home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Приложение 2. Наш подлый друг

Сверхтайные договоренности руководителей воюющих стран с противником нельзя считать чем-то уж очень удивительным. При необходимости я докажу это массой дополнительных фактов, а сейчас просто констатирую: Черчилль в 1941 г. нас предал и заключил с Гитлером личный договор о «благожелательном нейтралитете». Текст и смысл этого договора 12 мая 1941 г. привез Черчиллю второй руководитель Германии Гесс. Правда, говорить о том, что Черчилль нас предал, было бы натяжкой: он ведь был патриотом только Британской империи, а не СССР, и всегда служил только ей. Таким образом, можно говорить о том, что Черчилль в неясной обстановке начала войны Германии с СССР и предполагаемого поражения СССР попытался поймать рыбку в мутной воде и выторговать у Гитлера для Британии условия будущего мира повыгоднее. Нет смысла говорить и о том, что это не Германия и Великобритания заключили между собой договор, поскольку вряд ли о нем знал с десяток человек в обеих странах. Немцы и англичане – солдаты и матросы, генералы и адмиралы – дрались между собой отчаянно, но Гитлер и Черчилль посылали их в 1941—1942 гг. драться туда, где решающей победы найти было нельзя.

Потом, после Сталинграда, когда стало ясно, что Германия никогда СССР не победит, Черчилль и последующие правительства Англии вплоть до нынешних сделали все, чтобы о соглашении «Черчилль-Гитлер» ничего не стало бы известно. Сегодня вам любой демократ скажет: кричать надо о пакте «Молотов-Риббентроп», а не о пакте «Черчилль-Гитлер».

Чтобы понять, что дело нечисто, посмотрите на него хотя бы в принципе. Да, Рудольф Гесс был наследником Гитлера, но он сам на боевом самолете перелетел в Англию (сам сдался в плен) еще тогда, когда не были совершены те преступления, за которые обвиняли на Нюрнбергском процессе нацистских преступников. Тем не менее его все равно судили и более того – приговорили к пожизненному заключению, которое он отсиживал в тюрьме г. Шпандау, в английском секторе оккупации Германии. Почему?

Когда он состарился, родственники стали просить освободить его, но англичане ему в этом отказывали на том основании, что СССР против. Но то, что «СССР был против», не помешало англичанам освободить (тоже получивших пожизненное заключение) Шпеера, Шираха, Функа, Нейрата, Редера и главу подводного флота Германии Деница – того самого, который приказал не спасать пассажиров и экипажи торпедированных британских судов. А Гесса, уже полупарализованного, – не выпустили. Почему?

Но вот прошел слух, что Горбачев согласен на его освобождение, и Гесс немедленно был убит в тюрьме, а его убийство выдали за самоубийство, грубо подделав «предсмертную записку». Англичане не дали немцам провести расследование этой смерти, а все вещдоки сожгли. Почему?

Еще момент. Хотя переписку и переговоры Черчилля со Сталиным англичане рассекретили сразу после войны, о переговорах Черчилля с Гессом не известно до сих пор. Почему?

После убийства Гесса англичане сначала объявили, что документы о результатах пребывания Гесса в Англии будут засекречены до 2017 г., потом, в ответ на возмущение, объявили, что эти документы несекретны. Но когда историки бросились их изучать, выяснилось, что им подсунули ничего не значащие бумажки с явными купюрами, а главный документ опять-таки засекречен «на неопределенно долгий срок». Почему?

Судите сами – стали бы британцы так позориться перед миром с убийством Гесса, с засекречиванием документа 60-летней давности, если бы им не было что скрывать?

Как Гитлер участвовал в «благожелательном нейтралитете», понятно – он, к недоумению своих генералов, продолжал войну в Африке, а не сосредоточил силы для высадки на Британских островах. Но чем Черчилль Гитлеру ответил? Оттяжкой высадки англичан на континент? Но ведь если говорить честно, то в 1942 г. англичане вместе с только что вступившими в войну американцами и не могли открыть в Европе второй фронт. Тогда чем?

Когда немцы напали на СССР, Черчилль немедленно заключил союз с нами и щедро пообещал помощь оружием и военными материалами. Возможно, он полагал, что пока помощь собирается, пока грузится на суда, пока идет, пока разгружается и переваливается под немецкими бомбами в сожженном Мурманске, пока вагоны с ней под бомбежками дойдут к фронтам, СССР уже сдастся, и эту помощь получит, по сути, Германия. Но СССР не сдавался, и оказалось, что английские и американские оружие и материалы больше всего бьют по немцам именно на Восточном фронте. А английский и американский народы, адмиралы и матросы начали проталкивать эту помощь весьма энергично; с 11 января по 30 мая 1942 г. в Мурманск прибыло 9 караванов (PQ-7 – PQ-16) общим количеством 102 судна, т. е. помощь союзников поступала с начала 1942 г. чуть ли не через каждые две недели. Получилось, что Гитлер со своей стороны договор о «благожелательном нейтралитете» выполняет, а Черчилль?

И вот наступает лето 1942 г. Немцы устремляются к Кавказу, а в Белом море тает лед, и теперь грузы можно поставлять не только в прифронтовой Мурманск, но и в сравнительно тыловой Архангельск. Английский и американский народы собирают помощь СССР, грузят ее на 34 судна, и караван этих судов получает номер PQ-17. Поскольку стало известно, что немецкая эскадра во главе с линкором «Тирпиц» базируется в Северной Норвегии в ожидании этого каравана, караван был защищен мощным эскортом боевых кораблей союзников (только у американцев было 22 корабля в непосредственном охранении PQ-17), а рядом, в прикрытии, шла эскадра для боя с «Тирпицем» – 2 линкора, авианосец, 8 крейсеров, 26 эсминцев, 16 эскортных и спасательных кораблей, 11 подводных лодок [338]. Это против «Тирпица», «Шеера», легкого крейсера и 8 эсминцев.

Поскольку «Тирпицу» в этом районе нечего было искать, кроме PQ-17, конвой был для него, как живец для щуки, – англичанам надо было вести этот караван в таком же порядке, пока немецкая эскадра сама не вышла бы на них.

При таком эскорте караван PQ-17 шел очень устойчиво и без труда отбил три воздушных налета немцев. Но дальше случилось то, чего и тогда не понял ни один моряк, и сегодня ни один историк внятно объяснить не может. Из британского адмиралтейства поступил приказ боевым кораблям союзников бросить караван и уходить на запад, а торговым судам рассредоточиться и идти в советские порты (на юг) самостоятельно. Мотивировка – сосредоточение английских боевых кораблей якобы для боя с «Тирпицем». Но ведь «Тирпиц»-то и шел к каравану, зачем же вы его бросили?! Причем приказ об оставлении PQ-17 поступил в ночь на 5 июля, а «Тирпиц» вышел в море аккурат после обеда 5 июля, когда авиаразведка немцев донесла, что английская эскадра удирает на запад. То есть, Черчилль «подставил» немцам караван. Если не учитывать его сговор с Гитлером, понять подобные действия действительно невозможно.

Итак, 5 июля, пообедав, немцы на «Тирпице» и «Шеере» вышли топить беззащитный караван PQ-17, но уже в 18.01 командир советской подводной лодки К-21 Н.А. Лунин скомандовал: «Аппараты… пли!»

Оцените сарказм истории.

Немцы затратили огромнейшие усилия, чтобы построить «Тирпиц», тратили огромные средства на его содержание, а использовать его в войне никак не могли (и за всю войну так ни разу и не использовали, пока англичане не додолбали его авиацией).

И вот единственный раз в истории «Тирпица» появился момент, когда можно было объяснить, почему немцы построили его, а не 2000 танков для Восточного фронта и почему дивизия здоровых мужиков всю войну обслуживала «Тирпиц», а не эти танки. Черчилль Родину предал – отдал на заклание 32 англо-американских судна с экипажами (2 судна были советские и до портов дошли), – чтобы немцы могли показать мощь своей военно-морской мысли, и надо же – командиру немецкой эскадры вздумалось выполнить противолодочный маневр и он меняет курс, а Лунин не успевает развернуть лодку, чтобы атаковать его торпедами носовых торпедных аппаратов! И вынужден бить по «Тирпицу» из кормовых аппаратов, заряженных торпедами для малотоннажных транспортов. В «Тирпиц» попадает всего две торпеды, но именно туда, куда надо, – и весь блестящий план «Гитлера-Черчилля» летит псу под хвост, поскольку «Тирпиц» получил тяжелейшие повреждения.

Оцените, сколько Николай Александрович Лунин спас жизней советских моряков. Англичане-то караван PQ-17 бросили, но ведь ему навстречу шел Северный флот, который его бросить не мог, а на этом флоте самыми крупными кораблями были эсминцы. Противостоять ни «Тирпицу», ни «Шееру» они не могли, но пришлось бы. С понятным исходом.

А ведь Лунин мог, когда его перископ торчал в центре строя немецкой эскадры, выпустить торпеды из носовых аппаратов куда попало (обстановку на поверхности видел только он), скомандовать погружение, а потом отчитаться, что он, дескать, «Тирпиц» атаковал, да ничего не получилось. Но нет – пересилил страх, выждал, прицелился… и вмазал! И получилось! Да как красиво получилось!!

Можно понять злобу немцев на Лунина, расстрелявших в Ростове-на-Дону его отца? Можно. А поставьте себя на место англичан. Как им оправдаться в позорном бегстве с поля боя, в результате которого немецкие подводные лодки и самолеты утопили 24 из 34 судов PQ-17?. Как объяснить, что 2 линкора, авианосец, 8 крейсеров, 26 эсминцев и 11 подводных лодок под британским флагом убоялись немецкой эскадры, которую остановила 1 (одна) советская подводная лодка? И на английских историков падает очень неприятная миссия – оправдать Черчилля и флот Его Величества. Дэвид Браун пишет об этом чуть ли не сквозь зубы: «Тирпиц» все-таки вышел в море, но только после полудня 5 июля – слишком поздно, чтобы настигнуть конвой. Немецкая служба радиоперехвата зафиксировала быстрые и точные донесения подводных лодок союзников (одной советской подводной лодке даже удалось провести атаку), и линкор был отозван на базу» [339].

Итак, по мнению англичан, «Тирпиц» отказался от участия в разгроме конвоя по двум причинам: во-первых, он уже не догонял караван PQ-17, во-вторых, убоялся, что не сможет подкрасться к нему незаметно от английской эскадры.

Сначала о второй мысли. До того, как англичане бросили караван, их уже трижды бомбили немцы, т. е. немцы прекрасно знали где, находится и караван, и английская эскадра. И «Тирпиц», выходя в море, не мог не знать от Люфтваффе, что английская эскадра уже, как минимум, 12 часов на всех парах уходит на запад. А «Тирпиц» шел на перехват каравана на восток, т. е. эскадры расходились на контркурсах. Чего ему было бояться?

Теперь о том мог бы «Тирпиц» догнать караван. Тут англичанин по-своему прав, – не смог бы. Поскольку караван шел немецкой эскадре навстречу. И «Тирпиц» не смог бы от него уклониться, даже если бы захотел. Английская эскадра бросила PQ-17 на восточной долготе 28° в 23.00 4 июля. Ближайший советский порт, в котором суда каравана могли быть минимум к ночи 7 июля, был Мурманск. Долгота Мурманска примерно 33°. А Лунин торпедировал «Тирпиц» вечером 5 июля у берегов Норвегии на долготе около 25°. Т. е. караван спускался с 76° северной широты почти по меридиану на юг и практически на этом же меридиане уже находился «Тирпиц». Ему раньше выходить в море не было смысла – и топлива больше сожжешь, и от аэродромов Люфтваффе удалишься. В расстояниях это выглядит так: до Мурманска судам каравана надо было идти примерно 900 км., до Архангельска – 1500. А «Тирпицу», чтобы выйти им наперерез, до меридиана Мурманска было около 300 км., Архангельска – 600 км. Да и скорость немецкой эскадры была минимум в два раза выше.

Все эти смешные объяснения англичан свидетельствуют только об одном – и через 60 лет их историки не могут найти внятного объяснения отказа «Тирпица» от атаки PQ-17 без признания заслуг Н.А. Лунина. Как до сих пор не могут найти внятного объяснения тому, почему Черчилль отозвал от PQ-17 английскую эскадру. А ведь и тут ответ ясен – отдав PQ-17 на заклание, Черчилль, якобы в тревоге за судьбу английских моряков и судов, прекратил поставки в СССР техники и вооружения на все лето тяжелейшего 1942 г. Следующий караван PQ-18 пошел в СССР только в сентябре. Так что свой долг перед Гитлером Черчилль выполнил как честный человек. По-своему честный.


Кругом одни победы | Крестовый поход на Восток. «Жертвы» Второй мировой | Библиография