, т. е. это его генералы по отношению к нему авантюристы, а он действует, как очень осторожный человек.

Смотрите, в 1937 г. Гитлер планирует провести захват Судетской области Чехословакии только в 1942 г. – через 5 лет. Именно к этому времени вооруженные силы Германии стали бы достаточно сильны, чтобы справиться с Чехословакией и ее союзницей Францией. Но вдруг, совершенно неожиданно, безо всякой военной подготовки он уже через год предъявляет ультиматум Франции, Англии и Чехословакии и захватывает Судеты. Причем вооруженные силы Германии в этот момент были так слабы, что вряд ли могли справиться с армией одной Чехословакии. Авантюра? Да, все это выглядит со стороны Гитлера авантюрой. Но если мы вспомним, что союзниками Гитлера были сионисты и что они могли гарантировать Гитлеру невмешательство Англии и Франции и отказ Чехословакии от помощи СССР, то тогда действия Гитлера авантюрой уже не выглядят. Это взвешенный расчет сил с учетом реальных сил своего союзника – международного еврейства.

Ведь когда премьер-министры Англии и Франции Чемберлен и Даладье предали чехов в Мюнхене, то по приезде на родину их встретили толпы ликующих англичан и французов – люди радовались, что их политики «спасли их от войны» [293]. А мы знаем, что радоваться и негодовать людей заставляет пресса, которая уже в то время была либо под прямым влиянием евреев, либо продажной.

А вот если выбросить из истории союз сионистов с нацистами, то приходится объяснять, что Гитлер в Мюнхене, вопреки своему характеру, пошел на авантюру, и она ему сошла с рук ввиду того, что Чемберлен, Даладье и Бенеш были трусливыми идиотами.

Мюнхен – это пробный камень дружбы сионистов и нацистов. Он подтвердил Гитлеру силу сионизма и то, что на сионистов можно положиться. Ему, по-видимому, не пришло в голову, что циничные международные еврей будут дружить с ним ровно столько, сколько им это будет выгодно, и до тех пор, пока им это выгодно.

В отличие от Чехословакии, у Гитлера никогда не было никаких планов войны с Польшей до весны 1939 г., когда он вдруг, порвав пакт о ненападении, предъявил Польше претензии по городу Данцигу и затребовал права свободного проезда через польскую территорию к Восточной Пруссии. Англия и Франция немедленно дали военные гарантии Польше, а накануне нападения Германии на Польшу еще и заключили с нею военный союз. Казалось бы, при таком развитии событий Гитлер должен был страшно удивиться, если бы Англия и Франция не объявили ему войну. Но вот что показывает работник тогдашнего МИДа Германии Шмидт о реакции Гитлера на объявления войны Англией, т. е. на то, что Гитлер обязан был ожидать, даже будучи трижды авантюристом:

«Гитлер окаменел, взгляд его был устремлен перед собой… Он сидел совершенно молча, не шевелясь. Только спустя некоторое время – оно показалось мне вечностью – Гитлер обратился к Риббентропу, который замер у окна: „Что же теперь будет?“ – сердито спросил он у своего министра иностранных дел…» [294]

Это не реакция авантюриста, авантюрист надеется на лучшее, но и худшее для него неожиданностью не является. Растерянность Гитлера можно объяснить только одним – кто-то гарантировал ему, что войны с Англией и Францией не будет. Кто? Кто пообещал ему это, как и в случае с Чехословакией, но не сдержал обещания, так как в его планы мир между Германией и Англией не входил? Если не сионисты, то кто?

Для Гитлера война с Англией была ударом, впоследствии он неоднократно будет предлагать Англии мир, но спросим себя: нужен ли был этот мир сионистам? Ведь Палестина все еще находилась под английской пятой, и Гитлер ее пока не освободил.


Предвоенное братание | Крестовый поход на Восток. «Жертвы» Второй мировой | Загнанный в угол