home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Нигилизм и Бог

…слова «Бог мертв» не имеют ничего общего с мнениями «неверующих» в Бога…

До таких людей без веры нигилизм — судьба же их собственной вершащейся истории вообще еще не пробился.

М. Хайдеггер


Государственная идеология издохла. Появились «верующие» — люди, нуждающиеся в духовной опеке. Место Политбюро КПСС занял Бог, а Коммунизм переместился в загробный рай. Поэтому для нормального человека естественно звучит: «Бога нет. Его нет потому, что он не нужен даже верующим. Им-то нужен рай в загробной жизни, а Бог — это просто тот, без кого они рай не могут себе представить».

Теперь заменим в цитате слово «верующим» на «Ньютону, Фарадею, Ломоносову, Гегелю, Менделееву…» . Им-то нужен рай. (То, что вера есть непосредственное знание, основанное на живом религиозном опыте, автору цитаты в голову не приходит). Атеистическая часть «Бога нет, душа бессмертна» есть не атеизм, но атеистические убеждения, а с убеждениями не спорят, убеждения принято уважать.

Но если же смотреть на атеизм, как на собеседника, то от такого атеизма разумно кое-что потребовать и для начала следует потребовать интеллектуальной честности. И, стало быть, атеизм обязан исследовать объект отрицания: ведь нельзя же отрицать нечто, что для атеиста еще не продумано и от этого туманно.

В противном случае он отрицает не существование Бога, а под видом отрицания занят разоблачением распространенных представлений о Боге: таков, например, атеизм З. Фрейда, Э. Фромма. А. Камю, Сартра. (Богоборчество Ленина, Маркса — это превращенная религиозность, предмет темы о проявлении нигилизма в религии).

Если атеизм намерен исследовать объект отрицания, то он должен распрощаться с априорным «знанием» и превратиться в спрашивающую мысль, т.е. в философию. Конгломерат сочетаний атомов, комок материи наделен искоркой самосознания, которая спрашивает о себе, о Боге, о Вселенной. Что это такое? Вопрос лежит по ту сторону науки и несет на себе груз первородства.

Основной вопрос философии: «почему вообще есть сущее, а не наоборот, Ничто»? Здесь сосредоточена энергия удивления, без которого философия невозможна: Аристотель говорил, что в основе философии лежит удивление.

Мир дан нам в виде Природы и Истории. Исследуя мир как становление абсолютного духа, Гегель для облегчения понимания своей философии написал «Феноменологию духа». Группе американских психиатров были предъявлены страницы «Феноменологии» на предмет экспертизы. Официальное заключение: шизофрения.

Гегель нисколько бы не удивился и не обиделся. Он говорил, что философия, с точки зрения нормального человека, есть перевернутый мир, мир навыворот.

А что американские психиатры? Это нормальные образованные люди, люди науки — для них человек есть предмет научного истолкования. Для этого существуют обширные, взаимосвязанные науки: антропология, психоанализ, психология, психиатрия, социология. Люди науки порой посещают храм — пожрать духовности для душевного комфорта. Они «веруют».

Для верующего Бог не менее (на деле более) реален, чем облака в небе, горы, звезды… Наука при этом выступает в роли комментатора, почтительно и любовно демонстрирующего глубину и красоту мироздания. (В эпоху развертывания нигилизма она превращается в орудие тотального опредмечивания сущего).

Немецкий теолог Франц Овербек, друг Ницше, считал, что основной задачей теологии является «отыскивание слова, способного вызывать веру и хранить веру» .

Некоторым людям вера дается прирожденным даром: для 10-летнего Серафима Саровского или Василия Блаженного Бог и божественная сфера были яркой непосредственной данностью. Обычно же для приобретения религиозного опыта требуется долгая тяжелая работа.

Франц Овербек, Карл Барт, Пауль Тиллих и другие подвижники искали, как научиться этот опыт передавать другим. Проблема остается открытой — в соответствии с разворачиванием нигилизма как всемирно-исторического процесса.

Осмысляя слова Ницше «Бог мертв», то есть думая об одном и том же с Ницше, Хайдеггер приходит к такому выводу: «Ибо эти люди не потому не веруют в Бога, что Бог как таковой утратил для них достоверность, а потому, что они сами отказались от возможности веровать и уже не могут искать Бога. Они больше не могут искать, потому что перестали думать. Торчащие на площади бездельники упразднили мышление, заменив его пересудами…

Мышление же начнется лишь тогда, когда мы уже постигнем, что возвеличивавшийся веками разум — это наиупрямейший супостат мышления» .

(Не пригласить ли сюда американских психиатров?). Действительно, странно звучат слова Хайдеггера, да и кто он такой? А.А. Зиновьев говорит, что «нам» у Хайдеггера учиться нечему. (Отношение официальных философов к Хайдеггеру — это как домашние болонки лают на полярного волка). И все равно странно, разве мы не мыслим? Даже есть люди, которые уверены в том, что они думают и специально для них есть хорошая газета «Дуэль».

Одни читатели думают, что Бог есть, другие думают, что его нет. Главный редактор знает, что Бога нет, и из соображений гуманности щадит верующих — не доказывает им отсутствие Бога. Резонно спросить (меня): а какого черта ты тащишь Гегеля, Хайдеггера, американских психиатров, а сам от себя ничего не говоришь? Тащу для того, чтобы показать нетривиальность проблемы.

Если б я стал приводить научные доводы (в пользу существования Бога), то поступил бы глупо и нечестно.

Глупо потому, что наука здесь вообще не при чем.

Нечестно потому, что привлечением научных доводов я бы поступил богохульно — слишком уж низко ставя божественное достоинство.

Научные доводы хороши при доброжелательной заинтересованности собеседника, когда он готов разобраться; научные доводы — лишь средство создания необходимого интеллектуального фона. На самый-самый крайний случай, когда имеешь дело с хамским напором, есть такой аргумент: у тебя просто нет зрительного нерва и потому не видишь Солнца.

Существование Бога — наипростейшая Истина, равно как и факт бессмертия души. Именно простота неимоверно трудно дается человеку Новейшего времени. Это — одно из проявлений нигилизма, в который мы погружены по самую макушку.

О «Бога нет, душа бессмертна» я однажды сказал, что эта работа может служить представительным образцом мировоззрения, которое создается ясным дневным рассудком интеллектуала конца ХХ века, что это — человеческий документ, полный настоящей философии. Атеистическая часть — смачный плевок в лицо верующим; время такое паскудное, что приходится кротко писать пояснение, относиться к хамскому манифесту, как к вводной части философской работы.

Нигилизм, восходя в свою завершающую фазу, распаляется до слепящего сияния, рассудок достигает предельной ясности; бесцельность обезбоженности заговаривает себя манифестацией Великой Цели. Велика Симфония Больших Букв.

И это не шутка. Один буддист даже написал: Валерий Марксович, Юрий Игнатьевич, укажите нам великую Цель. (Мало ему Блаватской и Рерихов).

«Матерый босячище» «густо сказал»: «Человек — это звучит гордо!»

Эхом откликнулось: «Бога нет, душа бессмертна» .

Это, как сказал бы В.В Бибихин, нигилизм зажег свои искусственные огни.

Автор, который скромно именует себя Христианином, просто не понял, с чем он связался, подвергая работу Ю.И. Мухина грубой и поверхностной критике.

Как надо понимать эту работу?

Она есть квинтэссенция духовного состояния современного интеллигента научно-технической закваски; стало быть, необходимо работе Ю.И. Мухина придать презумпцию интеллектуальной честности.

Перед нами во весь рост встает проблема Науки и Религии, их взаимоотношений; и попутно, труднейший вопрос: истина научная и истина философская. Хорошим комментарием и источником идей для обсуждения этих вопросов является как раз «Бога нет, душа бессмертна». Ю.Л. Батулин.



Главное богохульство | Смысл жизни | Вся философия