home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фальсификация в ГЕОХИ

ГЕОХИ. Нам остаётся рассмотреть претензии Ю. И. Мухина к тем нашим учёным, которые привели в работах результаты исследования некоторых американских лунных образцов. Таких работ, как указывалось выше, всего 5 (на самом деле больше) и с авторами этих статей у Ю. И. Мухина разговор, конечно, особый.


Ю. И. МУХИН. А почему так быстро закончили с «зарубежными коллегами»? Почему ГЕОХИ не обсудит удивление иностранных учёных от того, что в пробах «Лунны-16» почти нет редкоземельных металлов? Зато кадмия в 200 раз больше, чем в американском «лунном грунте». И молибдена с вольфрамом — на два порядка больше. Хотя индия меньше. И т. д. и т. п. Я, понимаешь, старался, читал и растолковывал вам в ГЕОХИ, что написано в толстенной книге, а вы нос воротите? Нехорошо!

И потом, как понять, что в сборнике «на самом деле больше», чем 5 работ с результатами советских исследований американского «лунного грунта»? А сколько? Неужели 5,2? Врёт Назаров и боится: скажешь 6, а «любознательный читатель» тут же спросит — а где шестая? И что ему ответить?


ГЕОХИ. Первый объект атаки — статья И. Д. Шевалеевского и М. С. Чупахина, которые проанализировали некоторые образцы «Аполлонов-11 и -12». В этой работе Ю. И. Мухина результаты самих анализов не интересуют и «единственно ценным в ней являлось только то, как от американских образцов отбиралась представительная проба для анализа». Оказывается, Ю. И. Мухин — специалист по пробоподготовке, и для того, чтобы убедить в этом читателя, детально и долго рассказывает о том, как из партии руды в 10 тыс. тонн получить представительную пробу весом 0,1 г. Этот процесс, разумеется, сложный, и его «интересует, как советские исследователи…из сотен (тысяч?) крупинок американского „лунного грунта“ отобрали те 10 мг, которые проанализировали». А раз про это ничего не написано, значит, дело нечистое. Более того, Ю. И. Мухин убеждает читателя, и также обстоятельно, что если он чего-либо не понимает в рентгено-спектральном анализе, то уж спектральный анализ для него просто родной. И его поражает: как это наши исследователи проанализировали американские образцы и тут же не проанализировали грунт «Луны-16». Опять дело не чистое. И, значит, ГЕОХИ вообще никакого анализа американского лунного грунта «не проводил — американцы прислали академику Виноградову бумажку с таблицей результатов химических анализов, а наши „учёные“ выдали эти результаты за свои».

Ну, во-первых, результаты анализа грунта «Луны-16», полученные теми же методами и теми же авторами, сообщаются в статье А. П. Виноградова с участием этих авторов на стр. 264. А во-вторых, лунный грунт — не руда и в статье всё написано, какие пробы анализировались. Просто надо иметь некоторое знание и подготовку, чтобы понять научный язык (в научных публикациях традиционная терминология или методы обычно не расшифровываются). Анализировался реголит. Это в первом приближении пыль, покрывающая поверхность Луны. Отбирались колонки реголита (по глубине), естественно, американскими астронавтами. На Земле эти колонки вскрывались и из них отбирались пробы с учётом слоистости. Это означает, что, например, в некоторой колонке на глубине от 10 до 20 см наблюдается визуально однородный материал. Часть этого материала отбирается для исследования и распределяется по разным лабораториям. Этот материал, следовательно, представителен по способу отбора, и речь здесь идёт не о тоннах, а о граммах. Из материала, переданного в ГЕОХИ, простой микролопаточкой взяли 10-15 мг реголита (пыли) и отдали для выполнения данного анализа.


Ю. И. МУХИН. Знаете, я по глупости полагал, что это самый простой вопрос для ГЕОХИ и Назаров на него ответит точно. Конечно, я и в первой статье называл ГЕОХИ непрофессиональными идиотами, но это для того, чтобы спровоцировать их на ответ — не дать отмолчаться, однако после того, что Назаров написал, остаётся только развести руками — он действительно мало что соображает в аналитической химии, хотя его контора имеет полное название «Институт геохимии и аналитической химии», а не «Рога и копыта».

Что значит «материал, следовательно, представителен по способу отбора»? Как это? Представительная проба — это небольшой объём материала, в котором процентное такое же содержание элементов, как и в среднем в том материале, от которого представительная проба отобрана. Эта проба представляет весь материал. Я же это объяснял в прошлой статье, и получается, что доктор геолого-минералогических наук этого совершенно не понял (я уже не говорю о том, что он этого, оказывается, и не знал).

Сам Назаров не является «представительной пробой» уровня квалификации всего штата ГЕОХИ, ведь если у него, доктора наук и завлабораторией, такие знания, то чего ожидать в среднем от остальных? Не существует проб «представительных по способу», поскольку даже для одного и того же материала отбор представительной пробы можно провести различными способами.

Мне могут сказать, что Назаров доктор минералогии-геологии, а не аналитической химии. Но, во-первых, невозможно быть геологом и не знать, как отобрать представительную пробу для анализа, например, пробу от месторождения, которое нашёл. Во-вторых, Назаров ведь не знает элементарного и из геологии. Вот он написал: «Анализировался реголит. Это в первом приближении пыль, покрывающая поверхность Луны». Геолог ни в первом, ни в десятом приближении не назовёт материал, имеющий размеры реголита, пылью. Пыль — это частички среднего размера 0,005 мм и максимального — 0,1 мм. Более крупные частицы переводят материал в разряд песка, который имеет размеры от 0,1 до 1мм. В реголите же половина всего количества частиц более 0,1 мм, около 15% — выше 1мм, и около 5% — выше 2 мм. Поскольку увеличение диаметра частицы в 2 раза приводит к увеличению её веса в 8 раз, то реголит это уже даже не песок — это мелкий щебень с пылеватыми фракциями.

И в ГЕОХИ для ответа «Дуэли» не нашли никого умнее, кроме этого убожества? Хоть в суд подавай на них за оскорбление газеты!

Назаров с Галимовым сообщают «любознательным читателям»: «Отбирались колонки реголита (по глубине), естественно, американскими астронавтами». Не астронавтами на Луне, а кацманавтами в Голливуде! Для того чтобы американские астронавты на Луне могли отобрать «колонки реголита (по глубине)», их надо было снабдить буровыми снарядами или хотя бы штыковыми лопатами. А в НАСА про этот инструмент забыли! Ну не врубились сразу, а потом стало поздно. Повторю. Американский специалист Р. Льюис в разделе «Человек на Луне» книги под редакцией К. Гэтланда «Космическая техника» даёт исчерпывающий перечень инструментов, который имели американские астронавты «на Луне»: «1. 16-миллиметровая кинокамера на штативе! 2. Магазин с 35 мешочками. 3. Совок. 4. Молоток. 5. Гномон. 6. Плотномер. 7. Захват. 8. Цветная карта и маршрут движения». И никаких буровых снарядов, лопат, пеналов или трубок для колонок: «По окончании работ на поверхности Луны астронавты возвратились обратно во взлётную ступень, с помощью блока и троса поднимали на борт мешочки с образцами…» Для подъёма 30 кг груза, который на Луне весит всего 5 кг, даже блок с тросом не забыли, но про инструмент для отбора колонок молчат. Зато Галимов с Назаровым журчат нам про колонки лунного грунта — очень уж им хочется, чтобы их государство им было «обязано существованием».

Теперь по поводу утверждения Назарова, что материал, с которого отбиралась проба, был «визуально однородный». Какой он был визуально однородный по своему кусковому составу, я написал выше. А однородность реального лунного грунта по минералогическому и, соответственно, химическому составам такова (%): «шлак — 38; брекчии — 30; габбро — 13,5; базальт — 7,3; стекло — 4,3; анортозит — 3; сфероиды — 1,3; разные — 3,1». Габбро — это основные породы с низким (менее 50%) содержанием кремнезёма, стекла — кислые, с высоким (более 50%) содержанием кремнезёма (двуокиси кремния). Если вы для отправляемой на рентгеноспектральный анализ пробы весом 10 мг возьмёте 5 кусочков габбро — будет один результат анализа, возьмёте 5 кусочков стекла — другой, возьмёте 5 брекчий — третий и т. д. Так как, по Назарову, отбирали пробу, чтобы она представляла средний химсостав всего реголита?

Вы мне скажете, что речь о кусочках не идёт, что Назаров написал: «…в ГЕОХИ простой микролопаточкой взяли 10-15 мг реголита (пыли)». Это он молодец! Он ведь про реголит ничего не знает. Если реголит в своей массе содержит 4,3 % стекла, то в пылевых фракциях (кусочках) — от 17 до 94%! Отбирать для анализа пыль из реголита мог только круглый идиот. Даже если этот идиот и был вооружён микролопаточкой.

Вот этим и хороша Москва для подобных «профессионалов». В любой заводской лаборатории они бы до пенсии мыли химическую посуду да ещё и под присмотром добросовестного лаборанта. А в Москве: один — доктор наук, второй — академик. «Дорогая моя столица…» Ну, очень дорогая!


ГЕОХИ. Затем Ю. И. Мухин атакует сразу три статьи об оптических свойствах лунного грунта. Здесь оказывается, что Ю. И. Мухин не только специалист в области анализа и пробоподготовки, но он прекрасно ориентируется в оптике и даже в кирпичах. Подход, однако, тот же: авторы данных статей упрекаются в том, что они детально не описали свойств, изученных ими американских лунных образцов, тогда как свойства грунта «Луны-16» обстоятельно описаны. Если так, то эти исследователи «в глаза не видели американского „лунного грунта“». Но больше всего достаётся М. В. Ахмановой и др., которые инфракрасные спектры отражения грунта «Луны-16» измерили до 13 мкм и углах от 0 до 75°, а американских образцов — только до 8 мкм и углах 15 и 30°. Как же так, удивляется Ю. И. Мухин, если сравниваются советские и американские кирпичи, то все размеры должны быть указаны, а раз этого нет, то «американцы этих данных не прислали, а „лунного грунта“ от „Аполлонов“ никто в Москве в глаза не видел».

Во всех этих публикациях номера изученных американских образцов сообщаются. Это означает, что все характеристики легко найти в соответствующей американской литературе. Описываются поэтому только наши образцы. К этому можно добавить, что и советскому лунному грунту в этих статьях по оптике не даётся исчерпывающей характеристики. Например, не описана его химия, имеющая для оптических параметров принципиальное значение, и, следовательно, можно пользуясь логикой Ю. И. Мухина, утверждать, что и наш лунный грунт в этих работах не изучался. Предмет работы М. В. Ахмановой и др. не состоял в сравнении по размерам советских и американских кирпичей. Изучались оптические характеристики лунного реголита. Это нечто другое. Авторы показали, что для образца «Луны-16» диффузное «отражение постепенно падает практически до нуля при 9-10 мкм». Следовательно, характеристическая часть спектра распространяется до 8 мкм и поэтому образцы «Аполлона» измеряются до 8 мкм. Кто же будет работать с нулевыми значениями? И модельные смеси земных материалов измерены также до 8 мкм, хотя некоторые из них и показывают высокое отражение, но для интерпретации данных важна область именно до 8 мкм. То же самое и с углами.


Ю. И. МУХИН. Нахальство, конечно, у определённых народов считается вторым счастьем, и они, наверное, завидуют Назарову с Галимовым — счастливчики! Ведь Назаров извратил всё с точностью до наоборот: «Кто же будет работать с нулевыми значениями?» — вопрошает он. Отвечаю: ГЕОХИ в лице «МЛ. Ахмановой и др.». Они грунт «Луны-16» исследовали до длины волны 12 мкм, при которой значение R было около 1%, т. е. у нулевого значения. А американцы бросили свои исследования на волне 8 мкм, когда значения R были 5-8%. И это прекрасно видно из рисунка в их статье, который я дал и в прошлый раз (рис. 17).

Назаров навязывает «любознательному читателю» мысль, что если «номера изученных американских образцов сообщаются», то, значит, и сами образцы в ГЕОХИ изучались. Тут не знаешь, что и сказать. К примеру, в статье Назарова сообщается, что он доктор геолого-минералогических наук, а кому от этого хоть какой-то толк?


ГЕОХИ. Ну и последняя нечестная работа: статья Ю. Беляева и Т. Ковешникова о содержании ртути. Здесь мы, конечно, узнаем, что г-н Ю. И. Мухин силён и в геохимии ртути. На «нехорошие мысли» Ю. И. Мухина наводит то, что авторы не сообщают, «ни сколько они получили американского „лунного грунта“ для анализа, ни как он выглядел». Не изучили авторы и распределения ртути по фракциям американского лунного грунта, и, самое главное, не замечают они полученную ими разницу содержания ртути в американских и наших образцах, а разницы не должно быть. Значит, никаких американских образцов у авторов не было.

Проблему сходства и различия мы уже комментировали. Правда, в данном случае Ю. И. Мухин, основываясь на своих глубоких познаниях геохимии ртути, подчёркивает, что её содержание должно быть одинаковым в советских и американских лунных образцах, поскольку ртуть — мобильный элемент и её концентрации должны достичь некоторого равновесного значения в экваториальных лунных широтах, на которых отбирались американские и советские образцы. Да, но, кроме подвижной, существует и связанная в минералах ртуть. В статье указывается, что только 15-20% ртути мобилизуется в лунных условиях. В статье сообщается и о массе проанализированных проб — 2 мг, и даются номера изученных американских образцов. А вот различные фракции американских образцов действительно не анализировались, иначе соответствующие данные были бы сообщены. Причина простая: к тому времени эти образцы ещё не были рассеяны на фракции.


Ю. И. МУХИН. Поясню для начала: «мобилизация» — это либо переход страны на военное положение, либо призыв в армию, либо приведение организации в состояние, способствующее решению стоящей перед ней задачи. Использовать слово «мобилизация» вместо слова «испарение» можно только в случае, когда «коровое вещество» головного мозга «отмобилизовалось» до сухого остатка.

Теперь по поводу того, что на Луне может находиться «связанная в минералах» ртуть. Это что за «связанная в минералах»? Связанная с чем — с минералом?

В природе ртуть находится либо в металлическом виде, либо в виде единственного своего природного соединения — киновари (соединение с серой). И Беляева с Ковешниковым это проверили. Зачем, по мнению нынешних умников ГЕОХИ, они определяли содержание ртути во фракциях? Поясню, поскольку они писали статью для специалистов, а не для Назарова с Галимовым, посему постеснялись в ней объяснять и так понятное. Если бы ртуть содержалась в реголите химически связанной с серой (в виде киновари), то тогда её процентное содержание в любых фракциях реголита было бы одинаковым. А если в реголите киновари нет, то тогда металлическая ртуть должна оседать и находиться только на поверхности кусочков, при этом, чем мельче кусочки, тем больше их суммарная поверхность, следовательно, в более мелких фракциях реголита ртути должно быть больше, чем в крупных.

Во фракции реголита «Луны-16» со средним размером 0,16 мм, ртути было 2,2 x 10^6, во фракции со средним размером 0,10 мм — 4,6 x 10^6, а во фракции размером менее 0,08 мм — 6,8 x 10^6%, т. е. вся ртуть на Луне находится в свободном, не связанном виде. Так о какой «связанной в минералах» ртути толкует ГЕОХИ?

Остаётся подчеркнуть: разные радиационные изменения в образцах грунта, резко отличное содержание ртути в американских пробах, наряду с резко отличной кривой поляризации отражённого от них света, — это прямые доказательства того, что американские пробы не лунного происхождения. Остальные несоответствия — косвенные доказательства этого.

И наконец. Назаров столько раз подтвердил никчёмность своей квалификации, что я уже и не знаю, из подлости или в силу глупости он сообщает «любознательному читателю», что Беляева и Ковешников получили от ГЕОХИ для исследований 2 мг «проанализированных проб» американского «лунного грунта». На самом деле эти 2 мг не масса всех американских проб, это навеска — частица пробы, используемая для одного определения. А по брехне ГЕОХИ, Беляева и Ковешников даже без параллелей (повторов) сделали 10 определений ртути в американском «лунном грунте». Другими словами, эти 2 мг не масса соли, полученная для приготовления всего обеда, а масса соли, которую положили в одно блюдо.

Теперь по поводу того, что к моменту начала работы Беляевой и Ковешникова, образцы американского «лунного грунта» «ещё не были рассеяны на фракции». Поясню «любознательному читателю»: для того чтобы рассеять образец на три фракции, нужно взять два сита с поддоном, высыпать в верхнее сито материал и поставить всё это на вибратор. Максимум через 5 минут высыпать рассеянные фракции из сит и поддона. У самого тупого, самого ленивого лаборанта это займёт 10 минут.


ГЕОХИ. Таким образом, советские исследователи честно исполняли свой долг. Они работали по 12-14 часов в сутки и стремились только обогатить наше знание. Им не платили повышенной зарплаты и не давали зелёной улицы для проведения лунных исследований, другие тематики не ущемлялись. Диссертаций по лунному веществу было защищено всего две: обе кандидатские — одна в Свердловске, другая в Москве. Однако наши учёные и представить себе не могли, что их публикации будут изучаться не для того, чтобы понять природу лунного вещества, а чтобы показать, какие они обманщики.

Остальная часть произведения Ю. И. Мухина основана на западных газетных сообщениях. Эту часть можно оставить без внимания, поскольку читатель уже догадывается, что и на Западе должны быть свои мухины — производители шума из ничего.

Последнее, на чём надо остановиться. Письмо г-на Ю. И. Мухина, опубликованное им в его газетном сочинении, пришло в ГЕОХИ почему-то в конверте депутата Госдумы Шандыбина, возможно, для пущей солидности. В этом письме Ю. И. Мухин не удосужился пояснить: для исследования какого вопроса нужны запрашиваемые им материалы. Естественно, дирекция и не стала утруждать себя их подготовкой. И была права, потому что Ю. И. Мухину всё было известно заранее. Могу заверить вас, уважаемый читатель: с г-ном Ю. И. Мухиным мы сотрудничать никогда не будем.


Ю. И. МУХИН. Это следствие любит, когда с ним сотрудничают такие, как вы. А мне-то это зачем? Всё, что нужно, вы уже сказали.


ГЕОХИ. А что касается американцев, то они на Луне были, и были первыми. Коллекция лунных образцов США — самая большая в мире и имеет основополагающее значение для познания Луны. Никто не отрицает и отечественных достижений. Нашим инженерам впервые удалось решить задачу доставки образцов с Луны автоматическими станциями. Эти образцы уникальны, поскольку дают представление о вещественном составе восточных районов Луны, не опробованных экспедициями «Аполлон».

М. А. НАЗАРОВ,

доктор геолого-минералогических наук,

зав. лабораторией метеоритики ГЕОХИ РАН


Ю. И. МУХИН. Опять понятие «опробовать» применяется вместо понятия «исследовать». Даже, по американским легендам, экспедиции «Аполлонов» в области геологии не то, что ничего не «опробовали» на Луне, они даже проб не отбирали — они взяли образцы. Так что придуркам из ГЕОХИ лучше ввести в свой «научный» волапюк не «опробованных», а «образцованных». Когда нам рассказывают казарменные перлы типа «и чтобы ни одного постороннего окурка не было в помещениях комнат», — мы смеёмся. А что делать, когда такой же идиотизм демонстрируют представители Академии Наук РФ?

Ну да ладно, давайте и я буду заканчивать. Представим, что нас обвиняют в том, в чём я обвиняю ГЕОХИ РАН, — что мы не сделали какой-то работы, за которую отчитались. Наша реакция на это обвинение? Правильно, мы не задумываясь и немедленно предъявим обвинителю эту работу.

Любая работа ГЕОХИ РАН, как и любого другого института, оформляется в виде «Отчёта о НИР» — отчёта о научно-исследовательской работе. В те годы отчёты о НИР печатались в 5 экземплярах, несколько из которых обязательно находится в библиотеке ГЕОХИ или в его архиве. Если ГЕОХИ работал с американским «лунным грунтом», то отчёты обо всех этих работах и по сей день должны храниться у него в библиотеке и быть абсолютно доступными, поскольку никакой тайны они не содержат.

Статьи в журналах и сборниках пишутся на основании отчётов о НИР, причём эти статьи гораздо короче (в них меньше информации), чем отчёты о НИР, и статей, как правило, в несколько раз меньше, чем отчётов.

И если бы ГЕОХИ РАН действительно в 70-х годах исследовал американский «лунный грунт», то первой реакцией и Галимова, и Кадика, и Назарова была бы отсылка меня к отчётам о НИР, выполненным ГЕОХИ в те годы по этой теме — типа: «Иди в нашу библиотеку и сам их читай!» Я ведь их об этом прямо просил дважды!

А теперь вспомните — в вышеприведённом тексте Назарова они с Галимовым хотя бы раз заикнулись об отчётах в библиотеке ГЕОХИ РАН? Ни разу! Назаров пишет, что исследователям ГЕОХИ было передано 3,1 грамма американского «лунного грунта», но не знает, кому и сколько. Но ведь это же есть в ваших отчётах о НИР, почему же не посмотрел? Назаров пишет, что этот грунт был передан более чем 5 исследовательским группам, но не знает скольким. Но ведь это же есть в ваших отчётах о НИР, почему же не подсчитал? Назаров, ничего не соображая в отборе представительных проб, пытается описать его самостоятельно. Зачем? Пошли секретаря в библиотеку, она тебе принесёт соответствующий отчёт, и перепиши из него нужное. Но Назаров этого не делает. Почему?

А вы знаете — ответ-то один! Нет, и никогда не было в ГЕОХИ никаких отчётов об исследованиях американского «лунного грунта». Не проводили они этих исследований!

От ГЕОХИ я реакции, естественно, не дождался, но в «Дуэль» по поводу этой статьи написал геолог А. Бланк. Его письмо я даю отдельной главкой.


Французы знали, что делают | Лунная афера США | Американо-советская афёра с Луной и родной землёй